ВСЕ СТРАХИ МИРА

17 сентября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 17 сентября-24 сентября

В середине 80-х годов прославившийся своими политическими триллерами американский писатель Том Клэнси выпустил в свет роман, название которого вынесено в заглавие этой статьи...

В середине 80-х годов прославившийся своими политическими триллерами американский писатель Том Клэнси выпустил в свет роман, название которого вынесено в заглавие этой статьи. В его понимании, все страхи мира олицетворяла новая, тогда еще не всеми распознанная угроза для человечества - международный религиозный терроризм. Роман-предупреждение, события которого разворачиваются вокруг взрыва исламскими террористами ядерного устройства на крупнейшем американском стадионе во время финального матча по футболу, поражает своей реалистичностью и сегодня читается как документальный. К несчастью, на пороге нового тысячелетия страхи, о которых писал Клэнси, не только не исчезли, но и многократно возросли - вряд ли кто-то будет спорить с тем, что в настоящее время чувствовать себя в безопасности не может никто из рядовых граждан даже самых высокоразвитых стран мира.

На Боннском саммите 1978 года международная общественность впервые приняла решение о введении санкций против государств, оказывающих содействие террористам, угоняющим за границу гражданские воздушные судна, или подстрекающих их к таким действиям. Тогда же и было одобрено общее определение террористической деятельности. Так что сегодня понятие «терроризм» распространяется на акты похищения людей, взятия заложников, взрывы бомб, угон транспортных средств, а также другую незаконную деятельность, «мишенью» которой являются невиновные люди. Сюда же относится и посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, представителя иностранного государства или международной организации, совершенное в целях прекращения его деятельности или мести за такую деятельность.

Во второй половине нынешнего века терроризм как массовое явление пришел в мир с Ближнего Востока, распространился на европейские государства, а сегодня активно «завоевывает» Северную Америку и Евразию.

«Священный террор»

Особенно опасной в последнее время становится террористическая деятельность, мотивацией которой являются религиозные убеждения ее организаторов и исполнителей. Политологи даже придумали ей специальный термин - «священный террор». Его стремительное распространение на планете сопровождается постоянным ростом пострадавших и все большей приверженностью террористов к массовым убийствам без оглядки на место проведения своих операций и выбор будущих жертв. Все это требует пересмотра современного представления о типичной террористической организации.

Действительно, до последнего времени традиционные группы террористов представляли собой глубоко законспирированные организации, постоянно планирующие и осуществляющие свои операции чаще всего при финансовой поддержке зарубежных государств, а то и при прямом руководстве последних. При этом после каждой своей атаки эти организации брали на себя ответственность за содеянное. Такими были теракты, учиненные активистами ОУН на территории Польши и Западной Украины, организацией «Хезболла» на улицах израильских городов и боевиками ИРА в лондонских кафе.

До последнего времени в поле зрения антитеррористических организаций ведущих стран мира было в общей сложности более 30 иностранных организаций, которые вели активную террористическую деятельность. В их числе - ближневосточные «Хезболла» и ХАМАС, латиноамериканские «Сендеро луминосо» и «Революционное движение Тупака Амару», действующая в Шри Ланке организация «Тигры освобождения Тамил илама», ведущая борьбу с правительством Турции Курдская рабочая партия, «Японская красная армия» и «Аум сенрике», Ирландская республиканская армия и организация баскских сепаратистов ЭТА. Все эти организации имели своих лидеров, программы, лагеря подготовки боевиков и т.д.

Последние же взрывы в США (во Всемирном торговом центре Нью-Йорка и административного здания в Колорадо), а также сентябрьские акции террористов в Москве свидетельствуют о появлении новой модели террористических групп - более или менее ситуативных объединений людей, собравшихся для проведения всего одной или в крайнем случае нескольких операций.

Наиболее известным вдохновителем подобных акций является «король террора» саудовский миллионер Усама бен Ладен, финансировавший и организовавший теракты на территории США, в Танзании и, как утверждают российские источники, последние взрывы в Москве. Действительно, судя по всему, во всех этих операциях принимала участие не конкретная организация, а небольшая группа боевиков, специально отобранных и подготовленных для проведения конкретной акции. Неудивительно, что такая новая категория «временно занятых» террористической деятельностью людей является значительно более опасной, чем ее предшественники.

У «священного» и обычного террора имеются абсолютно разные системы ценностей, механизмы исполнения акций и концепции морали. Для религиозных террористов насилие сродни отправлению ежедневных ритуалов, определяемых их вероисповеданием. В то время как традиционные террористы предпочитают тщательно выбирать жертвы для своих акций и чаще всего отказываются от «беспорядочного насилия», полагая, что оно является не только аморальным, но и контрпродуктивным, их религиозные коллеги считают его не только морально оправданным, но и необходимым.

К тому же, традиционные террористы рассчитывают на поддержку своих сторонников по политическим взглядам или людей, обиженных существующим режимом, и заявляют, что своей деятельностью защищают их интересы. Ну а сторонники «священного террора» действуют вовсе не во имя каких-то групп людей, а исключительно во имя себя самих. Эта особенность вместе с обостренным чувством отчужденности является причиной того, что эти террористы могут учинить практически безграничное насилие и выбрать для своих акций любую цель, полагая, что жертвами их актов может быть любой человек, не придерживающийся их религиозных взглядов.

Религиозный и национальный фанатизм позволяет террористам намного легче преодолевать психологический барьер на пути массовых убийств, чем это могла позволить радикальная политическая платформа их предшественников. Цели и тактика акций «священного террора», проведенных или планировавшихся в последнее время, свидетельствуют о довольно мрачной перспективе, связанной с возможностью новых, более жестоких актов фанатиков. Кроме организации взрывов в густонаселенных районах многомиллионных городов, они могут, к примеру, попытаться заразить системы водоснабжения крупных населенных пунктов бактериями, вызывающими массовые эпидемии, применить токсичные химические вещества в вентиляционных системах многоэтажных зданий, вывести из строя системы электропитания в городах и промышленных центрах и даже отравить продукты питания на крупных продовольственных складах.

Готовы стрелять, взрывать, отравлять...

В распоряжении современных террористов имеется достаточно большой набор средств, которые они могут использовать для достижения своих целей. Критерий для их выбора один: убить максимальное количество людей в кратчайшее время и с максимальной простотой для исполнителей. Естественно, пределом мечтаний террористов является ядерное оружие, пока, к счастью, им недоступное.

Из стрелкового оружия они предпочитают 9-мм полуавтоматические пистолеты и автоматы такого же калибра (в первую очередь знаменитый израильский «Узи»), а также автомат Калашникова различных модификаций. Последний полюбился террористам из-за своей доступности на «черном рынке» оружия и дешевизны, высокой убойной силы и неприхотливости в эксплуатации.

Особое внимание террористические организации уделяют и взрывчатым веществам. Наиболее простыми из них являются обычные ручные гранаты. Однако в последнее время все большее распространение получают мины-ловушки, срабатывающие как от электрических взрывателей, так и от фотоэлементов. Однако наиболее эффективными террористы считают все же бомбы, заложенные в автомобилях, припаркованных вблизи объектов, выбранных в качестве целей для терактов, а также спрятанные непосредственно в зданиях, в которых проживает или работает значительное количество людей. При этом мощность закладываемых таким образом бомб постоянно растет, достигая иногда эквивалента полутонны динамита. Наконец, последней разновидностью такого вида оружия террористов являются бомбы, находящиеся в портфелях, сумках и других предметах повседневного обихода, «забытых» исполнителями акций в людных местах, выбранных в качестве целей терактов.

Следующей разновидностью оружия террористов являются отравляющие вещества, чаще в жидком и газообразном состоянии, которые обычно распыляют в местах с ограниченным доступом воздуха (например, в метро) или внедряют в вентиляционные системы помещений.

Наконец, террористические организации ловко используют для своей деятельности современные средства массовой информации. Журналисты редко отказываются от искушения подать сенсационный материал, предоставляя террористам прайм-тайм для эксклюзивных интервью, часто помогая им в достижении своих целей. Кстати, во время последней чеченской кампании Россия вчистую проиграла Грозному информационную войну именно по причинам частого появления в российских телепрограммах «злых гениев» чеченского терроризма Радуева, Басаева и других. Несмотря на то, что в настоящее время Москва заявила о серьезном ограничении подачи в эфир подобных материалов, буквально на этой неделе один из лидеров ваххабитов полевой командир Хаттаб опять с телеэкрана грозил продолжать теракты в крупных российских городах.

Как победить террор?

Долгое время страны, страдающие от действий террористов, пытались решить свои проблемы самостоятельно, полагаясь лишь на специально созданные для этих целей подразделения, которые в послевоенный период появились практически во всех развитых странах мира. В США это группа «Дельта», подводные пловцы «SEAL» (известные больше как «морские котики») и отдельное управление ФБР, в Израиле - Моссад и 269-е антитеррористическое подразделение, в Великобритании - Специальная служба сухопутных сил и ВМС, в России - группа «Альфа» и Спецназ.

Конечно, из всех этих организаций особое внимание заслуживает Моссад, на который в соответствии с израильским законодательством возложена функция координатора всей системы израильских спецслужб и борьбы с арабским терроризмом. В его активе успешная операция по освобождению в 1976 г. в аэропорту города Энтеббе (Уганда) заложников из угнанного террористами самолета и уничтожение двенадцати палестинских боевиков, совершивших террористический акт против израильских спортсменов в 1972 г. во время Олимпиады в Мюнхене. Необходимо отметить, что для Моссад, как и для других израильских спецслужб, характерно то, что они, как правило, не прощают тех, кто покушается на безопасность граждан и государственные устои Израиля. При этом их меньше всего волнует реакция ООН и мирового сообщества. Очень часто наказание обставляется как несчастный случай или естественная смерть.

Однако большинство других стран пока не могут себе позволить действовать по израильскому примеру. Сегодня ближе всего к такому способу действий подошли только США, вынужденные искать новые, нетрадиционные пути борьбы с терроризмом. Но, в отличие от Израиля, они все равно стремятся закрепить новые подходы в национальном законодательстве и попытаться найти для них «лазейки» в существующем международном праве.

Так, в последнем варианте «Стратегии национальной безопасности США» подчеркивается, что до тех пор, пока террористы будут угрожать американским гражданам, Вашингтон сохраняет за собой право на самооборону посредством нанесения ударов по базам террористов и тем, кто их финансирует или активно поддерживает. Положения недавно принятых в США законов предусматривают расширение полномочий президента страны по использованию вооруженных сил для пресечения террористической деятельности как на национальной территории, так и за ее пределами. В частности, они могут привлекаться к акциям по захвату членов вооруженных террористических групп и организаций. В настоящее время в антитеррористической деятельности задействовано более 40 (!) федеральных министерств и ведомств. К тому же главной задачей разведслужб отныне является оперативное отслеживание обстановки внутри страны и за ее рубежом с точки зрения возможности совершения террористических актов.

Стройную систему борьбы с терроризмом пытается создать и Россия. В прошлом году в РФ вступил в силу федеральный закон «О борьбе с терроризмом». (Кстати, подобные законы в последнее десятилетие были приняты во многих государствах мира, от Турции до Испании и от Великобритании до США.) Он впервые в российской истории определил правовые и организационные основы борьбы с терроризмом, вопросы координации и порядок взаимодействия органов власти, а также права, обязанности и гарантии прав граждан. Примечательно, что субъектами, непосредственно осуществляющими борьбу с терроризмом в России в пределах своей компетенции, названы ФСБ, МВД, Служба внешней разведки, Федеральная служба охраны, Министерство обороны и Федеральная пограничная служба. Для координации деятельности указанных субъектов могут создаваться межведомственные антитеррористические комиссии на федеральном и региональном уровнях.

К сожалению, разработка всех остальных аспектов этой проблемы находится в России еще в зачаточном состоянии (в стране не принят даже закон о чрезвычайном положении), а «кавалерийским наскоком» проблему вряд ли можно будет решить. К тому же негативное влияние на создание указанной структуры оказало постоянное реформирование российских спецслужб, большинство из которых с начала 90-х годов сменило уже по нескольку «хозяев».

И последнее. Следует отметить, что лидеры ведущих стран мира постепенно приходят к пониманию того, что проблему международного терроризма невозможно решить в одиночку. А это значит, что необходимо разработать целую систему международного законодательства, направленную на борьбу с этим злом. Кое-что в этом направлении уже сделано. Кстати, последним документом по этому вопросу стала принятая Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1997 года Международная конвенция по предотвращению террористических актов с применением взрывных устройств. Она впервые создает международную основу для сотрудничества между странами с целью недопущения подобных инцидентов и гарантированного наказания виновных. Однако для того, чтобы она вступила в силу, необходима ее ратификация парламентами еще многих стран мира. К примеру, США (пострадавшие от террористических актов такого рода более других), несмотря на то, что подписали этот документ в январе 1998 года, приступили к его рассмотрению только сейчас - Билл Клинтон передал конвенцию для ратификации в Сенат после последнего московского теракта.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно