Восточная стратегия, или почему Владимир Путин — не брат

22 сентября, 2011, 09:07 Распечатать Выпуск №33, 16 сентября-23 сентября

Дилогия «Восточная стратегия», представленная Валентином Бадраком на недавно завершившем работу 18-м форуме издателей во Львове, состоит из двух романов «Родом из ВДВ» и «Офицерский гамбит».

Дилогия «Восточная стратегия», представленная Валентином Бадраком на недавно завершившем работу 18-м форуме издателей во Львове, состоит из двух романов «Родом из ВДВ» и «Офицерский гамбит». На первый взгляд, она посвящена выпускникам Рязанского воздушно-десантного училища. Один из них после засекреченной школы ГРУ в качестве офицера российской военной разведки оказывается на территории Украины. Второй полтора десятилетия воюет за имперские амбиции на Кавказе, пройдя чеченские войны и российско-грузинский конфликт.

Это то, что лежит на поверхности. Если заглянуть за декорации из душевных состояний героев, детально описанных систем подготовки в воздушно-десантном училище и военно-дипломатической академии, готовящей разведчиков Главного разведуправления Генштаба РФ, то за ширмой можно без труда разглядеть темный силуэт нового хозяина. Человека, присвоившего лавровый венок и самочинно зачислившего себя в касту избранных. Любопытно, что Путин сам практически не появляется на страницах книги, но его незримое присутствие угадывается повсеместно. Он стоит за каждым шагом героев, невольно исполняющих его волю — как на тайной войне в Украине, так и на явной войне в Чечне и Грузии.

Самое время сказать: стоп! Ведь это не обвинительный акт политику, не признающему никакой иной Украины, кроме «русской». Или, скорее, российской. Это в первую очередь художественное произведение, потому все происходящее на ее страницах стоит принимать как минимум сквозь призму персонального восприятия действительности автором. И все-таки, описание борьбы российской политической элиты за влияние на Украину, выведенное на основе реальных событий 2006 — 2009 годов, не вольнодумство автора. Нарисованные картинки покажутся правдивым всем тем, кто те события пропустил через себя. Тем, кто позволил себе быть хотя бы пристальным наблюдателем, фиксирующим этапы информационной войны против Украины, российский лидер никогда не покажется близким. И уж тем более, никогда — братом. В «Восточной стратегии» автор утверждает: конфликт элит Украины и России был искусственно перенесен на народы, а за поступки государственных деятелей расплачиваются рядовые украинцы и россияне. На переднем плане книги — активная работа российских спецслужб на территории Украины, конкретные информационные операции, которые, кстати, можно легко сверить с реальным временем нашей недавней истории. От «случайной» высадки десанта на Феодосийском побережье и скромного срыва военных учений в 2006 году до личного участия «хозяина Кремля» во время выступления на саммите в Бухаресте в 2008-м и появления «пугалок» войной для украинского народа. А еще, что, может быть, самое неприятное, — создание массированной книжной атакой пагубной иллюзии о пришествии в мир «героического Путина». Можно не соглашаться с утверждением автора, что в мировой большой политике начала XXI века практически нет места великим личностям, что саркози, меркели, берлускони — тоже всего лишь средневесы, некий сбалансированный психотип, который вызывает доверие у большинства. Все, конечно, относительно. Для обработанного информационной машиной россиянина и Петр, и Сталин, и Путин, — выдающейся менеджеры. Для думающего украинца — они душители всякого национального проявления, и потому вряд ли могут вызывать восхищение. Но, кажется, не только читатель-украинец должен осознать, что Путин — не друг, не брат, и не герой. Россиянин, гибнущий за империю на Кавказе или настраивающий соседние государства на одну волну с путинской Россией, должен, кажется, особенно остро ощущать, как цинично его используют.

Потому призрачность и демонизм заретушированной тени Путина в «Восточной стратегии» особенно контрастирует с бесчисленным множеством его светлых образов, выведенных российскими авторами. И более всего, с неживым образом «брата», представленного определенными окололитературными кругами в Украине. Суггестия Путина давно не воспринимается украинцами, она окончательно вышла из моды, когда и россияне поперхнулись огульным расползанием спецслужбситских принципов на все сферы бытия. Поэтому и бунт героев книги против системы Путина также кажется символичным. Это мятеж не против личности, но знаковый протест против силового выкорчевывания ментальных архетипов прошлого.

Главный вопрос, поставленный в книге: почему Украина сделала шаг назад, в прошлое?! Вследствие того, что Россия окрепла за счет роста цен на нефть, и стала диктовать свои условия Европе? Из-за того, что лидеры ключевых европейских государств отказались от борьбы за Украину? Или потому, что системная слабость и непоследовательность украинской власти быстро вызвали оскомину у консервативных европейцев? Был ли страх славянской войны весомым аргументом для западных умов? Сложно утверждать, но реалии таковы, что Украина в качестве буферной зоны более всего устраивает Европу. И наверняка, не последнюю роль в построении украинских перспектив сыграл приход к власти в США Барака Обамы, — впервые с момента обретения Украиной независимости она стала откровенно неинтересна Вашингтону.

Говорят, история учит. Если мы того желаем. Что нам может открыть, пожалуй, самый двусмысленный период жизни Украины, ее новейшая история 2006 — 2009 годов?

Владимир Путин стал первым политиком в новой истории Украины, который стал открыто презирать ее права, пришел в Киев с хлыстом укротителя. Первым главой государства, риторика которого может квалифицироваться специалистами как применение информационного оружия против нации. Это четко зафиксировано в «Восточной стратегии», отсюда пошел разлом жизненной монограммы страны. Не исключено, в этом может заключаться главный урок новейшей истории, который в книге кодифицируется в немой призыв научиться оберегать свой дом. Может быть, украинцы слишком запутались в паутине собственных представлений, если позволяют себе молча выслушивать назидательные речи из Кремля? Ведь настоящий хозяин не позволит ни высокомерия, ни фамильярно-снисходительного отношения к своему дому друзьям или недругам. И если каждый гражданин будет относиться к Украине, как к родному дому, — независимо от языка и вероисповедания, — то и путины-медведевы не будут позволять себе лишнего. И кстати, это не мешает украинцам любить и уважать россиян, восхищаться русской литературой, преклоняться пред величием общих предков, хранить общие символы культуры, оставаться терпимыми к цивилизационным выборам соседних государств.

Важно и то, что борьба Москвы за максимальный контроль над Киевом продолжается и поныне. Уже речь идет не о влиянии на украинскую власть, нужен пульт управления украинской ментальностью, образом мышления, символикой. Сегодня есть намерение завершить то, что было начато в 2006 — 2009 годах и описано в книге. Среди прочего, вслед за получением энергетического рычага Москве понадобится тотальное влияние Московского патриархата, глобальное доминирование в украинском пространстве русского языка, бескомпромиссный контроль украинской сферы безопасности.

Экзистенциальный вопрос для Украины не снят с повестки дня. Несмотря на то, что статусные особы с победоносными лицами вещают о величии двадцатилетней страны, стоит задуматься: не тешим ли мы сами себя опрометчивыми иллюзиями? Ведь у выпуклой картины национального строительства есть один явный изъян — отсутствие объединительной идеи для всей нации, и отсутствие у тех, кто назвался элитой, желания или, может, способности, ее формировать. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно