УКРАИНСКАЯ ДИАСПОРА НУЖНА НЕЗАВИСИМОЙ УКРАИНЕ

16 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 16 января-23 января

В конце прошлого года исполнилось 120 лет со времени переселения украинцев на Дальний Восток. Это, а...

Учителя единственного на Дальнем Востоке украинского воскресного класса в г.Петропавловске-Камчатском Оксана Петрук и Мария Сидорик
Учителя единственного на Дальнем Востоке украинского воскресного класса в г.Петропавловске-Камчатском Оксана Петрук и Мария Сидорик

В конце прошлого года исполнилось 120 лет со времени переселения украинцев на Дальний Восток. Это, а также желание ближе познакомиться с украинской диаспорой, оказавшейся так далеко от родной земли, стало поводом для еще одного путешествия Украинского всемирного координационного совета (УВКС). На этот раз маршрут пролег через остров Сахалин, Хабаровский и Приморский края и завершился на полуострове Камчатка. Делегацию возглавил председатель УВКС Михаил Горынь.

Юбилейная дата, разумеется, относительна (украинская диаспора начала здесь формироваться уже с середины ХІХ века), связана она с конкретным событием — отправкой из Одессы в марте 1883 года двух пароходов с первой партией переселенцев, которых насчитывалось свыше полутора тысяч человек. На протяжении последующих лет через Константинополь, Сингапур и Нагасаки, преимущественно за казенные средства, на Дальний Восток перебрались десятки тысяч украинцев, которых прежде всего привлекли свободные земли. На семью выделялось по 100 десятин, за незначительную плату желающие могли приобрести больше. Первые переселенцы, получавшие от царского правительства льготы за освоение новых земель, были преимущественно с Левобережной Украины (Черниговщины, Полтавщины), со временем к ним присоединились жители Екатеринославщины, Херсонщины и т.д. Украинцы создавали поселения с привычными названиями, сохранившимися и по сей день, — Переяславка, Верхний Мономах, Черниговка, Ракитное и т.д.

Накануне Первой мировой войны украинцев здесь было больше, чем русских. По последней официальной переписи, на Дальнем Востоке сейчас живет свыше полумиллиона выходцев из Украины. Неофициальная цифра намного больше. Как пишет ТИА «Острова», украинцы и китайцы, занимающие в списке национальностей третье и четвертое места, на территорию РФ мигрируют самыми высокими темпами — по 100 тысяч человек ежегодно. Большинство становится гражданами страны.

«Разве мы разные?»

Эти слова мы слышали на многих встречах с представителями власти в ответ на вопрос по поводу возможности открытия украинских классов или права национального меньшинства получать информацию на родном языке. Как доказательство, что одного языка достаточно, приводились официальные и неофициальные цифры смешанных браков. «У нас уже не поймешь, где корни, а где ветви, — сказал министр культуры Хабаровского края Валерий Журомский. — Я сам, кстати, с Житомирщины». Но все же украинцы представляют собой отдельную ветвь славян и, по утверждению историков, способны противостоять ассимиляции.

Встречи на высшем (краевом или областном) уровне состоялись всюду, где побывала делегация. Проходили они примерно по одному сценарию. Сначала хозяева с восторгом рассказывали о своих впечатлениях от сказочного и теплого края под названием Украина. Когда же гости касались существенных вопросов украинской диаспоры, представители принимающей стороны сердились и ругали всех, кто развалил СССР, понастроил таможен, разделил один народ на два.

Как же местная власть относится к украинской диаспоре? В
2002-м, воспользовавшись поводом — Годом Украины в России, председатель совета Сахалинской региональной национально-культурной автономии украинцев «Київська Русь» Николай Засенко обратился к областной власти с предложением организовать ряд мероприятий, посвященных этому событию. Вместо этого управление культуры предложило провести День Украины на Сахалине. Засенко настаивал хотя бы на декаде. Власти согласились, но официально ответили, что денег на это нет. Украинцы нашли средства и организовали мероприятие, но на приглашениях и афишах себя, как главных организаторов, не увидели. Поскольку праздник состоялся в мае позапрошлого года, областные СМИ, изменив акценты, превратили его в Первомайский.

Еще несколько лет назад в г.Долинске звучала радиопередача на украинском языке. Мотивируя количеством украинской общины (46 тыс. человек на почти 700-тысячное население Сахалина) и федеральным законом «О национально-культурных автономиях» (№ 74-ФЗ от 17 июня 1996 г. ), Николай Засенко обратился с просьбой о ее возобновлении. Вице-губернатор В.Гомилевский письменно разъяснил украинской диаспоре, что, в соответствии с законом, федеральные и местные органы исполнительной власти РФ должны содействовать национально-культурным автономиям в издании книг, выпуске периодики, организации телерадиовещания, создании СМИ как на русском, так и на национальных (родных) языках, а также предоставлять эфирное время. Периодичность и продолжительность передач и язык, на котором они ведутся, определяются соглашениями с учредителями и редакциями теле- и радиопрограмм. «На сегодняшний день такого соглашения между СРНКАУ «Київська Русь» и администрацией Сахалинской области (соучредитель радио «Сахалин» и телевидения «Сахалин») нет, — пишет далее господин Гомилевский. — Кроме того, согласно Закону РФ «О средствах массовой информации», редакция СМИ осуществляет свою деятельность после регистрации. Свидетельствами о регистрации, выданными радио «Сахалин» и телевидению «Сахалин», определены языки вещания: русский, английский, японский и корейский. Украинский в число языков, которыми вещают государственные теле- и радиокомпании Сахалинской области, не включен. Следовательно, правовых оснований для трансляции в эфире украинских программ недостаточно». То есть федеральный закон не является правовым основанием для местной власти и его «недостаточно», чтобы одно из наиболее многочисленных национальных меньшинств острова получало информацию на родном языке.

Искаженное национальное сознание

В 20-х годах прошлого века на юге Дальнего Востока украинцы получили возможность относительно свободного национально-культурного развития, и это активизировало общественность. На Зеленом Клине сформировалась целая структура национального самоуправления: 24 украинских района объединились в территориально большую Зеленую Украину (еще называвшуюся Новой Украиной), появились украинская пресса (свыше 10 газет и журналах) и книгоиздательство, национальная кооперация, военные формирования. Работали более 700 украинских школ, украинский язык использовали в административных учреждениях. Все это прекратилось в 1923 году с приходом советской власти, которая осудила украинских патриотов за попытку отдалить Дальний Восток от России.

«Национально-культурная жизнь пришла в упадок на несколько десятилетий, — рассказывает председатель национально-культурной автономии, историк Вячеслав Чорномаз. — Советская власть сделала все возможное, чтобы украинцы Зеленого Клина утратили свою идентичность, и теперь это люди с искаженным национальным сознанием, возродить которое очень трудно».

Сахалинская региональная национально-культурная автономия украинцев «Київська Русь» (с 1987 года — культурно-просветительное общество) создана в начале 2002 года, но до сих пор не зарегистрирована. Воскресная школа, работавшая в девяностых, не действует. Собственных СМИ, возможностей получать и распространять информацию автономия не имеет. Действуют несколько художественных коллективов: «Долинонька», «Славія», «Воля» и детский — «Зернятко». Большой вклад в их развитие вносит художественный руководитель Людмила Засенко.

В Хабаровском крае существуют два объединения украинцев: общественная организация «Товариство української культури Хабаровського краю «Зелений Клин», возглавляемая Марком Прокоповичем, и Хабаровский краевой центр украинской культуры «Криниця». Занимаются лишь культурнической деятельностью, собственных помещений и СМИ не имеют. В крае живет почти 100 тысяч украинцев — и нет ни одного украинского класса.

В Приморском крае еще больше украинцев — свыше 180 тысяч. Но они тоже не имеют возможности, а в большинстве своем — и желания сохранять свою самобытность. Общественных украинских организаций лишь две: национально-культурная автономия «Просвіта» (г. Владивосток) и Спасская национально-культурная автономия «Джерела України» (г. Спаск-Дальний). При обоих обществах созданы художественные коллективы — Приморский украинский хор «Горлиця» и «Чиста криниця». Кроме того, в разных районах края фактически на энтузиазме работает более десятка художественных самодеятельных коллективов, самые популярные из которых — «Свій стиль» из г. Фокина и «Веселка» из г. Большой Камень.

Украинцы края слушают лишь одну получасовую ежемесячную радиопередачу в г. Спаск-Дальний, украинский язык не преподается. Кстати, в Дальневосточном университете изучают культуры и языки многих народов мира. «Преподают в первую очередь языки соседних народов: Кореи, Китая, Японии, и сейчас начинают готовить знатоков таких экзотических языков и культур, как тайская или вьетнамская, хинди и т.д., — рассказал Вячеслав Чорномаз. — Население и представители гуманитарной интеллигенции в частности имеют довольно туманное представление об истории и культуре Украины, ее современной жизни».

Первая в Российской Федерации зарегистрированная национально-культурная автономия украинцев была именно из Петропавловска-Камчатского. На полуострове живут 46 тысяч украинцев, это почти 10 процентов всего населения. У национально-культурной автономии украинцев Камчатки, возглавляемой Виктором Манжосом, есть собственная ежемесячная газета «Батьківщина». Второй год в одной из школ города работает украинский воскресный класс, который посещают свыше 20 учеников. Повезло диаспоре и с учителями — Оксаной Петрук и Марией Сидорик. Дети в классе не только из украинских семей, но и из смешанных. Взявшая под свое крыло украинский класс директор школы Ирина Гилязова рассказала: «Когда ко мне пришли представители украинской диаспоры и попросили создать класс, я сперва восприняла это в штыки. Сама я по национальности татарка. Но подумала и согласилась. Теперь мечтаю, чтобы примеру украинцев последовала татарская диаспора. Я бы с радостью выделила класс и им. Наши дети часто даже не знают, кто они».

Уже 13 лет при областной библиотеке работает клуб украинской культуры, которым руководит Эдита Познякова. Благодаря этой женщине на Камчатке вышли в свет на украинском языке несколько, правда, совсем тоненьких, книжечек: «Я юності не знав» Святослава Полищука, «Історія України в історії однієї сім’ї» Нины Баланчук и т.д. Авторы этих изданий — украинцы, которых судьба забросила на далекий полуостров.

Но вообще самосознание и активность украинцев Дальнего Востока (за исключением бывших репрессированных) низки, украинским языком владеют единицы, молодежи в организациях почти нет. Проживающие в этих краях украинцы в четвертом или пятом поколении хорошо интегрированы в российское общество и часто даже не имеют представления о современной Украине. Из сообщений российских СМИ Украина предстает страной катастроф: то самолет сбили, то дети голодают в детском доме. О другом — абсолютный вакуум.

Хлеб-соль — это хорошо, а дальше?

Делегацию УВКС встречали на дальневосточной земле очень тепло. Члены делегации, в свою очередь, старались как можно больше информировать об Украине: передавали книги и газеты, любезно предоставленные Национальной парламентской библиотекой, Государственной библиотекой Украины для юношества, Государственным комитетом информационной политики Украины, издательством «Веселка», секретариатом ОУН. Выступали с лекциями перед студентами и общинами, давали интервью.

На пресс-конференции по итогам поездки одна из украинских журналисток спросила, помогут ли такие путешествия сделать украинцев менее бесхребетными. Самих поездок, конечно, маловато. Национальные чувства нужно воспитывать, они не появятся за один день. Но надежда на возрождение есть, об этом свидетельствует участие русскоязычных спонсоров, у которых есть украинские корни.

Нужна государственная концепция работы с украинцами за рубежом. УВКС обратится с заявлением к президентам Украины и России, ВР и Кабмину Украины. Уже из вышеприведенных фактов видно, что на полмиллиона украинцев Дальнего Востока — около 20 коллективов художественной самодеятельности и только одна радиопередача, одна газета и один воскресный класс. То, что есть у русского национального меньшинства в Украине, не идет ни в какое сравнение с тем, что есть у украинцев в России.

На протяжении последнего десятилетия с Дальнего Востока выехало немало украинцев. Остались те, которые уже называют себя дальневосточниками. В их русском языке много украинских слов. Они сохранили народные обычаи, передают из поколения в поколение рецепты украинских блюд и не обижаются на название «хохол». Похожа ситуация и на Кубани, где украинцы трансформировались в «казаков» и разговаривают на украинском, который называют кубанским говором. Из-за низкого национального самосознания дальневосточные украинцы глобальных задач перед собою не ставят. Но по поводу вышеприведенных примеров притеснений наше государство обязано выступить с протестом, как это всегда делает Россия. Украинская власть должна была бы разработать механизм получения украинской диаспорой России разноплановых новостей, справочной и исторической литературы и т.д. Кроме того, оказать содействие активистам украинской диаспоры в решении ряда конкретных задач — открыть на Дальнем Востоке консульство, для начала хотя бы почетное, ввести курс украинистики в Дальневосточном университете, построить Украинскую православную церковь Киевского патриархата во Владивостоке, осуществить подписку периодики и т.д. Ведь сформировать представление об Украине в информационном вакууме очень трудно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно