ВЛАДИСЛАВ СТРЖЕЛЬЧИК: НУЖНО ВО ЧТО-ТО ВЕРИТЬ

29 сентября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 29 сентября-6 октября

Умер Владислав Стржельчик. В это трудно поверить. Не только потому, что душа всегда сопротивляется неизбежным разлукам с любимыми людьми...

Умер Владислав Стржельчик. В это трудно поверить. Не только потому, что душа всегда сопротивляется неизбежным разлукам с любимыми людьми. Стржельчик был, казалось, самим воплощением добротности актерской субстанции и полной благополучности актерской судьбы.

Один из самых блистательных «товстоноговских мастеров», он успел в ранней молодости пройти Школу-студию БДТ (мастерская замечательного Бориса Бабочкина), успел сняться перед самой войной в фильме Юлия Райзмана «Машенька», где минимальная по словесному и игровому материалу роль белогвардейского офицера потребовала от начинающего актера немалого мужества: его героя выбрасывали вниз головой с четвертого этажа!

Пройдя войну с первого до последнего ее дня рядовым 92-й стрелковой дивизии, он вернулся в БДТ в 1946 году. И остался в нем навсегда.

Судьба не уготовила ему ни «ухода» в Москву, как Смоктуновскому, Дорониной или позднее, Борисову, ни негласной опалы, как Юрскому. Он вырос в БДТ до народного СССР, Героя социалистического труда и лауреата многих премий, включая самую последнюю — профессиональный приз «Золотой софит» этого года.

Стала воистину всенародной его кинослава, счастливо поспевшая за театральной в середине 60-х, после выхода на экраны «Гранатового браслета», где Стржельчик проникновенно сыграл купринского аристократа Николая Николаевича, и, конечно, после «Войны и мира», где его Наполеон — одна из лучших актерских работ фильма.

Неслучайно, когда в 1991 году Стржельчика чествовали в связи с его 70-летием, юбилей напомнил те старые капустники, коими БДТ некогда славился не меньше, чем своими репертуарными спектаклями. Это было искрящееся театрализованное действо, полнейший антипод былому советскому официозу, причем на игривый лад всё это мероприятие с самого начала настроил тогдашний министр культуры РСФСР Юрий Соломин, подписавший ее приветствие юбиляру: «Адъютант Вашего Превосходительства»! И почетная грамота за подписью Б.Н.Ельцина не придало юбилею никакой серьезности. На редкость требовательный к себе Стржельчик был вообще против организации этого юбилея, считая, что нечего, мол, устраивать «пир во время чумы». Однако на самом празднестве он великолепно выглядел — уж никак не на 70! — светился обаянием и артистизмом, плясал канкан с молодым кордебалетом Музкомедии, вел в танго восхитительную Нину Ургант, целовался напропалую с «маленькими лебедями», исполнил вместе с К. Лавровым, Л. Неведомским и Вс. Кузнецовым песню из спектакля «Четвертый», — словом был что называется и в форме, и в ударе! Кстати, КПСС на этом чествовании расшифровывалось как «Клуб Поклонников Славы Стржельчика», отчего «Слава КПСС!» звучало совсем по-новому.

Тот вечер был окрашен еще и ностальгией по прошлому, по незабываемой театральной весне, когда в театр ходили, как в храм, и мера участия искусства в жизни была неизмеримо выше нынешней.

Ленинградцы старшего поколения помнят молодого неотразимого Стржельчика, прирожденного героя-любовника с чертиками в глазах, аристократа, упоительно сыгравшего в 1946 году в американской пьесе «Дорога в Нью-Йорк», а чуть позже, в 50-х в таких спектаклях, как «Шестой этаж» французского поэта и драматурга Альфреда Жарри, «Синьор Марио пишет комедию» итальянца А. Николаи. Но освоение классического репертуара началось для Стржельчика в кино, в позабытых ныне фильмах-спектаклях, таких как «Враги» по пьесе М.Горького (1953 г.), «Слуга двух господ» по пьесе К.Гольдони (1953), «Достигаев и другие» по пьесе М.Горького (1959 г.). В том же 1959-м Стржельчик блестяще сыграл Цыганова в горьковских «Варварах» на сцене БДТ, а через год вышла на экраны замечательная лента М.Швейцера «Воскресение» по роману Л.Толстого со Стржельчиком в роли графа Шенбока. Через год он сыграет Кулыгина в товстоноговских «Трех сестрах», а следом за ними (уже заслуженным артистом РСФСР) — Репетилова в знаменитом «Горе от ума», чья первая редакция, в которой, помнится, в левом углу задника красовалось пушкинское «Черт догадал меня родиться в России с умом и талантом», как известно, была запрещена.

Трудно поверить, что в юбилейном интервью 1991 года Владислав Стржельчик сетовал: за последние десять лет не сделал в театре ничего значительного. Но в словах этих — не столько правда о реальной ситуации, сколько взыскательность художника. За те десять лет, на театральную бедность которых Стржельчик жаловался в 1991 году, он сыграл в дуэте с Алисой Фрейндлих Берри Кэшмена в пьесе Нила Саймона «Последний пылкий влюбленный». Бостонский продюсер Натан Слезингер трумфально провез этот дуэт по русской Америке, а в самом Петербурге спектакль несколько лет подряд держал марку самого кассового!

В те же годы Стржельчик сыграл Актера в горьковском «На дне», профессора Серебрякова в «Дяде Ване» и Тетерева в возобновленных «Мещанах». Тогда же артист выступил в новой для себя роли: Владимир Спиваков пригласил его участвовать в вечере, где исполнялась оратория Генделя «Мессия»: Стржельчик читал новеллу Стефана Цвейга, посвященную Генделю. Спиваковский замысел имел огромный успех и был воплощен не только на сцене БДТ, но и в Московском зале имени Чайковского. Были и новые работы в кино.

Когда будущему Артисту было всего пять лет, родители прочили его в музыканты. Малыш пел в хоре мальчиков при ленинградской капелле и даже всерьез дирижировал военным оркестром в Александровском саду! Не став музыкантом, Стржельчик пронес музыку сквозь всю свою жизнь, органично наполнив его и само свое актерское естество, и многие свои роли. Достаточно вспомнить его Николая Рубинштейна в фильме «Чайковский», Князя в искрометной «Хануме» и Сальери в «Амадеусе» на сцене БДТ. В этих ролях актер не просто демонстрирует свое умение музицировать, петь и танцевать. К точному психологическому рисунку своих персонажей артист мастерски добавляет все разнообразие ощущений, мыслей и чувств, привнесенных в их жизнь самим миром музыки. Стржельчик — уникальный обладатель универсальной артистической пластики, в которой всегда сквозит и дышит музыкальное начало. Думается, что секрет убедительности его созданий в его внутренней одухотворенности. Тайнам мастерства учат и учатся, но тайна таланта навсегда пребудет Тайной.

Удивительна широта его творческих достижений — от вершин философско-трагедийной классики Шекспира, Пушкина, Гоголя и Чехова до комедийно-музыкальных находок «Ханумы», от блистательного вхождения в роли исторических личностей, будь то Наполеон, русские цари (Николай I в фильмах «Сон», «Третья молодость», «Зеленая карета», Александр II в «Софье Перовской») или римские правители («Визит вежливости» Ю. Райзмана) до ролей в таких остросюжетных лентах как «Майор Вихрь» или «Корона Российской империи». Особняком в этом ряду стоит, конечно же, «Адъютант Его Превосходительства», роль генерала Ковалевского.

Вслед за «Пылким влюбленным» дуэт Фрейндлих—Стржельчик возродил «Старомодную комедию» Александра Арбузова. И вслед за Петербургом этому спектаклю аплодировали и Москва, и Буэнос-Айрес, и Берлин, и Тель-Авив. Весной этого года мы должны были увидеть его в Америке — под названием — «Осенние встречи».

18 февраля в телефонном разговоре с Натаном Слезингером Алиса Фрейндлих дрожащим от беды голосом сообщила об инсульте Стржельчика. Это случилось, когда в БДТ заканчивались репетиции шекспировского «Макбета», грандиозного спектакля в постановке нового главного режиссера театра Темура Чхеидзе. Владислав Стржельчик с большим подъемом, со страстью изголодавшегося по высокому искусству мастера играл короля Дункана. И ничто не предвещало трагедии. После похорон Стржельчика Чхеидзе скажет: «Мне легче поставить восемь новых спектаклей, чем заменить его в тех восьми, которые он играл в свои 74 года...»

Вот эти восемь спектаклей: «Амадеус», «Пылкий влюбленный», «Призраки», «На всякого мудреца довольно простоты», «Мещане», «На дне», «Старомодная комедия», «Макбет». Трудно не заметить, что в этом списке есть по меньшей мере два шедевра, бесконечно дорогих зрителям БДТ нескольких поколений: это «Мещане» и «Цена». Последний, по пьесе Артура Миллера, заслуживает отдельного разговора.

Как это ни парадоксально, но именно главная роль в этом спектакле по пьесе Артура Миллера, роль 90-летнего еврейского оценщика Соломона Грегори, которую Стржельчик играл без дублеров уже более четверти века, именно эта роль считается среди самых высоких ценителей театра лучшим созданием Артиста. Не случайно, что делясь здесь с самыми разными людьми скорбной вестью, прилетевшей к нам из Петербурга, я слышал, как при имени Стржельчик чаще всего вспоминались «Адъютант Его Превосходительства», «Ханума» и «Цена». И как символично, что перед самым уходом, перед полной потерей дара речи Стржельчик-Грегори успел по-стржельчиковски неповторимо сказать со сцены: «Я вам дам маленький совет: не в том беда, что вы разучились во что-то верить — это еще полбеды — а в том беда, что вам все равно нужно во что-то верить. Вот что самое трудное. И если вы не умеете этого, вы конченной человек».

... А через полтора месяца после звонка Алисы Фрейндлих в Бостон врачи установили, что это не инсульт, а злокачественная опухоль мозга. 6 апреля в нейрохирургическом институте на Маяковской Владислава Игнатьевича оперировали. Шансов на осеннюю премьеру «Осенних встреч» в Америке уже не осталось. Шансы на жизнь сохранялись до середины августа, когда врачи констатировали образование новой опухоли и смертельных метастаз. 11 сентября его не стало. 14-го Санкт-Петербург проводил его в последний путь на Волковское мемориальное кладбище, где на знаменитых Литераторских мостках покоятся рядом с великими мастерами литературы великие артисты — Толубеев, Копелян. Стржельчик.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно