ВЕРШИТЬ СУДЬБУ СТОЛИЦЫ КИЕВЛЯНАМ НЕ ДАНО ИЛИ НЕ ДАЮТ?

1 августа, 2003, 00:00 Распечатать

Кто лучше всех способен понять нужды города и его жителей? Ответ на первый взгляд очевиден — тот, кто в нем вырос, знает каждую улицу и о местных проблемах осведомлен не понаслышке, а испытал их на себе...

Кто лучше всех способен понять нужды города и его жителей? Ответ на первый взгляд очевиден — тот, кто в нем вырос, знает каждую улицу и о местных проблемах осведомлен не понаслышке, а испытал их на себе. Но странное дело — изучив архивные материалы, содержащие биографические сведения о столичных градоначальниках с конца позапрошлого века, мне пришлось сделать вывод, что киевлянином из них был… только один.

Первые выборы городского головы состоялись в Киеве после отмены Магдебургского права, 19 марта 1835 г. К сожалению, история не сохранила биографий первых градоначальников. Но, судя по именам, некоторые из них были иностранного происхождения — Павел Демидов Сан-Донато, Густав Эйсман, Николай Ренненкампф, Иван Толли.

Благодаря многолетним кропотливым исследованиям старшего научного сотрудника Государственного архива Киева Сергея Карамаша у нас появилась уникальная возможность познакомиться с материалами о происхождении и деятельности киевских градоначальников, начиная с конца XIX века, которые до сих пор были неизвестны.

Итак, уроженец Волыни Степан Сольский (1887 — 1900) был сыном священника, окончил Кременчугскую духовную семинарию и Киевскую духовную академию, где позже преподавал Новый Завет. За 25 лет своей деятельности он получил звание заслуженного ординарного профессора и богословскую степень доктора. Должность головы Киевской городской думы Сольский занимал до самой смерти.

Этот мэр отличался демократичными взглядами и преданностью делу благоустройства столицы, активно выступал за внедрение новинок техники в городском хозяйстве. При нем в Киеве началась телефонизация, появились бытовые электросети, был пущен первый трамвай. Под руководством этого человека завершилось строительство Владимирского собора, был сооружен памятник Богдану Хмельницкому. Похоронен Сольский на Лукьяновском кладбище, о котором заботился всю жизнь. С 1997 года его склеп служит часовней и имеет статус памятника истории.

Место рождения следующего градоначальника, Василия Проценко (1900—1905), неизвестно. Знаем лишь, что по профессии он был врачом и имел научную степень доктора. Работал в Кирилловских богоугодных заведениях, в столичной Духовной академии, был директором Александровского детского приюта. В годы его правления был построен один из самых известных киевских памятников архитектуры — «Дом с химерами».

В 1906 году бразды правления Киевом принял потомственный дворянин Киевской губернии Ипполит Дьяков. Судя по документам, дошедшим до наших дней, этого человека знали и уважали во многих странах мира. В 1895 году он был уполномоченным Главного управления государственного коневодства по организации российской этнографической выставки в Париже, в 1900-м работал над подготовкой имперской экспозиции на Всемирной выставке, за что был награжден французским правительством орденом Почетного Легиона. Был удостоен высших государственных наград России, Италии, Германии, Сербии, Болгарии.

За время его руководства Киевом было создано около сорока моделей самолетов, коммерческий институт принял первых студентов, состоялось открытие Педагогического музея. В 1916 году Дьяков подал в отставку, но во время деникинской оккупации в 1919-м снова стал городским головой. За три предыдущих года в кресле градоначальника успели побывать Федор Бурчак (в прошлом — заместитель Дьякова), Евгений Рябцев, Андрей Иванов и Андрей Бубнов. Данные об этих людях сохранились весьма скудные, лишь о двух последних известно, откуда они родом. Первый — из с. Кукшево Костромской области (Россия), второй — тоже коренной россиянин из Иваново-Вознесенска.

В 1919 году пост головы Киева был упразднен, точнее, переименован в пост председателя горсовета. Потрясает тот факт, что почти все занимавшие эту должность с 1929 по 1940 г. были репрессированы и расстреляны.

— Занимаясь на протяжении нескольких лет изучением биографий наших градоначальников, я мечтал попасть в Государственный архив СБУ, где должны были храниться личные дела хотя бы некоторых из них, — рассказывает Сергей Карамаш. — Эта возможность появилась у меня два года назад. Столичная горгосадминистрация решила издать справочник о председателях горсовета Киева и поручила мне заняться сбором информации. Получив разрешение на работу с секретными материалами, я был уверен, что своим исследованием смогу воскресить имена тех, кто был незаслуженно оклеветан и казнен. Но, увы, я ошибался. Оказалось, что почти каждый из них оказывался в кресле мэра благодаря доносу, который писал на своего предшественника. А спустя непродолжительное время доносчика свергали «с трона» уже проверенным способом. Эти материалы я собрал, систематизировал и передал в мэрию. С тех пор прошло два года, а справочника до сих пор нет. Понять причину этого несложно.

В 1921 году градоначальником Киева стал ярый борец за установление советской власти Ян Гамарник (1921—1923). Родился он в Житомире, юридическое образование получил в Киевском университете. В его послужном списке — должность секретаря Киевского комитета РСДРП (б), посты начальника политуправления Красной Армии и замнаркома обороны СССР. При Гамарнике город разделили на пять районов, была построена Боярская узкоколейка.

О том, что в биографии этого человека много белых пятен (его личного дела нет даже в «тайниках» СБУ), говорит, в частности, недавняя находка Сергея Карамаша.

— До сих пор историки недооценивали влияние этого человека, — рассказывает Сергей Юрьевич. — Мне удалось установить, что в 20-х годах в Приморье он одним росчерком пера уничтожил памятник основателю Хабаровска Николаю Муравьеву-Амурскому, который был построен на средства, собранные хабаровчанами. По распоряжению Гамарника статую просто столкнули со скалы, на которой она стояла. Обломки быстро разворовали, осталась лишь огромная голова, которую, видимо, не смогли сдвинуть с места. Она пролежала более десятка лет, поросла мхом и служила многим ориентиром для встреч. Лишь после войны ее переплавили — стране не хватало металла.

Но каким бы всесильным ни чувствовал себя Гамарник, в 1937-м его постигла трагическая участь. Узнав через своих людей, что на его расстрел уже подписано соответствующее распоряжение, он покончил жизнь самоубийством.

После него пост председателя Киевского горсовета занял Григорий Гринько (1924—1925). Он вырос в семье служащего земской управы в селе Шепетовка (по другим источникам — Штеповка) Сумской области. Обучался на историко-филологическом факультете Харьковского и Московского университетов, но ни один из них не закончил. Во время его правления Киевская губерния была переименована в Киевский округ. В 1930 году Гринько был назначен наркомом финансов СССР. А спустя семь лет его арестовали по обвинению во вредительстве. Он проходил по делу «Антисоветского правотроцкистского блока» и был расстрелян. В своем последнем слове Гринько сказал: «Смею сказать о моей радости по поводу того, что наш злодейский заговор раскрыт и предотвращены те неслыханные беды, которые мы готовили».

При Пантелеймоне Свистуне (1925 — 1927), чья биография не сохранилась, был создан театр оперы и балета, а также русский драматический театр. По всей видимости, он также был расстрелян.

Юрию Войцеховскому, уроженцу Синченцов Погребищенского района, удалось продержаться в кресле председателя горсовета с 1928 по 1932 год. При нем начались массовые соцсоревнования, была введена в эксплуатацию Киевская районная электростанция. После снятия с поста градоначальника Войцеховский стал секретарем ЦИК УССР, а затем заместителем председателя Верховного суда УССР. Был арестован и расстрелян в 1937-м как «предатель родины, немецкий шпион и террорист».

О двух последующих председателях городского совета Киева, Иване Воробьеве (1932) и Василии Быструкове (при последнем было принято постановление о перенесении столицы Украины из Харькова в Киев) не известно практически ничего.

После них пост мэра новой столицы занял Рафаил Петрушанский (1934—1937). Он родился в Мелитополе. По окончании строительного института работал заместителем начальника двух шахт на сооружении Московского метрополитена. В 1933-м Петрушанский исполнял обязанности зампредседателя Харьковского горсовета.

В пик массовых репрессий никто и не заметил, когда «исчез» старый председатель и на его месте появился новый. Им стал Павел Христич, проработавший на этом посту всего шесть месяцев. Каких-либо сведений о его жизни и деятельности, к сожалению, нет.

Единственным человеком, который, занимая пост председателя Киевского горсовета в годы репрессий, был обвинен в «антисоветской деятельности», но избежал расстрела «из-за недостаточности доказательств», был уроженец Днепропетровской области (по другим данным — Кривого Рога) Николай Пашко (1937—1940).

— Мне доводилось читать его записки из тюрьмы следователю, — говорит Сергей Карамаш. — Ослабленной, дрожащей рукой Пашко неустанно выводил, что его совесть чиста. В конце концов арестанта отпустили, но данные о дальнейшей его судьбе отсутствуют.

Ивану Шевцову было доверено руководить Киевом с 1940 по 1941 год. Он родился в Середине-Буде Черниговской области. Прошел путь от простого рабочего на Юго-Западной железной дороге до уполномоченного Промбанка СССР при СНК УССР. Известно, что в 1929-м Шевцов принимал активное участие в репрессиях по отношению к несогласным с позициями сталинистов на столичном заводе им. Артема. В 1941-м в Бабьем Яру его расстреляли фашисты.

Единственным киевлянином, который занимал пост главы столицы, по сохранившимся данным, был Александр Оглоблин (настоящая фамилия — Мезько, новую получил от отчима). Происходил из старинного белорусско-украинского рода Лашкевичей. Обучался в Третьей киевской мужской гимназии, с 1917 года — на историко-филологическом факультете Киевского университета. По его окончании работал учителем украинского языка и украиноведения в гимназии под Киевом, а с марта 1920-го — преподавал в Киевском рабоче-крестьянском университете. 3 апреля 1922 года он получил профессорское звание, а спустя четыре года защитил докторскую диссертацию и тогда же начал сотрудничать со Всеукраинской академией наук. В конце 1930-го его арестовали, но в начале следующего года освободили.

Александр Оглоблин приложил много усилий для восстановления города. Благодаря ему вновь пошли трамваи, заработали телефонная сеть, водопровод, электростанция, возобновила работу Украинская академия наук. Именно он инициировал собрание архивных материалов о преступлениях коммунистического режима. С должности его сняли немцы за «чрезмерную» пропаганду украинской национальной культуры. Умер сравнительно недавно — 16 февраля 1992 года в г. Спрингфилд (США).

Бразды правления городом принял его заместитель Владимир Багазий (1941—1942), родом из с. Рябовка на Хмельнитчине. Как и его предшественник, он саботировал действия оккупационного режима, за что был отстранен от должности, арестован и расстрелян гестаповцами в Бабьем Яру вместе с другими деятелями украинского возрождения.

Третьим и последним головой в период оккупации был Леонид Форостовский (1942—1943). Информация о нем, так же, как и о следующем градоначальнике — Леониде Лебеде (1943—1944) — утеряна.

День Победы в кресле председателя горсовета столицы праздновал бывший кузнец Федор Мокиенко (1944 — 1946). Родился он в городе Кобеляки в рабочей семье. Во время коллективизации руководил процессом раскулачивания крестьян в Киевской и Черкасской областях. Позже занимал руководящую должность на заводе цианистых удобрений, в 1938 г. стал начальником капстроительства «Спиртотреста».

Федор Чеботарев (1946—1947) родился в Словяносербском районе Луганской области в семье крестьянина-бедняка. Сумел «вырасти» от простого шахтера до замминистра местной промышленности УССР. Известно, что в 1933-м он принимал активное участие в партийных чистках в Таращанском, Олевском и Городницком районах.

Одиозной фигурой, по мнению Сергея Карамаша, был белорус Алексей Давыдов, продержавшийся на посту председателя горсовета дольше всех — с 1947-го по 1963 год. По его вине киевляне пережили много бед, самая страшная из которых — Куреневская трагедия. Тогда, в 1961 году, в Бабий Яр, где покоятся тысячи расстрелянных евреев и представителей украинской интеллигенции, было сброшено почти четыре миллиона кубических метров жидких отходов Петровских кирпичных заводов. Именно таким образом (надеясь, что эти отходы превратятся в камень) городские власти, возглавляемые Давыдовым, хотели убить нескольких зайцев — наладить бесперебойное производство кирпичей, создать удобное транспортное сообщение между Сырцом и Куреневкой и ликвидировать мозоливший глаза Бабий Яр, разбив на его месте парк культуры и отдыха с ресторанами и аттракционами. В целях экономии трубу необходимого диаметра заменили другой, вместо бетонной дамбы возвели земляную, водозаборных колодцев никто не чистил. Несмотря на то что проект запрещал постоянное поступление пульпы в яр, заводы работали круглосуточно. Трагедия случилась 13 марта. Огромная масса пульпы прорвала земляную дамбу и со скоростью 5 метров в секунду, высотой в 4-этажный дом, устремилась вниз, на Куреневку, сметая на своем пути все живое.

Следующий председатель горсовета Михаил Бурка (1963—1968) родился на ст. Сенятовка. Его главное достижение на посту мэра — массовое строительство новых стадионов и «хрущевок».

Благодаря уроженцу Донецка Владимиру Гусеву (1968—1979) в Киеве появились новые станции метро, город значительно расширил свои границы. После сложения полномочий мэра Гусев был назначен замминистра промышленного строительства УССР.

Биография Героя Соцтруда, доктора технических наук Валентина Згурского (1979—1990) начинается с г. Котовска Одесской области. Он — автор 13 изобретений, более 100 научных трудов. При его руководстве в Киеве появились фонтаны «Каскад» и «Дружбы народов», были застроены районы Оболонь и Троещина.

Мэры столицы наших дней также все без исключения родом с периферии: Николай Лаврухин (1990) — Митяковская станица Тарасовского района Ростовской области; Григорий Малышевский (1990—1991) — с. Рогозив Бориспольского района Киевской области; Иван Салий (1992—1993) — с. Иржавец Ичнянского района Черниговской области; Леонид Косаковский (1995—1996) — с. Черновцы Могилев-Подольского района Винницкой области; Александр Омельченко (с 1999) — с. Зосив Липовецкого района Винницкой области.

Как видим, современный Киев представляет собой результат деятельности выходцев из разных областей Украины, а то и других стран. Трудно поверить, что среди коренных киевлян разных эпох нашелся лишь один достойный управлять делами своего города. В чем же причина такого феномена?

По мнению директора Государственного архива Киева Веры Купченко, подоплека — в психологии. Человек, который родился и вырос на периферии, с детства приучен преодолевать всевозможные трудности. Это касается как банальных бытовых неудобств, так и реализации честолюбивых замыслов. Столица для такого подростка кажется труднодоступным раем, где могут сбыться все его мечты. Поэтому, поступив в киевский вуз, он будет держаться за него всеми силами, так как знает: окажись ты за его порогом — и перед тобой расстелется одна дорога — обратно в село, где на грандиозных планах можно будет поставить крест. Что же касается столичных подростков, то им, по мнению Веры Купченко, свойственна определенная жизненная инертность — в родительском тепле и уюте многие земные блага достаются легко. А это наводит на мысль, что стремиться к чему-то большему нет острой необходимости. Вот и получается порой, что выходцы из глухих сел и небольших городков оказываются более успешными, чем гордящиеся своим происхождением киевляне.

Другого мнения придерживается Сергей Карамаш. Причину того, что градоначальниками Киева почти всегда были приезжие чиновники, он видит в политических интересах тех или иных властей. Особенно ярко это прослеживается в советский период нашей истории. От человека, который оказывался в кресле мэра, в первую очередь требовали слепого исполнения партийной воли, а уже после — умения жить интересами города.

К сожалению, по данным, дошедшим до наших дней, мы не можем однозначно судить о причинах, по которым оказался у власти тот или иной человек. Многие материалы уничтожены, над частью из них еще предстоит работать исследователям. Свежий тому пример: не так давно в киевский Госархив обратился мужчина, утверждающий, что его дедушка, носивший фамилию Метулинский, был назначен градоначальником столицы в 1937 году. Но не успел на новой должности подписать ни одного документа, так как его репрессировали. Внуку удалось отыскать в архивах СБУ справку, подтверждающую, что его дед действительно был расстрелян, но еще какие-либо сведения о нем, увы, отсутствуют.

P.S. Благодарим за содействие в подготовке материала сотрудников Государственного архива Киева и авторов компакт-диска «Киев. Историческая энциклопедия».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно