Рудольф Вейгль: подвиг длиною в жизнь

13 ноября, 2009, 13:12 Распечатать Выпуск №44, 13 ноября-20 ноября

В течение всего существования человечество постоянно преследовали болезни и эпидемии. И только в последние столетия, благодаря героическим усилиям выдающихся ученых-подвижников, многие из них удалось преодолеть...

В течение всего существования человечество постоянно преследовали болезни и эпидемии. И только в последние столетия, благодаря героическим усилиям выдающихся ученых-подвижников, многие из них удалось преодолеть. Страшной угрозой еще в начале прошлого века был сыпной тиф. Для примера: в начале Первой мировой войны в австрийской армии сыпным тифом заболели 120 тысяч солдат, из которых 60 тысяч умерли. В период с 1914-го по 1922 год в России тифом переболели 25 млн. человек.

И только в 1918 году львовскому ученому австрийского происхождения Рудольфу Стефану Вейглю (1883—1957) удалось получить вакцину против этого страшного недуга. Полагаем, рассказ об этом выдающемся ученом и общественном деятеле особенно актуален сегодня, когда вирус А/Н1N1 держит в напряжении всю Украину.

Рудольф Стефан Вейгль родился в Моравии в немецкой семье. С пяти лет мальчика воспитывал отчим, поляк по национальности, преподаватель Стрыйской гимназии, что на Львовщине. Профессиональное образование Рудольф получил на биологическом факультете Львовского университета (в то время университет Яна Казимира), где талантливый студент стал сначала ассистентом кафедры зоологии и сравнительной анатомии, а затем получил аттестат частного доцента этой же кафедры.

Во время Первой мировой войны молодого ученого мобилизовали в австрийскую армию и приписали к микробиологической лаборатории, которой руководил знаменитый микробиолог Филипп Айзенберг. Именно на войне он увидел, что солдаты гибнут не только в сражениях. Не меньше человеческих жизней уносили инфекционные болезни. Особенно свирепствовал сыпной тиф — неизменный спутник революций, войн, голода и антисанитарии. Именно в борьбу с эпидемией тифа среди австрийских военных и русских военнопленных на территории Чехии и Моравии, со временем Польши включились сотрудники лаборатории, где служил Рудольф Вейгль. Вскоре борьба с этой эпидемией стала делом его жизни.

После демобилизации в 1918 году Рудольф Вейгль вернулся на должность ассистента кафедры гистологии и эмбриологии медицинского отделения Львовского университета. В 1919 году в качестве паразитолога был назначен на должность руководителя крупной лаборатории в Перемышле для исследования сыпного тифа. Там он начал свои фундаментальные изыскания, в знак признания за которые в 1920 году его пригласили на должность профессора, заведующего кафедрой общей биологии медицинского факультета Львовского университета. В рамках этой кафедры был создан Институт исследований сыпного тифа — широко известный как Институт Вейгля. Им он руководил до 1944 года.

Эврика!

Вейгль просто-таки жил своей лабораторией. В ее развитие он вкладывал собственные доходы, в частности вознаграждения и премии, спроектировал большую часть оборудования для производства вакцины и бактериологических исследований. Самый известный пример усовершенствования Вейглем лабораторного оборудования — его идея разместить винт микроскопа внизу. Изобретение уже год спустя было внедрено в серийное производство венской фирмой «Райхерт».

Из этой поначалу очень скромной лаборатории слава об его исследованиях расходилась по всему миру. Вейгль в значительной мере положил начало и обосновал необходимость нового раздела микробиологии — риккетсиологии.

Таким образом, он продолжил титанический труд целой плеяды выдающихся микробиологов, стремившихся спасти человечество от тифа. Один из них — лауреат Нобелевской премии французский ученый Шарль Николь еще в 1909 году выяснил, что тиф переносят вши. Самого возбудителя обнаружили лишь в 1916 году. Но это мало что изменило, поскольку надежных методов лечения в то время еще не существовало.

Трудности заключались в том, что возбудителя тифа для производства вакцины можно было получить только из организма вшей. Ни одна из попыток не увенчалась успехом. Рудольфу Вейглю удалось разработать новые методики и использовать ряд собственных приспособлений, которые дали возможность выращивать возбудителя болезни в организме ее переносчика — платяной вши.

Вейгль впервые обработал метод культивирования и накопления возбудителя сыпного тифа (риккетсий Провачека) в количествах, достаточных для его дальнейшего интенсивного изучения ведущими учеными мира, что дало толчок бурному развитию риккетсиологии. Для выращивания возбудителя ученый использовал естественную среду — кишечник вши, разработал методику лабораторного содержания популяции Реdiculus humanus и ее искусственного заражения, вводя риккетсии в кишечник насекомых микроклизмами. Благодаря этому оригинальному методу ученый получил возможность постоянно иметь материал для работы.

В 1918 году Вейгль наконец-то изобрел вакцину, которая со временем спасет жизни сотням миллионов людей во всем мире. За это открытие ученый заплатил тем, что сам дважды заразился и переболел страшным недугом.

Впервые вакцину против сыпного тифа массово применили во время эпидемии в 1920-х годах в предгорьях Карпат. В дальнейшем вакцинацию проводили в Китае, Монголии, странах Африки.

Благодаря своим широким связям Рудольф Вейгль проводил сравнительные исследования над риккетсиями из различных частей мира. К нему во Львов постоянно приезжали известные ученые из разных стран, среди них и лауреат Нобелевской премии за исследование сыпного тифа Шарль Николь, высоко оценивший труды ученого (именно он назвал реакцию микроагглютинации реакцией Вейгля). Вейгль, не заботясь о приоритетах или сохранении авторских прав, щедро делился своими знаниями и научными идеями с коллегами.

Рудольф Вейгль с малолетним сыном
Рудольф Вейгль с малолетним сыном
В сентябре 1939 года после разгрома Польши и воплощения в жизнь секретных протоколов пакта Молотова—Риббентропа Западная Украина оказалась в составе СССР. Трудами Вейгля заинтересовались советские власти. Довольно быстро на базе львовской лаборатории был создан институт для исследования тифа, а также налажен серийный выпуск вакцины. В 1940 году известного ученого посетил один из высших руководителей СССР Никита Хрущев, предложивший ему переехать в Москву, обещал звание академика. Но Вейгль не принял предложения. Год спустя, когда во Львов вошли немецкие войска, Вейглю как немцу по происхождению поступило аналогичное предложение — переехать в Берлин и там продолжить исследования. Но и на этот раз он категорически отказался. Его авторитет был настолько велик, что, несмотря на отказ, ученый сохранит за собой статус научного руководителя и сам будет решать все кадровые вопросы.

Только отступая, немцы убедили Вейгля уехать в Польшу, где он возглавил кафедру биологии сначала в Краковском университете, а потом в Познани. Но преподавательская работа мало привлекала исследователя, а надлежащих условий для возобновления изысканий ему так и не создали. Новые — уже польские — коммунистические власти тоже проигнорировали былые достижения Рудольфа Вейгля. Умер ученый в 1957 году в Закопане. Похоронен на Раковицком кладбище в Кракове.

Везде свой и везде чужой

Настойчивость и бескомпромиссность в достижении цели очень помогали Рудольфу Вейглю в работе, однако не нравились властям, какими бы они ни были — польские, немецкие или советские. Его обвиняли даже в том, что он, профессор Львовского университета, закупал оборудование для своей лаборатории в Германии.

Широко известен факт его бескомпромиссности: когда в польских вузах при режиме «санации» было введено ограничение для евреев, он не смолчал, назвав шаг польских властей «средневековым варварством».

Свою гражданскую позицию ученый в полной мере проявил в годы Второй мировой войны. Он как мог помогал представителям всех национальностей, среди которых были и евреи, избежать вывоза на принудительные работы в Германию.

В начале немецкой оккупации Львова, когда фашисты расстреляли 25 профессоров и членов их семей, Рудольф Вейгль принимает решение продолжить работу по производству вакцины, в том числе для немецкой армии, чтобы сохранить рабочие места и спасти от уничтожения многих львовских ученых. По разным оценкам, Вейглю обязаны своими жизнями около пяти тысяч его коллег-ученых, представителей академической и гимназической молодежи, участников движения Сопротивления и другие достойные люди. Вот лишь несколько фамилий: писатель Мирослав Журавский, поэт Збигнев Герберт, отец польской географии Евгений Ромер, известные математики Бронислав Кластер и Стефан Банах, светило микробиологии Генрих Мосинг... За спасение евреев Рудольфа Вейгля называли польским Шиндлером.

Несмотря на это, в послевоенные годы ученого обвиняли в сотрудничестве с немецкими оккупационными войсками. А когда кандидатуру Вейгля выдвинули на Нобелевскую премию, польские коммунисты, пребывавшие тогда у власти, запротестовали. Как ни обидно, но исследователь, открытие которого спасло жизнь миллионам людей во всем мире, не был выдвинут даже в члены Польской академии наук. Единственное, что удосужились сделать польские межвоенные власти, — тогдашний президент (по-нынешнему мэр) города Львова наградил ученого премией в десять тысяч злотых. Почти все деньги Вейгль израсходовал на медицинское оборудование, а еще купил жене шубу, а себе... спиннинг.

Уже в послевоенные годы, после смерти Рудольфа Вейгля, одна из улиц Вроцлава будет названа его именем. Однако во Львове, где ученый — большой патриот города — сделал свое открытие и прожил большую часть жизни, нет даже переулка, названного в его честь, а на здании биологического факультета Львовского национального университета — мемориальной доски! А это уже неблагодарность нынешнего поколения львовян.

23 июля 2003 года во вроцлавской синагоге советник посольства Израиля в Польше вручил внучке Вейгля Кристине Вейгль-Альберт медаль «Праведник народов мира». Награда нашла выдающегося ученого и гуманиста спустя почти полвека после его смерти.

Впрочем, забвение Рудольфу Вейглю не грозит: за свою жизнь он воспитал многих последователей, являющихся теперь его признательными почитателями. Раз в два года поочередно в Украине и Польше проходят конференции, посвященные деятельности ученого. На них съезжаются десятки ученых из разных стран, многие считают себя продолжателями дела Рудольфа Стефана Вейгля, который никогда не искал ни признания и славы, ни наград.

Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала декану факультета биологии Львовского национального университета им. И.Франко Светлане Гнатуш и старшему научному сотруднику Львовского НИИ эпидемиологии и гигиены Николаю Сагайдаковскому.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно