ПРИЗВАНИЕ — ЛИДЕР...

9 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 9 ноября-16 ноября

В нашей стране часто спорят: рост числа российских финансовых структур в Украине — это хорошо или плохо?..

В нашей стране часто спорят: рост числа российских финансовых структур в Украине — это хорошо или плохо? Почему именно российских — понятно. У нас много общего, схожа ситуация в экономике: те уроки, которые мы получаем сейчас, в России уже усвоили несколько лет назад, и поэтому, планируя развивать бизнес в Украине, российские банки знают, на что идут. Крупные западные инвесторы более осторожны — долго прицениваются и присматриваются к нашему рынку. Западные эксперты просчитывают ситуацию, исходя из принципа «выгодно — невыгодно», а дискуссии на тему «что такое хорошо, а что такое плохо» оставляют для политиков и моралистов.

Ведь для бизнеса не имеют никакого значения национальные и социальные проблемы (если, разумеется, они не мешают ведению дел). Если иностранцы решают вложить деньги в нашу экономику и финансовую систему, не нарушая при этом законов Украины, то это и называется на протокольном языке «взаимовыгодным сотрудничеством». И появление дочерних структур зарубежных финансовых организаций только укрепит стабильность украинской банковской системы.

Экономический гигант России консорциум «Альфа-Групп» проводит в отношении Украины именно такую политику. Более года у нас работает его афилиированная структура ЗАО «Альфа-Банк» (Украина). Он стремительно набирает обороты и через три, максимум четыре года планирует войти в пятерку лидеров украинского финансового рынка. Другого пути у него нет. Таков основной принцип деятельности всего консорциума «Альфа-Групп»: если через определенное время он не оказывается в пятерке сильнейших на рынке, корпорация просто уходит и переключается на что-то другое (правда, такого в его практике еще не было). Всегда быть лучшим — это кредо не только банка, но и в первую очередь его менеджмента. Причем не только в работе, но и в жизни. Здесь трудится высокопрофессиональная команда, гарантирующая успех и стабильность банка. У этих людей разные характеры, образование и судьбы, но каждый из них знает: чтобы в этой жизни состояться, необходимо создавать себя самому, работать над собой ежедневно, без расслабления и передышки. Каково это — воплотить в жизнь расхожее на Западе выражение «человек, который сам себя сделал»? Об этом и многом другом рассказывает один из таких людей.

Знакомьтесь, председатель правления ЗАО «Альфа-Банк» (Украина) Андрей Тарасов.

— Андрей Викторович, профессия экономиста (финансиста) сегодня одна из самых востребованных и престижных. Но из тысяч выпускников экономических факультетов и курсов только единицы достигают успеха. Поделитесь опытом, от чего этот успех зависит?

— От умения работать, работать и еще раз работать над собой каждый день плюс немного удачи: если человек воспитывает в себе качества лидера, ставит цель и при этом реально оценивает свои возможности, у него обязательно все получится.

В 33 года я был военным представителем Министерства обороны на почтовом ящике одного из крупных московских заводов. В 1994 году предприятие оказалось на грани банкротства, а моя работа — малоденежной и бесперспективной. И я решил уйти из армии вообще. Мне предложили стать директором фирмы по торговле запчастями, и я согласился.

— И чему главному этот первый бизнес-опыт вас научил?

— Тому, что тратить здоровье и силы можно только на то, что имеет перспективы развития. Фирма наша была, что называется, «купи-продай». Что сегодня «урвал», то твое... Никакого экономического анализа ситуации, не говоря уже о стратегии развития. Я очень скоро понял: такой «первобытный» бизнес — это не для меня. Но были и другие сложности. Армия, которой я отдал столько лет, — совершенно особый, оторванный от реальности мир. И человек, который живет в нем, совершенно не адаптирован к нормальной жизни. Он привык, что его зарплата, работа и даже отдых расписаны чуть ли не по минутам. Все оплачено. А тут — на тебе! Сюрпризы каждый день, причем какие! Так я, можно сказать, прошел хороший курс адаптации к реалиям наступившей жизни.

Андрей Тарасов
Андрей Тарасов

— И вы тогда уже имели представление о том, чем будете заниматься?

— В «Торибанк» я попал по объявлению в газете. Взяли меня менеджером по продажам, или, попросту говоря, дилером с месячным испытательным сроком. За месяц я перевыполнил достижения предыдущих претендентов на эту должность в несколько раз. И, что называется, поплатился… В штат взяли моего напарника, который, в отличие от меня, проходил более спокойно практику. А мне еще на месяц испытательный срок продлили. Тем не менее, в банк я попал экономистом группы по работе с клиентами. Новая работа дала мне ощущение масштабности, реальной перспективы и комфорта. Это была большая, уверенная в себе структура. Ее сотрудники учились цивилизованному ведению бизнеса, изучали законы экономического развития в новых условиях. И, что самое главное, я четко видел перспективу как самой структуры, так и своего карьерного роста.

— Каким образом вы, представитель двух самых невостребованных в постсоветский период профессий — военного и инженера, так быстро сориентировались в банковской системе?

—- Я имел хорошее образование, которое помогло подойти к вопросам бизнеса системно. Это был первый шаг, подкрепленный практикой. Второе — учеба. Уже работая, я окончил Международную Академию предпринимательства по специальности финансовый менеджмент. И сейчас постоянно, минимум час в день, занимаюсь самообразованием, поскольку никакое движение вперед невозможно без обновления знаний. Бизнес, особенно на постсоветском пространстве, развивается очень динамично и не всегда последовательно. Не учтешь все нюансы сегодняшнего дня, пропустишь момент изменения тенденции развития — утратишь наработанные позиции, а значит, и конкурентоспособность. Чтобы не отстать, надо постоянно совершенствоваться самому и заставлять это делать тех, кто работает с тобой.

— Какой этап работы вы считаете самым ответственным для себя?

— Все важны, но первый, когда начинал работать с клиентами, — особенно. Именно на таких специалистах держится одно из основных направлений работы банка — продажа банковских продуктов. Ведь, по большому счету, продажа — это умение правильно строить и развивать взаимоотношения. Суть технологии продаж я знаю не понаслышке. Три года «продавал» сам. Встречался с клиентами, объяснял, рассказывал преимущества сделки «от и до». Кстати, иногда с момента первого контакта до прихода клиента в банк проходит не один год, если речь идет о стратегических клиентах. Массовый же клиент приходит под конкретное «имя» банка. И менеджер — первый человек, который его встречает. Бесспорно, сначала он ассоциируется у клиента только с образом банка. Но постепенно, по мере общения, сам банк для клиента начинает существовать в лице менеджера, с которым он постоянно взаимодействует. Этот личностный контакт очень важен. Он может быть сугубо протокольным, а может иметь помимо профессионального еще и человеческое начало. И если именно на таких принципах строятся отношения, то со временем это становится хорошей традицией. А банк становится местом, куда просто приятно приходить.

Но, тем не менее, не следует забывать, что менеджер работает на результат и одна из его основных задач — привлекать новых клиентов.

— И каков процент тех, кто в итоге говорит «да»?

— На то время удачей считалось, если из 16 проведенных телефонных разговоров два закончились согласием к тебе прийти.

— Принятие какого решения в жизни далось вам особенно тяжело?

— Уход из «Торибанка». Шел 1998 год. Разразился экономический кризис в России. Под этот «каток» попал наш банк. Я видел, как умирал «Торибанк». Большая мощная структура слабеет, «сморщивается», лихорадочно цепляется за жизнь. Зрелище, прямо скажем, не для слабонервных. Все шесть месяцев этого медленного угасания я оставался с банком. Чего мне это стоило — другой вопрос. Представьте себе на секунду: масса народу идет к тебе, а ты бессилен что-либо для этих людей сделать. Бессилие — это, наверное, то, с чем ни один нормальный человек смириться не может.

И вот наступил момент, когда я опять перестал видеть перспективы. Пришел к руководству банка и сказал: «Вы как высший менеджмент проиграли. И у меня нет уверенности, что не проиграете еще». К этому времени у меня уже было определенное имя и определенные предложения. Я выбрал Альфа-Банк. В России на тот момент не было более стабильного и перспективного финансового учреждения. Но вместе с тем, в его структуре при всем благополучии банка были и слабые звенья, которые необходимо было дотягивать до нужного уровня. Это непростая, но интересная работа. Всегда можно увидеть конкретные результаты. Я рискнул возглавить одно из отделений, в котором до этого сменилось четыре управляющих. Через год мы его вывели в передовые.

— Вы говорите о банках как о живых существах: «растет, болеет, умирает». Как вы считаете, финансовые структуры живут по тем же законам, что и люди? Одинакова ли у них формула успеха?

— Думаю, да. Ведь любая структура — это прежде всего люди. Что-то вроде пчелиного роя, который состоит из десятков тысяч насекомых, но при этом составляет один целостный организм. И то, насколько успешно он работает, зависит от ежедневного вклада каждой пчелы.

— Попытайтесь вывести общую для людей и финансовых структур формулу карьеры?

— Работа каждый день, самодисциплина плюс немного удачи.

— Можно доказать это на примере становления Альфа-Банка? Давайте начнем с удачи.

— До кризиса 1998 года Альфа-Банк был достаточно скромным. И находился где-то посередине между крупными банками и мелкими. Но пришел кризис, одни финансовые организации вымерли, другие — еще не набрали силы. А Альфа-Банк уже имел достаточный вес на рынке и, что самое главное, наглядно продемонстрировал свой профессионализм, стабильность и универсальность. Более того, он не только полностью выполнил свои обязательства в период августовского кризиса, но и впоследствии стал первым российским банком, который рассчитался по докризисным долгам. Сейчас он входит в пятерку сильнейших финансовых структур России.

— А как насчет профессионализма? В чем он на тот момент заключался?

— В умении мозгового центра (высшего руководства) банка правильно воспользоваться сложившейся ситуацией. В этом плане руководство сработало очень профессионально и четко. Во-первых, в банк были привлечены лучшие специалисты рухнувших банков, а также их клиенты. Вместе с клиентами пришли солидные обороты, появились средства, которыми можно кредитовать. Сегодня кредитный портфель банка более 1 млрд. долларов США.

— Насколько, по-вашему, риск в бизнесе и карьере себя оправдывает?

— Настолько, насколько хорошо спрогнозированы его последствия. Идти вперед необходимо всегда. Не двигаясь, не рискуя, и человек, и структура застаиваются, теряют форму, в лучшем случае остаются на том уровне, на каком были. На любой работе однажды наступает период, когда тебе все становится понятно: что делать сейчас, что дальше, чем все это закончится и что ты в итоге получишь. И тогда возникает два пути: либо остановиться и согласиться иметь то, что имеешь, либо, если чувствуешь в себе силы, сделать шаг и начать «разбег» для достижения цели нового качества. И это чувство новизны — особое, сильное, острое — сродни болезни.

— Когда вы переболели этой «болезнью» последний раз?

— Когда принял предложение возглавить Альфа-Банк в Украине. И теперь, по прошествии времени, могу даже «диагноз» себе поставить: я «заболел» Киевом и, поверьте, совсем не жалею, что приехал сюда.

— В данном случае, риск просчитан и вы уверены в успехе?

— Конечно! Нет уверенности — не стоит даже начинать. Мы станем лидерами — это бесспорно. Что же касается сроков, то они, конечно, определены. Если бы мы с вами находились в стране со стабильной политической и экономической ситуацией, их можно было бы назвать с точностью. В нашем же случае нельзя сбрасывать со счетов риски.

— Какой вам видится перспектива банка на сегодняшний день?

— Очень неплохой — у нас достаточно козырей для успеха. У нас за спиной материнский банк, имя которого украинскому клиенту хорошо известно. Кроме того, согласно статистике, экспортно-импортные потоки Украины с Россией составляют порядка 30—40%. А на сегодня наш материнский банк — лидер по количеству клиентов с оборотом более 50 миллионов долларов США в месяц на российском рынке. И очень многие из них в своем бизнесе так или иначе связаны с Украиной. То же можно сказать и об украинских бизнесменах, активно работающих на российском рынке. Это для нас большой плюс.

Мы универсальный банк и сегодня предоставляем весь спектр банковских услуг. Банком освоено инвестиционное направление благодаря тому, что в него вошли бизнес-подразделения компании Альфа Капитал Украина. Эта крупнейшая украинская инвестиционная компания работает на украинском рынке уже более шести лет и не покидает лидирующих позиций. Структура имеет специалистов, которые очень активно работают на фондовом рынке, рынке венчурных проектов. На сегодняшний день наиболее значимые проекты реализуются в области средств массовой информации, фармацевтики и энергетики. Среди них — телевизионный «Новый канал», «Наше Радио» — одна из крупнейших сетевых FM-радиостанций, ЗАО «Диорама» — издатель газеты «Диорама плюс «Московский комсомолец», ОАО «Галичфарм». Каждый из проектов занимает одну из ведущих позиций в своей отрасли. Такое удачное слияние инвестиционного и коммерческого направлений существует далеко не в каждом банке. А если говорить о разработчиках инвестиционной стратегии — такой команды в других структурах попросту нет, это я вам говорю как специалист.

Не так давно банк начал эмиссию пластиковых карт международной платежной системы Visa International, которые не предусматривают наличия гарантийного взноса и предоставляют скидки на товары и услуги в рамках дисконтной программы «Моя карта мира» Альфа-Банка, действующей в России и охватывающей около 200 торговых точек.

— Какого рода банковские услуги потребуеются Украине в первую очередь?

— Кредитование. Ресурсов этого плана в Украине недостаточно. И подавляющее большинство украинских банков, как, впрочем, и российских, пока плохо капитализированы. А мы можем предоставлять достаточно большие средства — до 100 млн. долларов США на одного заемщика. Планируем наращивать свой капитал и дальше. Также у нас есть возможность вести переговоры со своими клиентами о так называемых длинных деньгах (кредитах на срок более года), что в Украине практически не распространено. Есть потребность в упрощении и отлаживании механизмов экспортно-импортных операций как для российских, так и для украинских клиентов. Это прежде всего снижение тарифной нагрузки при расчетах с Украиной, предоставление определенных гарантий и многое другое.

— В чем специфика работы в Украине?

— Сейчас Украина напоминает мне Россию трехлетней давности. Хотя в несколько ином ракурсе. У нас тоже был период не совсем четкого действия законов, непредсказуемости, правового вакуума. Но тем не менее чувствуется, как у вас ситуация меняется к лучшему буквально во всем: повышается уровень знаний, растет число высококлассных специалистов. Да и благосостояние людей с каждым годом все выше.

— А отношения с клиентами?

— Сейчас в России клиенты более практичные. Перевелись те, кто приходит в банк с каким-то совсем уж безнадежным проектом. Причем сразу видно: сам он прекрасно понимает, что проект его никуда не годен, тем не менее, упорно ищет того, кто это «проглотит». Еще важный момент — в России при переговорах мы обсуждаем три вещи: цену, срок и качество. А тут в деловых вопросах даже от солидных людей можно услышать что-то вроде: «неужели вы думаете, что я вас обману?», «Это ж я вам сказал и за свои слова отвечаю!» и т. д.

— Выходит, работать тяжело?

— Интересно! Азарт есть. Конкуренция, стремление вырваться вперед, как в беге на длинные дистанции. Кроме того, у нас достаточно хорошо поставлена работа с клиентами. И есть ряд преимуществ, которых нет в России. Например, система электронных платежей. Российские клиенты о расчетах час в час как о нормальной практике могут только мечтать.

— Помогает ли в банковском деле опыт вашей прежней военной работы?

— Конечно. Банкиры нередко проводят параллели, подчеркивая, что банк —военная организация. И это действительно так. Ведь что важно для 99,9% работников банка? Как в армии: дисциплина, исполнительность и пунктуальность. Мало того, банковских служащих каждый день может ожидать достаточно однообразная, рутинная, не всегда интересная работа, при исполнении которой ты должен сохранять такую концентрацию мысли, как будто делаешь эту работу в первый раз. Кроме того, в нашем банке еще практикуется достаточно жесткий стиль работы. Если что-то не так, церемониться с тобой никто не будет, но цель, которая при этом преследуется, — быстрее исправить ситуацию, которая может ухудшиться по твоей вине.

— И такой подход никогда не задевал вашего самолюбия?

— Меня как личность нет, а как специалиста — конечно. Но я не обижаюсь, а по-хорошему злюсь, и в первую очередь — на себя. И на волне этой злости становлюсь донельзя работоспособным. Выругаюсь сквозь зубы и исправляю ошибки.

— Кто для вас в таких ситуациях является примером?

— Отец. Он был умным, волевым человеком, многого в жизни добился. Со мной отец был немного суховат, строго спрашивал за каждый проступок и требовал неукоснительно придерживаться принципа: сказал — сделал. Может, поэтому я больше тянулся к маме, потрясающе доброй и удивительно красивой женщине. Мне было 26 лет, когда их одного за другим не стало. Только тогда я осознал, что они для меня значили. А теперь я сам отец, у меня сын первокурсник. И я понимаю: мать и отец не только по-разному воспитывают сына, но и по-разному любят. Матери дорого дитя уже потому, что оно есть на свете, а отношение отца меняется в зависимости от поступков ребенка, от того, насколько проявляется в мальчике настоящий мужской характер. И теперь я думаю, что, наверное, в младшей школе я тоже слишком жестко давил на сына. Сейчас он начинает сам «барахтаться» в этой жизни: совершать ошибки, разочаровываться, проигрывать и побеждать. Он познает лучшие и худшие стороны человеческих отношений. Но людей пока что оценивает по двум критериям: насколько человек добрый и веселый. Я наблюдаю и стараюсь по возможности не мешать ему в этом процессе познания.

— Каковы ваши критерии оценки человека?

— В отношении друзей и хороших знакомых — порядочность и надежность. А в отношении коллег критерий один — профессионализм. Я глубоко убежден: чтобы хорошо делать свое дело, надо быть, в первую очередь, профессионалом. Меня раздражают недоработки и редко интересуют оправдания, почему они произошли. Главное — найти и устранить причину. И если я говорю с человеком на повышенных тонах и принимаю в отношении него какие-то меры, то это означает примерно следующее: «Ты, Вася (Петя и т. д.), мне очень даже симпатичен. И санкции я применяю не лично к Васе, а к начальнику отдела Василию Петровичу... С Васей я играю в теннис, езжу на шашлыки, а с начальником отдела работаю!» И мне, по большому счету, наплевать, какой этот начальник человек — плохой или хороший. Пусть он даже склочный, но если он первоклассно делает свое дело, я его и поощрять буду, и по службе продвигать. А если приятный во всех, кроме работы, отношениях, буду гнать в три шеи».

Ведь хороший человек — это не профессия, это состояние души, и прекрасно, если эти понятия совпадают.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно