Украинский фасад в Европе. Аспекты мышления и мировосприятия

1 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 1 декабря-8 декабря

На сегодня обсуждение вопроса ориентиров внешнеполитического курса Украины имеет достаточно большую источниковую базу...

На сегодня обсуждение вопроса ориентиров внешнеполитического курса Украины имеет достаточно большую источниковую базу. Но материалы, касающиеся этого аспекта, преимущественно направляют свою аргументацию на экономико-материальную или глобально-безопасностную сторону преимуществ европейского курса развития внешних отношений Украины. Тем не менее материальная сторона евроинтеграции и вопрос безопасности — это лишь часть (хотя и важная) сложного и многогранного процесса объединения народов Старого Света, ключевым в котором является вопрос мышления и мировосприятия.

Процесс созидания единой Европы, продолжающийся уже немногим более 50 лет, стал возможным лишь потому, что в его основе лежат не поверхностные вопросы экономического развития и гарантии безопасности, а более глубинные — сходство мировоззренческих ориентиров и установок европейских народов. Да, именно схожесть способа мышления европейцев определяет успех этого дела, что ярко засвидетельствовало последнее расширение ЕС в 2004 году, когда в эту организацию были приняты страны с разными экономическими уровнями, к тому же со значительно более низкими хозяйственными показателями, чем демонстрируют старые члены Евросоюза. Тем не менее постсоветско-социалистическое экономическое состояние стран Центрально-Восточной Европы не только не помешало им войти в ЕС, но и позволило за два года значительно улучшить показатели хозяйственного развития. Да, доля ВВП на душу населения относительно ЕС с 44,3 в 1997 году возросла до 52,1% в 2005-м, а уровень безработицы в 2004—2005 годах снизился с 14,3 до 13,4%.

Почему так? Ответ очень прост. Во-первых, Западная Европа открыла дверь в общий дом новым членам потому, что ощущала мировоззренческую близость между собой и обломками социалистического лагеря. Во-вторых, эти народы, хотя и испытали определенное искажение своего духовного состояния во время советской оккупации (страны Балтии) и коммунистических диктатур (страны Центрально-Восточной Европы), тем не менее по духу, по способу мышления они остались европейскими. Именно поэтому, оказавшись снова в родственной среде (свободное волеизъявление, демократия, уважение прав человека, верховенство права), страны ЕС легко сумели стать на рельсы восполнения потерянного времени и в вопросе материальных благ.

Итак, экономико-безопасностная сторона интеграционных процессов в Европе не является решающей. Главное в этом движении — интеграция ума, интеграция категорий мышления и оценок себя и мира и себя в этом мире. И, на мой взгляд, разговор о евроинтеграции прежде всего следует начинать с рассмотрения именно этой проблемы. Стоит сначала определить, что нам нужно изменить в своих головах, поскольку движение в Европу — это не просто физическое и правовое присоединение к сообществу свободных стран, а более глубинный процесс — изменение философии жизни. Материальные же блага, к которым все так стремятся и которые ставят на главенствующее место, являются лишь производной от того, как мы мыслим и как воспринимаем мир.

События украинской истории после августа 1991 года, особенно последних двух лет, и ее бурный, а то и неожиданный нынешний политикум очень ярко свидетельствуют о правильности этого тезиса. Все проблемы как экономической, так и политической жизни нашей страны, — не в интеллектуально-умственных способностях, которыми мы делимся со всем миром, или ресурсно-природных возможностях, по которым Украина также не плетется в хвосте, — они глубоко коренятся именно в нашем, далеко не европейском мышлении. Это касается и так называемой элиты (что более всего донимает, а то и граничит с роковыми последствиями для жизни и развития Украины), и народа в целом.

Так что же такое интеграция ума? Я вижу здесь семь главных составляющих.

Первая и главнейшая — осознание себя отдельным самодовлеющим этническим сообществом. Да, это определяющий фактор, поскольку Европа — это объединение наций, а не народностей или этнографических групп. Она объединяет сильные национальные организмы, сообщества, которые имеют высокоразвитое чувство собственного достоинства и идентичности. Поэтому, чтобы претендовать на членство в таком союзе, необходимо самим дорасти до его уровня, нужно осознать себя нацией, народом. Эта составная включает в себя ряд оценочных критериев национальной зрелости, главенствующее место среди которых занимают вопросы языка, культуры и самоуважения. К сожалению, сегодня ни по одному критерию украинцы не могут быть оценены как зрелая нация. На пятнадцатом году независимости у нас до сих пор около половины населения не знает и знать не хочет украинский язык, да и вообще считает этот вопрос непринципиальным и второстепенным (между прочим, среди этих людей есть и такие, которые считаются образованными, и даже достопочтенные члены правительства и государственные деятели). Для Европы это неслыханное явление. К украинской культуре причисляют себя лишь 56% граждан Украины, это при том, что украинцев в Украине 72,7%. Что касается самоуважения — его не найти, если бросить хотя бы беглый взгляд на украинско-российские отношения. Срезом же этого вопроса можно считать события, происходящие вокруг Екатерининской церкви в Чернигове, где и власть, и община демонстрируют, что как первая не является украинской, так и вторая не является народом. Следовательно, мы до сих пор не осознали, кто мы и откуда, соответственно, не можем осознать, куда идти.

Вторая составляющая как производная первой — оценка всех событий исключительно с точки зрения национальных интересов. Как и предыдущее положение, это также очень сложное и иногда трудное для нас. Чтобы выйти на него, необходимо переосмыслить смысл своего существования и значимость своего места в мире. Прежде всего этот вопрос касается исторических критериев оценки добра и зла, черного и белого. На сегодняшний день в Украине все они перепутаны и в большинстве своем черное считают белым, а добро — злом. Лакмусовой бумажкой в этом вопросе являются решение проблемы ОУН-УПА и ситуация с церковью. Эти проблемы непонятны для европейского мышления: когда людей, воевавших за государство, это же государство откровенно, грубо и нагло порочит и игнорирует (между прочим, еще и делает это в угоду и руками тех, кто это государство подавлял и колонизировал и хочет это делать и в дальнейшем). Когда государство настолько отделяется от церкви, что с нею отделяет от себя и своих граждан, являющихся прихожанами церкви; что его перестают интересовать мысли этих людей и то, кто, что и как им вкладывает в головы. В этом плане достаточно обратиться к вопросу Legionow polskich, и сразу станет понятно, насколько мы далеки от европейских категорий оценок.

Третья составляющая — осознание себя свободным человеком и освобождение от психологии раба. Это сложная задача, поскольку она не только предоставляет человеку свободу выбора, но и возлагает ответственность как за свою судьбу, так и за судьбу государства, то есть понятие «свободный человек» не означает вседозволенность, как в большинстве своем у нас понимают. Наоборот, оно связано с воспитанием не только самостоятельности мышления и принятия решений, но и ответственности за свои поступки и высказывания. Но и здесь мы значительно отличаемся от европейцев. Мы боимся отстаивать свои права, поскольку это будет означать и необходимость выполнять свои обязанности, мы боимся самостоятельности, поскольку это вынудит нас все решать самим. Мы не противимся незаконным требованиям начальника, поскольку считаем, что так и должно быть, что начальник — это бог (кстати, он сам в этом и не сомневается), и при этом мы лишь в тайне надеемся отыграться на тех, кто стоит ниже в общественной иерархии. Мы — как те негры-ангольцы, которые печалились о бывшем колониальном статусе и обвиняли португальцев в том, что те дали им независимость. Ведь каждое наше негодование начинается саркастическим «ми ж самостійні».

Четвертая составляющая связана с третьей — это признание ценности человеческой личности как отправного пункта существования общества и верховенства права. Каждый человек должен осознать, что нет ничего более ценного, чем человеческая личность, под которой следует понимать не только собственное «Я», но и всех окружающих. Выйти на такие категории мышления может только свободный человек, который лишен страха и рабской покорности. Вот почему соблюдение правовых норм диктуется не страхом наказания, а необходимостью: поскольку так должно быть, поскольку это ради общего, в том числе и моего, добра. Признание ценности личности определяет верховенство права, то есть главным мерилом всего является закон, перед которым все равны, поскольку все являются гражданами одного государства и все работают ради единой цели — благосостояния страны, являющегося общей собственностью всех.

Пятая составляющая — освобождение от психологии «хуторянства». Это значит, мои не только двор и собственный дом, а мои улица, город и вся страна во всех ее уголках. Так что, когда я строю дом, я строю и улицу, район, город и мою страну. Так что, когда я бросаю мусор на улице — я бросаю его в своей квартире. Когда я порчу скамью в парке — я порчу ее в собственном дворе и тому подобное. Эта категория бросается в глаза каждый день, достаточно лишь выйти на улицу. Самое опасное для государственного развития Украины то, что этим недостатком поражены наши вожди и «влиятельные люди», все их виллы — это оборонительные замки на пограничье. Ни один наш сегодняшний лидер любого ранга не строит Украину, каждый из них ограничивается лишь собственным двором. И то, на что Дмитрий Донцов сетовал на рубеже ХІХ — ХХ веков, осталось актуальным и для конца ХХ — начала ХХІ.

Шестая составляющая — оценка мира не по критерию «враг-опасность», а по критерию «сотрудничество-польза». Старый стереотип мышления, въевшийся в наше сознание с советских времен, до сих пор доминирует у значительной части населения. Это разделение на врагов и лютых врагов, постоянный поиск шпионов, провокаций и недоверие ко всем и каждому. Восприятие мира как арены постоянного противостояния сильных и слабых, где первые всегда унижают и эксплуатируют вторых. Полное непонимание того, что люди могут помогать друг другу, что рядом соседи, а не агрессоры и противники. Конечно, в мире есть слабые и сильные, но последние — это не упыри, которые стремятся лишь выпить всю кровь из невинной жертвы. Это тоже люди, которые желают мира и покоя.

Седьмая составляющая — осознание, что преимущество в оценках отдается не материальным критериям, а духовным, ценностным, критериям внутреннего самоощущения. Большей части украинцев чувствовать себя европейцами мешает тяжелое материальное положение, а во главе угла гордости за свою страну они хотели бы видеть высокий уровень благосостояния. Следовательно, сегодня мы воспринимаем Европу только как источник материальных благ, как какой-то склад, то есть мерим все гривней и салом, что является ошибкой. Бесспорно, эти критерии не совсем второстепенные, но и не решающие. Европеец ощущает себя европейцем не потому, что живет в достатке (ведь так было не всегда), а потому, что внутренне осознает себя таковым. Потому, что он воспринимает себя частью сообщества достойных народов. Так что материальное благосостояние не сделает нас европейцами, пока мы не осознаем себя такими по духу, а не по богатству.

Сейчас украинцы, декларируя приоритетность европейского курса, прежде всего надеются, что обычное физическое присоединение к Евросоюзу автоматически решит все их проблемы, главным образом материально-бытовые.

Но кто же их будет решать? Ни поляки, ни словаки, ни литовцы, никто другой за украинцев работать не будет, свое материальное положение они должны улучшать сами. Европа же может лишь помочь и научить, как лучше это сделать, но научиться этому можно только при условии внутренних изменений, переориентации критериев мышления и мировоззренческих оценок.

Если же этого не случится, то не состоится и физическое присоединение, которое является всего лишь производным единения духовного. А как следствие, и материальное благосостояние останется недосягаемой мечтой для большинства жителей Украины. Поскольку европейский выбор — это не механический поворот от Востока у Западу, это поворот к свободному и равному развитию, свободному мышлению и неконфронтационному мировосприятию, что в первую очередь должно произойти внутри каждого человека. Это не обычное копирование и погоня за западным образом жизни, а построение собственного, с украинским фасадом, дома в большом городе, который называется Европа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно