ТЕАТР, ЗАПРЯТАННЫЙ В АРХИВАХ

2 апреля, 1999, 00:00 Распечатать

Так назывался цикл радиопередач, которые в течение нескольких лет вел известный киевский театровед Валерий Гайдабура...

Так назывался цикл радиопередач, которые в течение нескольких лет вел известный киевский театровед Валерий Гайдабура. Такое же название имеет и недавно выпущенная в свет издательством «Мистецтво» его книга, подзаголовок которой уточняет, о чем собственно здесь идет речь: «Сценическое искусство Украины периода немецко-фашистской оккупации (1941-1944)».*

В сталинские времена страшный анкетный вопрос: «Находился ли на оккупированной территории?» часто звучал, как приговор, а реально многие подобные приговоры приводились в исполнение, оборачиваясь вычеркнутыми из жизни годами советских лагерей и ссылок. Но может ли быть вычеркнутым или окрашенным лишь в черные тона какое-либо из времен столь недолгого пребывания нашего на этой грешной земле? Вспомним строки псалма: «Человек - как трава дни его, как цвет полевой, так цветет…». И как же быть тем, у кого годы цветения, первые уроки юности или полнота зрелых лет совпадали с переживаемым всеми испытанием, каким для каждого народа является вторжение в его мирный дом врага? Жизнь при этом не только не останавливается, а, напротив, обретает особую интенсивность, напряжение, незамечаемую в течение обыденных, занятых повседневным трудом периодов глубину, силу переживаний. Народ, оказавшийся под ярмом и под бомбами, существующий в зоне повышенной опасности, мобилизует свою духовную энергию, позволяющую выстоять, не согнуться и не сдаться.

В трудах и художественных произведениях, в документальных свидетельствах, раскрывающих хронику военных лет, мы имели много примеров, как конкретно это присходило. Не было лишь данных о том, какую роль в скрытом сопротивлении и нравственном единоборстве играл на оккупированных землях Украины театр. Сведения эти оставались воистину книгой за семью печатями. Боясь огласки, люди уничтожали подобные данные, те, кто был к тому причастен, гибли в лагерях, оказывались в эмиграции, а живущие среди нас актеры, певцы, балерины, художники, сценографы, дирижеры изо всех сил старались избегать огласки, хотя хорошо понимали, что история их военной театральной карьеры сохранена в архивах служб безопасности Украины, России, Германии, в их личных делах и секретных документах.

Начатый Валерием Гайдабурой поиск продолжался больше десяти лет. Его результаты буквально ошеломляют. Несмотря на то, что ведущие украинские театры были эвакуированы, что люди театра вместе с представителями всех иных профессий мужественно сражались на фронте, тем, кто остался «под немцами», свой театр был нужен, как воздух и как хлеб насущный. И этот театр рождался в самых невероятных условиях, строил свой репертуар, объединял профессионалов и аматоров, из ничего создавал декорации и костюмы. С подмостков старых театральных зданий, клубов, приспосабливаемых для спектаклей самых различных помещений звучало родное слово, оживали нетленные образы классической литературы, как вестник из иной жизни воспринималась знакомая музыка, мелодии любимых песен.

Необычность и уникальность собранного материала вызвала жанровую неординарность книги В.Гайдабуры. Это безусловно серьезное, подкрепленное фактами и документами, самостоятельное по концепции научное исследование. Но это и книга судеб, собрание документальных очерков, ценное справочное издание, откуда будут черпать данные исследователи, изучающие историю украинского театра. Автор начинает многостраничным изложением репертуарных списков, охвативших деятельность театров в 43 городах Украины. Если бы исследовательский труд В.Гайдабуры был ограничен лишь поисками и публикацией этого репертуара, то и тогда он имел бы неоспоримую научную ценность. Здесь приведены данные о 1081 спектакле, о звучавших концертных программах, указаны постановщики, состав трупп действовавших в те годы театров, период их работы. Сам взгляд на этот репертуар позволяет судить о патриотическом значении театра и его высокой миссии. Театр поддерживал в народе веру в себя, в значимость созданных им духовных ценностей, в неповторную самобытность своей культуры и в ее всечеловеческое звучание. В репертуарных списках названы 92 пьесы украинских авторов. При этом лидирующая роль принадлежит таким классическим названиям, как «Наталка Полтавка» И.Котляревского (59 постановок в течение неполных трех лет), «Запорожец за Дунаем» С.Гулака-Артемовского (35 спектаклей разных театров), «Ой, не ходи, Грицю, та й на вечорниці» М.Старицкого (пьеса шла в 29 театрах), «Бесталанная» И Карпенко-Карого и «Сватання на Гончарівці»

Г. Квитки-Основьяненко (оба названия упомянуты в 26 случаях).

Приведенный репертуар можно назвать уникальной антологией классической украинской драматургии. Вместе с тем в эти годы ставились и трудные для прочтения пьесы Леси Украинки, и находившиеся под запретом в советские времена пьесы В.Винниченко, и «Мина Мазайло» М.Кулиша, который шел в шести театрах. Видное место занимала в афишах русская и зарубежная классика - пьесы А.Островского, Н.Гоголя, Л.Толстого, водевили А.Чехова, комедии Ж.-Б.Мольера, К.Гольдони, трагедии Ф.Шиллера. Шли даже «Гамлет» Шекспира, пьесы М.Гауптмана и М.Гальбе. Наряду с драматическими и музыкально-драматическими действовали и оперные театры, также со своим обширным репертуаром.

Анализу конкретных спектаклей, их оценке и характеристике посвящена вторая глава книги, названная «Пространство сцены в тисках истории». Глава третья, «История и пространство судьбы», состоит из переплетения множества трогательных и грустных рассказов о людях, творивших этот театр, существовавший под неусыпным ревнивым надзором чужаков-оккупантов и живший поддержкой заполнявших залы голодных измученных зрителей. Валерий Гайдабура годами шел по следам тех, кто мог и хотел поведать о сокровенном. Доверие этих в большинстве своем старых и не склонных к откровенностям людей приходилось завоевывать нелегко. Большинство из того, что он успел услышать из их уст, уже не сможет услышать никто. Все это составило отдельные сюжеты и фрагменты общей картины, в которой представлены действующие лица театрального процесса. Эта картина одновременно является и человеческим документом особой ценности, данью памяти тем, кого некогда готовы были очернить и клеймили как предателей, кого заставляли стыдиться и скрывать свое прошлое.

Книга Валерия Гайдабуры может быть одинаково интересна и людям театральной профессии, и всем, кто любит театр, и тем, кто интересуется историей украинской культуры. В наше трудное для искусства время она способна внушить оптимизм, поддержать веру в то, что театр жив и будет жить, как бы ни старались его опекать или разрушать политики и чиновники.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно