ТРАГИЧЕСКАЯ ТЕНЬ РОДЕНА

16 января, 2004, 00:00 Распечатать

Камилла Клодель — имя, которое вновь внезапно высветила история. Возможно, причиной тому нашумевший еще лет 15 назад фильм с Жeраром Депардье и Изабель Аджани в заглавных ролях...

О.Роден. «Мысль» (портрет К.Клодель)
О.Роден. «Мысль» (портрет К.Клодель)

Камилла Клодель — имя, которое вновь внезапно высветила история. Возможно, причиной тому нашумевший еще лет 15 назад фильм с Жeраром Депардье и Изабель Аджани в заглавных ролях. Ее жизни, творчеству, отношениям с Роденом посвящены также многочисленные статьи в прессе, несколько книг. Последняя пьеса Ибсена «Когда умирают, очнувшись», созданная в 1900 году, — также о Родене и Клодель.

Но, пожалуй, прописка ее в сознании многих началась с открывшейся в начале 50-х годов в парижском музее Родена выставки, привлекшей публику как отголосками необычайной судьбы Камиллы, так и экспозицией созданных ею работ, оказавшихся для многих поистине откровением...

О.Роден. «Поцелуй»
О.Роден. «Поцелуй»

Она родилась в конце 1864 г. в мелкобуржуазной семье под Реймсом. Обладала удивительной красотой, о которой мы можем судить по фотографиям, скульптурным портретам и описанию, оставленному ее братом, известным поэтом Полем Клоделем: «Прекрасный лоб над дивными глазами того густо-синего цвета, который часто встречается в романах и столь редко в жизни, большой, чувственный, но еще и очень гордый рот, густая копна каштановых волос, спадающих до самой поясницы. Вид, впечатляющий дерзостью, прямотой, превосходством и веселостью».

Неодолимая тяга дочери к скульптуре заставила отца, агента по залогу недвижимости, отпустить ее в возрасте 17 лет в Париж. Однако мечта обучаться в Школе изящных искусств оказалась невыполнимой — вплоть до 1900 года для женщин это было невозможно. Камилла и еще несколько одержимых энтузиасток организуют курсы, куда в 1883 году приходит преподавать Роден. Вскоре Клодель становится его первой ученицей, затем моделью и, наконец, возлюбленной. Вспыхнувшая страсть была неистова. Вместе с тем присущая всем творцам рефлексия тут же переплавляла ее в работы мастера, чье восхищение гармоничной пластикой совсем еще юной девушки оставило потомству полные экспрессии автографы их любви, нередко называемые «Родениадой»: «Вечная весна», «Поцелуй», «Мысль», «Вечный кумир», «Данаида», «Сирены», «Аврора»... Однако вдохновляя любимого, Камилла упорно стремилась и к собственному творчеству. Ее талант был настолько очевиден, что Роден охотно привлек свою музу к выполнению этапных работ того времени — «Граждан Кале» и грандиозных «Врат ада». Вклад Клодель в эти работы бесспорен, причем не только как ученицы, но и как соавтора, оказавшего к тому же на Родена очевидное влияние.

Действительно, это был период, когда скульптор переживал определенный творческий кризис, связанный с ломкой стилевых особенностей. Реализм уже не удовлетворял его. И вот именно Камилла Клодель привнесла в работы мастера ту текучесть линий и экспрессивность, которых ему недоставало. Поистине она была для него музой, готовой при этом пожертвовать всем ради любимого. «Я не хочу разбивать твою жизнь, — сказала ему однажды Камилла, — я хочу лишь вдохновлять тебя».

Даже в статусе ученицы она держится необычайно гордо. Проникаясь идеями наставника, упорно отстаивает свое, все более высвобождая в себе присущее именно ей мятежно-беспокойное начало. И в быту, мечтая о совместной жизни с любимым, сохраняет за собой отдельную квартиру.

Уже в 1888 году появляется ее первая большая работа — «Забвение». Название символическое. Полностью посвятив себя Родену, Камилла на время как бы забыла о себе. Она надеялась, добившись его признания и успеха, соединить с ним свою судьбу. Но Роден не торопился связывать себя, более того, в глазах публики работы с участием Клодель были только работами Родена: он ставил на них только свою подпись... В 1893 году происходит разрыв, хотя еще несколько лет они продолжают встречаться.

В этот период создаются ключевые работы Клодель — не только технически безупречные, но и отмеченные динамической композицией, мятущейся страстностью и, конечно, удивительно льющейся плавностью линий, основным декоративным приемом модерна. В отличие от Родена, лепившего крупными небрежными мазками мэтра, Клодель свои душевные импульсы облекала в утонченно-проработанные хрупкие формы с только ей присущей экзальтацией, как, например, в знаменитом «Вальсе», где в изломе сцепленных фигур улавливается не только эйфория чувств, но и их болезненность.

Действительно, в самой Камилле что-то было сломлено. Ей представляется, что она «Золушка, которая, увы, более не надеется на появление ни прекрасной феи, ни сказочного принца. Стоило так много работать, обладая талантом, чтобы получить такую «награду»? Никогда ни гроша. Быть лишенной всего, что делает жизнь счастливой». Вынести столь горькое разочарование ей было не по силам. И она бежала от Огюста, бежала от людей, постепенно становясь затворницей. Ее преследует навязчивая мысль, что все создаваемое ею будет похищено Роденом. Не желая этого, она с 1906 года регулярно разрушает свои работы. Сознание ее все более тускнеет. Последние тридцать лет — вплоть до смерти в октябре 1943 года — Камилла находилась в психиатрической клинике под Авиньоном в полной изоляции.

Наверное, недостаточно просто констатировать, что в искусство Камилла Клодель вошла как оригинальный художник, чья комплементарность творчеству Родена только подчеркивала незаурядность ее таланта. Чрезвычайно интересна прежде всего сама неординарная личность Камиллы, тот вызов судьбе, который сопровождал ее с первых шагов в искусстве.

Какое нужно иметь в семнадцать лет самосознание и мужество, чтобы решиться не только покинуть дом, но и безнадежно выпасть из респектабельно-благопристойных координат, в которых проходила ее прежняя жизнь. Ведь став скульптором и приобщившись к жизни богемы, она уже этим нарушила все каноны поведения, которые были ей уготованы. И оказалась как бы вне закона и вне сочувствия и понимания. Пока она верила в свое высшее назначение, пока не была обманута Роденом, она удивительно легко и гордо шла навстречу призванию. Но такая цельность, сжигающая за собой все мосты в едином порыве, поддерживаемом верой, оборачивается отчаянием и растерянностью, когда эта вера исчезает. И тогда среда, из которой она безоглядно вырвалась, начинает брать верх, затаптывая и уничтожая того, кто ею пренебрег. По иронии судьбы именно брат Камиллы, ставший поэтом и, казалось бы, более других способный ее понять, постарался не без помощи родных избавиться от нее, изолировав от мира, опасаясь, что беспредельное отчаяние сестры может его скомпрометировать.

Еще один, философский, аспект отношений Клодель с Роденом. Не моцартовское ли начало Камиллы сначала привлекло, а потом безнадежно оттолкнуло Огюста?

В музее Родена чувствуешь, как порой тяжеловесен скульптор, как трудно высвобождаются от лишней ноши его образы, как заземлены почти все реалистические работы. И невольно думается, что этот Сальери от скульптуры навсегда бы остался безнадежным реалистом, если бы в его жизнь не ворвалось нечто мятежно-стремительное, бьющееся, как воробышек под потолком комнаты, в которую он внезапно залетел. Только от таких нервных импульсов могла родиться бесконечная текучесть поистине библейских «Врат ада» и хоральная страстность объятий его лучших работ.

Камилла Клодель оплодотворила его творчество страстью и сама сгорела в пламени этой страсти. Ей, чтобы заявить о себе, понадобилось нечеловеческое напряжение сил, в конце концов сломившее ее и не позволившее ей, хрупкой женщине, воплотить свои замыслы. Ему, сильному мужчине и уверенному в себе мэтру, достаточно было небрежно снизойти к принесенным дарам… Потрясающая несправедливость. Может быть, это так угнетало Камиллу и привело к непоправимому. И еще — мощью своей фигуры, в прямом и переносном смысле, он заслонил ее от признания, вернее, не допустил ее признания на равных с собой.

Так ли уж гениален Роден и только ли просто талантлива Камилла?

Эти мысли невольно приходят на ум, когда находишься в одной из центральных комнат музея Родена в Париже, полностью отданной работам Клодель. Интересна история создания этой экспозиции. 5 июня 1914 года, ровно через год после того, как Камилла была помещена в психиатрическую лечебницу в Провансе, Родену предложили посвятить ей одну из комнат его музея. Мэтр на это рассудительно ответил, что ему нравится идея приобрести несколько работ мадемуазель К. Как знать, может быть, создавая эту экспозицию, Огюст искупал свою вину перед Камиллой, равно как и ее брат, предоставив лучшие работы сестры. Официальное же открытие комнаты состоялось намного позже — в 1952 году, вслед за первой большой выставкой работ Клодель в Роденовском музее. Лет через десять коллекцию удалось пополнить двумя шедеврами — «Вальсом» и «Сплетнями». В дальнейшем собрание было увенчано знаменитой «Волной», созданной уже после их расставания. В ней растерянно-напряженные бронзовые женские фигурки застыли в ожидании, когда на них обрушится гребень ониксовой волны. Что это — игра или вызов судьбе? Поднимет ли их упоительно волна или безжалостно раздавит? Во всяком случае, в отличие от других работ Камиллы, где человеческое тело было инструментом ее эмоций, — даже зашкаливавших в своей ирреальности, — в композиции «Волны» доминанта отдана Стихии. Камилла еще упивается этой Стихией, но предоставляет ей права Рока.

Наверное, глубоко символично, что в музее Родена рядом экспонируются два Кредо — вознесенные в молитвенном экстазе «Руки» Мэтра и «Волна» его Музы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно