ШЕВЧЕНКОВЦЫ И «КАТЮША»

4 мая, 2001, 00:00 Распечатать

Боевые машины реактивной артиллерии во время Великой Отечественной войны в народе любовно называли «Катюшами»...

Боевые машины реактивной артиллерии во время Великой Отечественной войны в народе любовно называли «Катюшами». Новое оружие сразу стало необычайно популярным. Для метания снарядов использовался реактивный двигатель, установленный на самом снаряде, что обеспечивало скорость и дальность полета (неуправляемые ракетные снаряды) и практически исключало действие силы отдачи на орудие. Залповый огонь обеспечивал внезапность. Это позволяло конструировать простые по устройству, легкие и компактные пусковые установки, обладающие огневой мощью. Ракетные системы БМ-8 (калибр снаряда 82 мм) и БМ-13 (132мм), снаряды массой 7,98 и 42,5 кг. эффективно поражали открытую живую силу противника и огненные средства на дальности 5,5 и 7,9 км. По соображениям секретности марки боевых машин реактивной артиллерии первоначально не назывались.

14 июля 1941 года первая батарея реактивной артиллерии (командир капитан И.Флёров) дала первый залп по скоплению эшелонов противника на железнодорожном узле Орши. (С момента формирования минометным частям присваивалось гвардейское звание.)

 

Неоценимый вклад в развитие теории и практики использования ракет внесли ученые и изобретатели А.Засядко, К.Константинов, К.Циолковский. Разработка реактивной техники в СССР была начата в 1920 году газодинамичной лабораторией в Петрограде. В 1939 году был создан опытный образец многозарядной пусковой установки, названой позже БМ-13.

В 1941 году в Харькове на заводе Шевченко было начато серийное производство знаменитых гвардейских реактивных минометов «Катюша». За прошедшее шестидесятилетие об этом событии не писала ни одна из харьковских газет, не говорилось даже на торжествах в честь Дня Победы. И выплыло оно на свет совсем недавно, в канун столетнего юбилея предприятия. Но даже сегодня об этих эпизодах деятельности украинского завода можно услышать лишь в заводском музее и прочитать в очерках истории предприятия. Перелистаем эти страницы.

С началом войны Харьков превратился в боевой арсенал Красной Армии.

Завод им.Шевченко, находясь в системе Наркомата среднего машиностроения, приступил к освоению и выпуску военной техники в 1940—41 годах. Из воспоминаний ветерана войны и труда А.Сорокина:

— В цехе стендовой сборки с 1941 года было организовано производство пусковых ракетных установок БМ-13 или, как их впоследствии стали называть, «Катюш». О начале войны я узнал на работе. Со слезами на глазах заводчане слушали по радио выступление В.Молотова. В тот же день в цехах прошли собрания — было принято решение о круглосуточном режиме работы. Люди не только выполняли свои сменные задания, но и копали траншеи, оборудовали бомбоубежища, оклеивали оконные стекла. В первые дни многие шевченковцы ушли на фронт, в отряды народного ополчения, истребительные батальоны. Завод перестраивал работу на военный лад. В цехах создавались фронтовые бригады, участки, смены, которые перевыполняли задания по производству авиабомб и мин.

В сентябре 1941 года обстановка на фронтах осложнилась. Нависла угроза захвата Харькова оккупантами. ГКО СССР принял решение об эвакуации промышленных предприятий в глубокий тыл. Из Харькова было отправлено 320 эшелонов с заводским оборудованием, все, что нельзя было увезти, зарыли в землю. Из города выехало более 400 тысяч заводчан.

Шевченковцы получили приказ об эвакуации в Пензу. Демонтаж оборудования шел днем и ночью. На железнодорожные платформы грузили котлы, трансформаторы, оснастку, инструмент, цветной металл, 6 тыс. различных станков. Заводской эшелон, следовавший в Пензу, несколько раз попадал под бомбежку, но, к счастью, добрались харьковчане без потерь. Разместились на территории бисквитной фабрики. В Пензу было эвакуировано лишь 30 процентов списочного состава завода, но уже в ноябре они приступили к поставке оружия фронту.

Из воспоминаний ветерана предприятия, инженера-технолога П.Калугина:

— Перед коллективом была поставлена задача по созданию в кратчайшие сроки сверхмощных тяжелых минометов. Люди сутками находились в заводских цехах и отделах. Помню, что первый образец мы изготовили достаточно быстро. Но такому миномету нужны были мощные мины. Предприятие, на котором осваивался их выпуск, со своей задачей не справилось. И тогда заказ передали нашему заводу. Несколько дней и ночей, практически без отдыха, работал я над чертежами. По ним высококвалифицированные инструментальщики изготовили уникальную оснастку, и завод приступил к выпуску нового типа боеприпасов, в которых нуждался фронт.

В средине декабря шевченковцы отгрузили первые партии боеприпасов и вооружения, а с января 1942 года вошли в график, ежемесячно изготавливая 30 «Катюш», 1 тыс. ротных минометов, 100—120 полковых минометов, 300 тысяч мин, 5—6 тысяч авиабомб.

Не хватало рабочих рук, к станкам встали женщины и подростки — жены и дети заводчан, рабочие эвакуированных предприятий Орла и Тулы. Завод перешел на казарменное положение. Короткий отдых после одиннадцатичасовой смены — и опять к станкам. К.Сердобольский так вспоминал об этом периоде:

— Для нас тогда не было невозможного. Когда понадобилось ввести дополнительный пресс, братья Овчинниковы, прекрасные инструментальщики, за трое суток изготовили шестиместный штамп. В трудный час испытаний коллектив завода делал все, чтобы приблизить победу.

Среди эвакуированных в Пензу была семья А.Кудя, кадрового работника завода. Его дочь, Г.Пивоварова, вспоминает:

— Когда мы эвакуировались вместе с заводом, в нашей семье было четверо детей, пятый ребеночек родился уже в Пензе. Конечно, трудно жилось тогда всем, но многодетным особенно. Нашей семье пришлось пережить немало лишений. Мне было тогда четыре года, но я до сих пор помню сырость и холод барака, в котором мы жили, крыс, от которых охраняли маленькую сестренку, и постоянное чувство голода. Кажется невероятным, что люди все это выдержали, сохранили себя и своих детей.

А вот как запомнились эти годы ветерану войны и труда А.Буружьянцу:

— В феврале 1943 года после ранения и контузии в бою за Харьков, я попал в госпиталь под Пензой. Когда меня выписали, я получил направление в школу младших командиров. Мы несли постоянные дежурства на предприятиях, эвакуированных из разных городов страны. Во время одного из дежурств я встретил своего земляка, от которого узнал, что здесь работают шевченковцы. Своими глазами видел, что люди трудились не покладая рук, по нескольку дней не уходя с завода. Особенно тяжело было подросткам и женщинам, изможденным тяжелой работой и недоеданием.

Большой радостью стало сообщение, что 23 августа 1943 года освобожден Харьков. Общий размер ущерба, нанесенного народному хозяйству и населению Харьковщины, превысил 33,5 миллиарда рублей. Город был в руинах. Особенно сильно пострадали промышленные предприятия. Первая группа специалистов, возвратившаяся из Пензы, увидела обгоревшие, полуразрушенные здания цехов, кирпичные завалы. Пожар уничтожил механический и сборочный цехи, парокотельную, компрессорную. Документы заводского архива за 1943 год дают представление о том, в каких условиях шло восстановление предприятия. Кадров не хватало, большинство молодых и работоспособных людей еще были на фронтах войны. Тем не менее уже в сентябре-октябре 1943 года особо важные участки были укомплектованы специалистами. Стояла задача хотя бы частично пустить производство — фронт нуждался в боеприпасах и оружии. И завод заработал.

После победы шевченковцы выпускали текстильные машины, изготавливали аппаратуру слепой посадки самолетов военной и гражданской авиации, осваивали и вели серийное производство диспетчерского локатора ДРЛ-1, который позволял обнаруживать самолет на расстоянии 30 км. С 1953 года завод приступил к производству аппаратуры систем управления баллистическими ракетами, изготавливал аппаратуру, разработанную в КБ С.Королева для первого искусственного спутника земли, а позднее и ракету, которая вывела на орбиту космический корабль с человеком на борту. В дальнейшем на заводе серийно изготавливалась бортовая аппаратура управления баллистическими ракетами разработки КБ В.Сергеева, Н.Пилюгина и В.Кузнецова. В начале 1990 годов заводские специалисты приняли участие в разработке и изготовлении электронных приборов систем автоматики для танка Т80УД, спроектированного харьковским конструкторским бюро им.Морозова при заводе им.Малышева. Это стабилизация башни танка и пушки, управление зенитной пулеметной установкой, механизм загрузки пушки и удаления снарядов. На счету предприятия изготовление аппаратуры для спутника «SESAT», комплекты для модернизированной БЦВМ «Салют-3М», для выведения на околоземную орбиту спутников связи «ГЛОБАЛСТАР», производство систем управления атомными и тепловыми электростанциями. Не так давно Харьковский государственный приборостроительный завод им.Шевченко (объединение «Монолит») отметил свое столетие. Предприятие прошло путь от кустарных мастерских до выпуска сложной электронной аппаратуры. Говоря об этом периоде, генеральный директор А.Шпейер отметил:

— Биография завода складывается из судеб тысяч людей, в разные годы работавших на предприятии. Опираясь на свершения предшественников, каждое поколение вносит свою лепту в развитие производства и делает шаг вперед в соответствии с требованиями времени. В непрерывной связи поколений — высшая мудрость и смысл человеческой жизни. Оглядываясь на пройденный путь, добрым словом вспомним всех, кто оставил о себе достойную память в летописи завода. Талантливые умельцы, прекрасные специалисты были не сторонними наблюдателями, а активными участниками. Зная свою родословную, люди стремятся оставить добрый след на земле, ощущают ответственность за то, что ежедневно делают для завода, страны, а значит, и для самих себя.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно