СВОБОДА ОПОЗДАЛА НА ЦЕЛУЮ ЖИЗНЬ

20 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 20 октября-27 октября

Редкая по драматичности история, изложенная в книге с таким названием, произошла в Харькове еще до начала Великой Отечественной войны...

Редкая по драматичности история, изложенная в книге с таким названием, произошла в Харькове еще до начала Великой Отечественной войны. А сама книга издана в Казахстане совсем недавно, чему есть свое особое объяснение. Рассказывается в ней о судьбе пятерых харьковских студентов, которые в 1940 году организовали конспиративную «Партию ортодоксальных ленинцев». Написал ее спустя более полувека один из членов этой партии Эдмунд Тер-Погосян, и страницы эмоциональных воспоминаний перемежаются здесь с сухими документами из архивов.

По-видимому, это была первая в СССР молодежная группа антисталинцев. Они считали, что «вождь всех времен и народов» извращает ленинизм, и решили вступить на путь борьбы с царящим вокруг произволом. «Ортодоксальные ленинцы» хотели восстановить ленинские нормы демократии, они не были против коммунистического учения или советской власти как таковой. Известны и другие, сходные по идеям, организации. Так, в 1945 году в Челябинске была создана партия «Идейно- коммунистическая молодежь». В Воронеже в 1947—49 годах существовала «Коммунистическая партия молодежи», история которой описана в документальной повести ее члена Анатолия Жигулина. А в 1950 году возник «Союз борьбы за дело революции», среди его участников был поэт Борис Слуцкий. Хотя кто поручится, что еще где-то не лежат папки с подобными, еще не увидевшими свет делами?

Ортодоксальные ленинцы

1938 год… Портреты Сталина, газеты с разоблачениями правотроцкистского антисоветского блока Бухарина, приветствия дрейфующей станции «Северный полюс-1», на Международной выставке в Париже установлена скульптура Мухиной «Рабочий и колхозница», уже построена Магнитка и Днепрогэс, Чкалов совершил свой беспересадочный полет в Америку, завершилась коллективизация, партийную организацию Украины возглавил Никита Хрущев…

В это время в Харькове ученики девятого класса образцовой харьковской школы № 53 организовали самодеятельный кружок по глубокому изучению марксизма-ленинизма. Инициатором был Миша Перцовский, а участниками Эдик Микинелов, Миша Каждан, Эдмунд Тер-Погосян. Еще несколько ребят, в том числе Гаррик Меллерович, Павел Хононкин и Юра Петров, делали там отдельные доклады. Всем им было по четырнадцать-пятнадцать лет.

Для тех, кто поступил в кружок, посещение было обязательным, а к занятиям нужно было готовиться. В результате школьники получили о диамате и истмате большее представление, чем было изложено в кратком курсе «Истории ВКП(б)». Хорошо знали о приоритете экономики над политикой, о разнице между номинальной и реальной зарплатой, представляли, куда идет прибавочная стоимость. Знали и сравнивали с действительностью.

Как вспоминает автор книги, 9 октября 1940 года, когда они уже были первокурсниками исторического факультета университета, Миша Перцовский на очередном занятии кружка, где, кроме него, присутствовали Эдик Микинелов, Матвей Ривкин и Эдик Тер-Погосян, впервые открыто высказал свои убеждения.

— Сталинская власть, будучи прогрессивной в начале своего правления, стала к настоящему времени глубоко реакционной, — сказал он. — Уничтожены почти все ленинские кадры. Уничтожены те, кто дал Сталину власть. Уничтожена свобода слова. Переполнены тюрьмы. Крестьяне, производители хлеба, голодают. Теряется вера народа к детищу Ленина, к Советской власти. Народ все это видит и понимает. Однако боится слово сказать даже близким знакомым. Предадут и арестуют. Попраны ленинские нормы демократии. Сталин сблизился с гитлеровским фашизмом, который истребляет безвинных людей, а мы ему эшелонами посылаем хлеб.

— Если мы считаем себя честными людьми, имеем ли мы с вами право сидеть сложа руки? — спросил восемнадцатилетний юноша. — Я предлагаю вам объединиться и создать здесь, сегодня молодежную организацию, которую считаю возможным назвать «Партией ортодоксальных ленинцев».

Согласие дали все. Ребята поклялись, что сегодняшний разговор — это тайна, они понимали, что если о нем узнает посторонний, это будет угрозой жизни каждому из них. Таким образом начало партии было оформлено. На следующий день согласие дал пятый товарищ — Митауэр. Партийцы решили, что встречи теперь должны носить сугубо конспиративный характер. Тер-Погосяну было дано поручение подыскать малолюдное место для следующего партийного собрания, где можно было бы обсудить вопрос о программе и уставе партии. Он нашел кондитерскую по улице Свердлова, где можно было, как он пишет, «скушать вкусное пирожное». Какие они были еще дети!

15 октября в кондитерской собрались уже впятером. Перцовский принес написанные им проекты устава партии и программы, которые были единогласно приняты. Было также решено в целях конспирации работать «пятерками».

20 октября Михаил Перцовский сообщил, что рекомендует принять в партию своего однокурсника Бориса Шерешевского. «Ортодоксальных ленинцев» стало шестеро.

В последних числах октября конспираторы собрались в пивном баре на улице Сумской. Михаил Перцовский предложил создать теоретические кружки по углубленному изучению марксизма среди студентов исторического факультета. Тер-Погосяну поручили установить связи в юридическом институте, где он часто бывал на лекциях, Микинелову — с литературным кружком Зеленского, Митауэру — организовать кружок у себя в машиностроительном институте, Ривкину — в своей школе. Эдику Тер-Погосяну сверх того было поручено принять меры к изготовлению гектографа для печатания листовок. Здесь же Перцовский предложил всем напечатанный на машинке вопросник с целью сбора информации об экономическом положении в городе и стране, о настроении населения.

Вот и все, что они успели сделать.

В это время за соседним столиком, совсем рядом с «конспираторами», сидела группа из трех человек, один из которых был заместителем начальника отдела УГБ В.Летнев. Он возглавлял следственную группу по уже открытому делу «ортодоксальных ленинцев». Партийцы и не подозревали, что они уже были под «колпаком», что их уже успел предать шестой член партии Шерешевский. Со времени организации партии, таким образом, не прошло и месяца.

Арест

Но арестовали ребят только 22 ноября 1940 года, после целого месяца плотной слежки. Поначалу ГПУ полагало, что восемнадцатилетними юнцами должен руководить кто-то из взрослых и хотело выявить эти связи. Арестовали, как обычно, ночью. А потом последовали месяцы и месяцы допросов, издевательств, сидение в камерах без какой-либо связи с внешним миром. Они признались во всем. Так, на первом же допросе среди своих друзей Эдик Тер-Погосян простодушно назвал имена и тех, которые были с ним в партии, и просто школьных товарищей, не понимая, что тоже ставит их под удар.

Обвинительное заключение гласило, что УГБ УНКВД по Харьковской области вскрыта и ликвидирована подпольная антисоветская организация, именовавшая себя «Партия ортодоксальных ленинцев» и ставившая своей задачей свержение советского строя путем антисоветской пропаганды и осуществление террористических актов над руководителями ВКП(б) и советского правительства.

Суд

11 февраля 1941 года утром начался закрытый суд. Здесь подельщики после ареста встретились впервые, но разговаривать между собой было запрещено. После того, как прочли обвинительное заключение, каждый из обвиняемых заявил, что предъявленное обвинение ему понятно и он признает себя виновным в участии в организации «ортодоксальных ленинцев».

Михаил Перцовский, безусловно, был яркой, незаурядной личностью, с задатками лидера, гражданским темпераментом и высоким интеллектом. Так, он сказал также, что войну с Германией считает неизбежной. И даже заявил, что, на его взгляд, существующее правительство во время войны может не справиться с возложенными на него задачами. Забегая вперед, скажу, что этот талантливый юноша погиб в лагере, так и не раскрыв свои дарования, и напомню, что ему в это время только-только исполнилось восемнадцать лет.

Когда председательствующий каждому из подсудимых задал вопрос: «Считаете ли вы себя врагом советской власти?», Перцовский, Тер-Погосян и Микинелов ответили отрицательно, а Матвей Митауэр сказал: «Объективно я враг советской власти, а субъективно я не враг советской власти». Завершил он свои показания так: «Я считал, что мероприятия правительств должны подготовить страну к войне, ибо война с Германией неизбежна, но экономические затруднения в стране остались, несмотря на уверения членов съезда, что все хорошо».

Подсудимым было дано последнее слово.

Михаил Перцовский заявил, что в истории было много случаев, когда от рук власть имущих погибали честные борцы за интересы и свободу народа. И прочел судьям (!) монолог Неофита — раба из поэмы Леси Украинки «В катакомбах».

В конце он сказал: «У меня к суду одна просьба. Дело было начато мною, и у остальных подсудимых, без моего влияния на них, едва ли все вылилось бы в такое дело. Я виноват за это, и только я должен за это отвечать. Я прошу суд учесть наше непонимание и дать возможность выбраться на дорогу для построения социализма».

...9 апреля 1941 года, через 56 суток со дня суда троим приговоренным к расстрелу сообщили: «Вам подарили жизнь. Расстрел заменили десятью годами лишения свободы».

Крутой маршрут

Потом эшелон на Ивдельлаг, расположенный на восточном склоне Уральских гор, болезни, бараки, голод, лесоповал, дистрофия, близость смерти, тяжелый труд — уже столько раз описанный, каждый раз особенный, и каждый раз типичный «крутой маршрут» миллионов граждан страны Советов.

Ивдельлаг отпустил Тер-Погосяна 18 сентября 1950 года. Но еще не на свободу, на поселение в деревне Чумаково, Новосибирской области. А вслед за этим пришел Указ Президиума Верховного Совета СССР 1951 года, который гласил, что тем, кто отбыл срок, ссылка дается «навечно». Даже не пожизненно! После долгих хлопот ему все-таки разрешили переехать в Кокчетав (Казахстан) по месту ссылки матери. Только в 1956 году, уже во времена хрущевской оттепели, «ортодоксальный ленинец» был освобожден от «дальнейшего нахождения в ссылке».

В этом же году, спустя 16 лет со дня ареста, он приезжает в Харьков, ходит по знакомым улицам, встречается с мамой погибшего Михаила Перцовского, одноклассниками, в том числе Владимиром Марченко, и даже восстанавливается на I курс исторического факультета университета. Но связь времен не восстановить. Харьков уже другой, а в Казахстане семья, работа, люди, которые спасали его от смерти, помогали в трудные годы. И Эдмунд Тер-Погосян остается жить в Казахстане.

Как долго тянулась эта трагическая история! Автор книги уже работал инспектором гороно, уже преподавал в университете, уже была перестройка и Горбачев, когда пришла долгожданная реабилитация — летом 1990 года. Полвека спустя после ареста. К этому времени «ортодоксальному ленинцу» было 68 лет! А книга была написана еще позже.

Одноклассник

Я встретилась с единственным живущим в Харькове человеком, имя которого тоже упоминалось в деле «Партии ортодоксальных ленинцев». Это Владимир Марченко, математик с мировым именем, член украинской и российской академий наук, лауреат Ленинской премии, который и дал мне прочесть эту удивительную, редкую книгу «Свобода опоздала на целую жизнь» с теплой дарственной надписью автора. (Кстати, вышла она в городе Алматы, тиражом всего 2000 экземпляров.)

— Я учился с Юрой Петровым и Митауэром в одной школе, а с Эдиком Микинеловым даже сидел в седьмом классе за одной партой, — вспоминает Владимир Александрович. — Все они были моими товарищами и очень хорошими ребятами, а Юра, на мой взгляд, был чрезвычайно талантливым математиком. А вот Перцовского я не знал, он учился в параллельном классе. Жили мы все по-соседству, кто на Гражданской улице, кто на площади Руднева. Но оканчивали школу не вместе. Я «перескочил» через год и уехал учиться в Ленинградский университет, так что во время этих событий меня в Харькове не было. Я и узнал об аресте ребят только тогда, когда приехал домой на каникулы.

Хочу заметить, что для того времени такие настроения для молодежи не были типичными. И на мой взгляд, самая большая заслуга «ортодоксальных ленинцев» состоит в том, что они нестандартно мыслили.

Эти ребята видели несоответствие лозунгов и реальной жизни. Но они свято верили в коммунистические идеи и поэтому решили разобраться в ситуации, изучая первоисточники. Понимаете, у меня изучение первоисточников всегда вызывало дрожь, а им это было интересно! Может быть, они были более гуманитарными, более философски настроенными? Безусловно, я тоже видел это несоответствие. Но я ушел от него в науку, весь мой интеллектуальный интерес, вся энергия переместились в математику.

Судьбы

«История учит тех, кто ее изучает», — приводит Тер-Погосян в своей книге слова известного историка В.Ключевского. И добавляет: «Чтобы предотвратить подобное в будущем, нужно принять закон «Об ответственности за незаконные политические репрессии». И нужен суд над сталинщиной! Несправедливо, когда гитлеровский фашизм осужден, а сталинские апологеты пытаются до сих пор защищать и оправдывать действия своего вождя. Некоторые советуют не ворошить прошлого. Считаю, что это неверно и даже порочно. Уроки прошлого забывать нельзя».

***

Эдмунд Тер-Погосян, автор книги, живет в Казахстане.

Михаил Перцовский. Умер в лагере от туберкулеза в марте 1942 года.

Абрам Митауэр. Умер в лагере от дистрофии в ноябре 1941 года.

Матвей Ривкин. Последний раз его видели в 1941 году, в эшелоне, который шел в лагеря на Котлас. Больше о его судьбе ничего не известно.

Эдуард Микинелов. Живет в Германии.

Михаил Каждан. Погиб на войне.

Юрий Петров. Погиб на войне.

Павел Хононкин. Погиб на войне.

Гаррик Меллерович. Живет в США.

Владимир Марченко. Живет в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно