САМОЕ СКОРОСТРЕЛЬНОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА - Социум - zn.ua

САМОЕ СКОРОСТРЕЛЬНОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

14 апреля, 2000, 00:00 Распечатать

Во время первой мировой войны германский пулеметчик вел огонь по позициям англичан, которые вели ...

Во время первой мировой войны германский пулеметчик вел огонь по позициям англичан, которые вели ответный огонь, а в тыл германцу собирался ударить русский, и все они без исключения использовали практически одну и ту же модель.

Открытие английского инженера сэра Генри Бессемера на своей шкуре может опробовать каждый. Сэр Генри в первую очередь вошел в историю как первооткрыватель в области черной металлургии, и недаром один из типов доменных печей носит его имя. Но его предложение использовать энергию отдачи для открывания затвора пушки трудно переоценить.

Это случилось в 1835 году (Пушкин еще был жив), а девять лет спустя соотечественник сэра, некий мистер Блекли, сумел заставить работать и пороховые газы, когда придумал механизм, самостоятельно открывающий и закрывающий затвор. Так началось время автоматического стрелкового оружия.

Следует отметить, что почти 50 лет автоматическое стрелковое оружие находилось в тени. По Европе прокатились события 1848 года, через несколько лет началась Крымская война, близился «железный канцлер» и его войны, но военная наука как бы не стремилась овладеть судьбоносными изобретениями Бессемера и Блекли. К концу века перед европейской цивилизацией встала одна из важнейших задач — окончательное покорение, колонизация Африки. И именно решение этой задачи заставило начать поиск того оружия, которое бы позволило разгромить такие воинственные племена, как, например, зулусы и масаи.

Колонии возникли еще в очень давние времена. Финикийцы, значительно позже греки, а потом и римляне расселялись по берегам Средиземного моря, проникнув через черноморские проливы, селились на побережье Крыма, в Колхиде. Если финикийцы свои колонии рассматривали исключительно как перевалочные базы для дальнейших путешествий (ведь именно они, по мнению некоторых исследователей, первыми приплыли в Америку), то у греков отношения между метрополией и колонией считались освященными свыше и сравнивались с отношениями между родителями и детьми. У римлян в дело вступают настоящие римские законы, в первую очередь закон о римском гражданстве, и колонии, созданные для поселения туда вышедших в отставку легионеров, становятся важной составной частью империи.

А потом — тишина. Поразительно, но с того момента, когда канула в Лету Римская империя с ее колониями, и до того, когда Португалия в 1482 году заняла Золотой берег, прошло более тысячи лет! И позже, на протяжении почти четырех веков, европейцы не могли считать африканский континент покоренным. Португальцы селились на находившихся возле побережья островах Святого Фомы и Принцевых, занимали небольшие участки в Дагомее, потом откупали у местных князьков Острова Зеленого Мыса, углубиться же в сердце Африки они не рисковали.

Англичане, вступившие в борьбу за африканские сокровища значительно позже, как и португальцы, двигались вдоль побережья. Они основывали маленькие фактории, старались как можно дальше держаться от аборигенов, и присоединение Сьерра-Леоне в 1806 году было их первой крупной удачей. Правда, потом гордый брит пошел дальше на юг, туда, где давным-давно уже были поселения буров, этих выходцев из Германии и Голландии.

Голландцы еще в 1652 году основали Капскую колонию, — что это была за колония, если буры первоначально каждодневно отстаивали свою жизнь с оружием в руках, а потом зулусские императоры наладили неплохую торговлю разрешениями на вспашку земли и выпас скота, — белый человек жил и дышал только потому, что ему это разрешал черный.

Дело тут не в расизме. Просто черные цари и императоры, вожди и знать прекрасно понимали свою силу. Европейцы, даже вооруженные самыми современными по тем временам ружьями, не могли соперничать с океаном черных воинов, вооруженных копьями, щитами, луками и стрелами. К тому же африканцы с успехом приторговывали своими соплеменниками — особенно на Западном побережье, — которых на кораблях отправляли в Америку, на Кубу, а взамен получали такие же ружья, как у белых. Тут, кстати, и подоспело изобретение Хайрема Максима.

Этот родившийся в США и имевший немецкие корни изобретатель поработал на славу. Его изобретения служили для убийства почти 100 лет: модернизированный в 1940 году станковый пулемет «максим» отслужил в Советской армии до конца войны. Несмотря на то, что в летопись человечества Максим вошел как изобретатель пулемета, автоматической винтовки и скорострельной пушки, для производства которых он открыл у себя на исторической родине заводик, Хайрем не был профессиональным оружейником. Он в первую очередь был хорошим бизнесменом, занимался исследованиями в области электротехники, проектировал летательные аппараты. Но известность, славу, а в первую очередь деньги ему принес представленный в 1883 году пулемет.

Получив через два года патент, Максим на долгие годы стал монополистом в области автоматического метания пуль.

Пулемет действовал за счет отдачи. После выстрела пороховые газы отбрасывали ствол, включался механизм перезаряжения, извлекавший из ленты патрон, который отправлялся в казенник. Одновременно взводился затвор. И так до бесконечности, с первоначальной скорострельностью 250— 300 выстрелов в минуту. Ствол, правда, перегревался и потому охлаждался водой, залитой в окружавший его металлический кожух. Но в Африке вполне хватало и невысокой скорострельности, да и с водой обычно проблем не возникало. Так технический прогресс и покорил великий континент.

Впервые пулеметы использовали англичане в очередной стычке с расово близкими, но ярыми врагами по сути — с бурами. Эффект был ошеломляющий, что позволило за короткий срок переориентироваться на местных, покорить Бечуаналенд, разгромить империю зулусов, занять Родезию (ныне — Зимбабве). Через шесть лет пулеметы стрекотали и со стороны буров, и со стороны англичан (естественно, «максимы»), но аборигенам от этого было не легче. Им автоматическое оружие не досталось.

Им оставалось покорно наблюдать, как с прибывающих кораблей сходят на их землю колонизаторы, как они выгружают амуницию и запасы. Так, немцы в своей Юго-Западной Африке выгружали «максим» калибра 7,92 мм, на салазочном станке. Бельгийцы в Конго — «максим» калибра 7,65 мм, который устанавливался на треножном лафете, оборудованном механизмами вертикальной и горизонтальной наводки. А уж англичане пристрастились к «виккерсам» (любят эти парни все называть по-своему!) калибра 7,69 мм, причем для пущего разнообразия они монтировали пулеметы на грузовиках.

Ничего не попишешь: новый век наступал, колонизация Африки входила в свою заключительную фазу, борцы пролетарского интернационализма писали статьи об империалистическом переделе мира. И правда, немецким колониям вскоре настал «капут», все поделили страны-победительницы, а на смену старичку «максиму» начали приходить новые модели. Как тот самый «гочкис», который работал уже не от отдачи ствола, а на отводе пороховых газов из ствола к механизму перезаряжания.

«Гочкис» славно потрудился в Мексике в начале века. Кто знает, что было бы с историей покорения Америки, если бы у конкистадоров были, скажем, пулеметы «максим», а у ацтеков...

Впрочем, не будем фантазировать. Отметим главное в «великом бремени белого человека». Это неизвестно откуда взявшаяся уверенность в своей ответственности за других и стремление направить этих других по своему пути. Для подобных-то целей и сгодилось одно из самых судьбоносных изобретений за последние две тысячи лет — пулемет. Заряжай!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно