ВАШЕ БЛАГОРОДИЕ, ДОРОГАЯ ДАЧА!

30 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 30 июня-7 июля

Экскурсионные фирмы Ялты организовали маршруты по местам отдыха на Южном берегу Крыма Сталина, Хрущева и Брежнева - лидеров бывшего Советского Союза...

Экскурсионные фирмы Ялты организовали маршруты по местам отдыха на Южном берегу Крыма Сталина, Хрущева и Брежнева - лидеров бывшего Советского Союза. Гости могут побывать в Массандре, Ливадии и Нижней Ореанде. А вот в Форос, где располагается бывшая резиденция бывшего президента и генсека Горбачева, путь закрыт. По простой причине - дача ползет и пока еще не решено, что с ней делать. В правительстве Крыма говорят так: «Форос требует столько инвестиций, он настолько убыточен, он настолько неверно построен, что его нельзя использовать даже как туристический объект».

Печальный вывод! Михаилу Сергеевичу в период его власти было где отдохнуть и без Фороса. 13 роскошных дач существовало на Кавказе, 11 - в Крыму. Но захотелось новенького...

Объекты в Массандре и Мисхоре, Кореизе и Мухалатке были отвергнуты сразу. А Ливадия, которая устраивала всех, от царя Николая II до Брежнева, говорят, не подошла Михаилу Сергеевичу по соображениям безопасности: дескать, с вершины Ай-Петри в оптический прицел можно поймать любую фигуру.

Немало средств вбухали в Форос. Называют разные цифры, но чаще других звучит такая: Главное строительное управление Черноморского флота и Главное строительное управление Министерства обороны бывшего СССР освоили 100 миллионов рублей (по нынешним временам счет пойдет на многие миллиарды). На объекте работали тысячи специалистов. В Бельбеке, где срочно была сооружена огромная взлетно-посадочная полоса, месяц за месяцем приземлялись самолеты со строительными материалами всего мира. Комиссия оказалась придирчивой. Не раз приходилось менять уже сделанное, ставить материалы более престижные, нарядные, дорогостоящие. За строительство дачи персональную ответственность нес министр обороны Дмитрий Язов.

Место от Ялты выбрали далековато, воды там нет. Но разве подручные партии не найдут выход из положения? На свет оперативно рождается постановление о развитии курорта и на эти деньги прокладывается многокилометровый магистральный водовод.

Известно, с какими трудностями сопряжено строительство на Южном берегу Крыма. Тем более, что территория здесь заповедная. Многие деревья и кустарники занесены в Красную книгу. В том числе и можжевельник, о котором в книге «Жизнь растений» сказано конкретно: «Этих лесов на земном шаре осталось так мало, что вырубать их - преступление». Одного можжевельника на площадке дачи уничтожили около тысячи штук.

Взамен поступали растения из Никитского ботанического сада. Александр Щ., бывший военный строитель, свидетельствует: «Форосскую стройку я запомню надолго. Половина нашего управления там горбилась. Посмотрите командировочные удостоверения в/ч 36888 того года: каждый второй офицер там побывал. Со всего Союза «спецов» согнали. Одному Богу известно, сколько средств затрачено.

Вот только пара эпизодов. Ждали Горбачева на приемку. Гонка была жуткой. За ночь на песок положили асфальт. Каторжный труд. Офицеров - за рули самосвалов, солдат - за лопаты. Укатали. Ждем. Не приехал. Тут же все уложенное полотно ободрали. На свалку вывезли.

С грехом пополам достроили. Пыль стояла такая, что даже американцы испугались. Крейсер прислали на разведку: что еще там за совсекретный объект?

А это мы дачу строим.

Надо озеленять. Но чем? Крым, лето, жара. И здесь нам приказ: озеленяться из Никитского ботанического сада. Брать только реликтовые породы. Моя рота черным бамбуком занималась. Приказ есть приказ. Молодую поросль, чтобы не мешала, просто вытаптывали. Брали растения только выше двух метров. Одно выкапываем, пять вытаптываем: мол, государственный интерес. Да еще солдаты, конечно, себе на удочки нарезали.

Вообще не считались ни с чем. У моих соседей в роте двое солдат при строительстве подпорной стенки погибли. Завалило. И что ж? Отвезли домой: мол, при исполнении».

Проблем в ходе строительства возникало много. Особенно долго возились с сигнализацией, связью, очистными сооружениями. Построили ограждение вокруг дачи в два ряда с проходом для пограничников между ними. К морю протянули крытый эскалаторный спуск.

Площадь всей дачи - 57 гектаров. В главном здании - 6 спален, кабинет, две столовые, гостиная с камином, зал ЛФК с массажной и два просторных холла. В цокольном этаже здания еще две спальни, кинозал.

Спальные комнаты трехэтажного административно-служебного корпуса рассчитаны на 90 человек, там расположены служебные кабинеты, узел связи, пищеблок, спортзал. Неподалеку построен двухэтажный дом для гостей с двумя номерами «люкс», десятью спальными комнатами, помещением дежурного и узлом связи.

Строители не пожалели ни гранита, ни мрамора, ни уральского малахита. Под стать оказалась и начинка - немецкая сантехника, японские кондиционеры, финские обои. Что уж говорить об обстановке. Можно представить, какой повальный хохот обслуги вызвала строка воспоминаний Горбачева о стареньком радиоприемнике на чердаке, обнаруженном в дни путча.

В 1988 году Горбачев получил дачу, солдаты - знаки «Отличник строительства объектов соцкультбыта в Крыму», офицеры и генералы нацелились на более высокие награды. Вроде бы даже Раиса Максимовна осталась довольной, а угодить ей было ой как трудно. За год до описываемых событий, по свидетельству охранников Горбачева, «первая леди СССР» закатила в Ливадии скандал, заявив, что в Крыму больше ноги ее не будет. Пришлось форсировать строительство в Форосе.

Торжественного открытия суперновостройки не получилось. Вышло как в пословице - у семи нянек дитя без глаза. При одном из первых обходов дачи дочке Горбачева упал на голову карниз... Пострадавшую срочно доставили в нейрохирургическое отделение Ливадийской больницы, а оттуда самолетом в Москву.

После этого грустного события было зарегистрировано еще два всплеска интереса к даче. Один, естественно, в связи с путчем, второй - в связи с сообщением о том, что дача «поехала». А что тут удивительного? Союз развалили, экономику разрушили, съезд разогнали, финансовую систему расшатали. В таких условиях, следуя логике, должна затрещать и дача, поскольку у ее бывшего хозяина - разрушителя по натуре - все должно разваливаться.

Что же делать со старой резиденцией? Может, продать иностранцам за валюту, чтобы вернуть Ялте хоть часть денег, истраченных якобы на ее водопровод. Город нередко сидит без воды. Не зря местные жители грустно поют: «Ваше благородие, дорогая дача! Для кого ты памятник, для кого иначе...»

Специалисты провели внимательный осмотр объекта. Выяснилось, что оползневые процессы действительно нарастают и начались они с участков дороги. Ситуация может обостриться, и тогда потребуются крупные расходы на бурение шурфов и укрепление берега.

С дачей, словом, как с бывшей могучей державой. Что-то с ней будет, а что - никому не известно: то ли сползет в обрыв, то ли помогут иностранные подпитки в шурфы в виде жидкого стекла. Но дача еще народ интересует, а Михаил Сергеевич нет, бывшие политики не нужны никому - ни бедным, ни богатым.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно