Примирение ветеранов: миссия невыполнима?

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 25 марта-1 апреля

Если благородная инициатива о примирении участников Второй мировой войны, прозвучавшая с самых в...

Если благородная инициати ва о примирении участников Второй мировой войны, прозвучавшая с самых высоких трибун, действительно вызвана добрыми побуждениями, то 9 Мая 2005 года в мероприятиях, связанных с 60-летием Победы советского народа над гитлеровскими захватчиками, должны принимать участие и ветераны Украинской повстанческой армии. Если не на правах союзников по Антигитлеровской коалиции, то в качестве почетных гостей. Готова ли к такому повороту событий нынешняя власть, какова будет реакция общества? И — самое главное — есть ли у участников былых сражений внутреннее желание пожать друг другу руки и прекратить отравлять настоящее прошлыми обидами?
Кого приглашать? Этот вопрос не менее важен для организаторов майских празднеств, нежели ломание копий вокруг парада на Крещатике. Если исходить из того, что в войне с Германией победил СССР, то, несомненно, нельзя забывать о его тогдашних военных союзниках: Великобритании, США и Франции. Ветеранские делегации из этих стран должны быть в Киеве несомненно. Как и официальные представители участников боевых действий, ныне проживающих в России, Белоруссии и других странах — бывших республиках Советского Союза.
Но это — лишь вершина айсберга. А как быть с чехами и словаками? На стороне СССР воевала с нацистами дивизия под командованием генерала Свободы, а на территории оккупированной немцами некогда единой страны активно действовали партизанские отряды и подпольщики, помогавшие советским войскам. Если вспомнить об экс-Югославии, то здесь торг неуместен: отряды Тито развернули в тылу фашистов крупномасштабную войну, и для борьбы с ними немецким генералам приходилось отряжать значительные силы, снимая их с двух фронтов.
Движение Сопротивления активно действовало практически во всей оккупированной Гитлером Европе. Мой дядя, красноармеец Ефим Данилюк, попал в плен в первые дни войны. Вскоре ему удалось бежать, но так как до родных краев предстояло идти тысячи километров, он решил влиться в один из итальянских партизанских отрядов; в нем и провоевал до окончания войны. Получается, что и итальянцы (несмотря на то, что Муссолини отрядил на Восточный фронт целую армию) не совсем чужие гости на нашем предстоящем юбилейном праздновании…
Но если с более дальними соседями нам разобраться легче, то с близкими куда сложнее. Поляки в годы Второй мировой войны воевали чуть ли не по всему свету. Они 1 сентября 1939 года первыми вступили в бой с гитлеровскими войсками; в составе Войска Польского было немало украинцев — в основном, галичан и волынян. Значительная часть наших соотечественников погибла, другие выжили, успев повоевать и в составе РККА. После уничтожения Польской державы Гитлер и Сталин решили «жить дружно», предварительно разделив побежденную страну (пакт Молотова—Риббентропа и секретные протоколы к нему) на две части. Но эмигрант­ское правительство из Лондона стояло на своем: после войны восточные границы Речи Посполитой (образца 1921—1939 гг.) должны быть восстановлены на основании статей Рижского мирного договора 1921 года.
Именно эта задача была главной в партизанской борьбе поляков, которая развернулась в годы Великой Отечественной на западноукраинских землях, называемых ими «кресы всходни». Прозападная Армия Крайова объединила вокруг себя польские силы самообороны.
Нужно сказать, что АК с переменным успехом воевала не только с частями УПА или гитлеровцами: были отдельные стычки и с отрядами советских партизан. Но по большому счету сила, которая пыталась дезавуировать принадлежность Западной Украины к остальной Украине, в борьбе с нацистами и украинскими националистами не отказывалась и от… советской помощи! Спецотряд «Мстители» под командованием кадрового офицера госбезопасности Дмитрия Медведева (дислоцировался в Цуманских лесах Волыни) активно сотрудничал с представителями АК и самообороны в деле получения разведданных. А когда в 1943 году крупные силы УПА начали штурм польского укрепрайона Пшебраже (сейчас — с. Гаевое Киверцовского р-на), неожиданный удар медведевцев в тыл наступавшим предопределил исход сражения: уповцы отступили. Может, есть смысл приглашать в Киев на 9 Мая и бывших воинов АК? Как солдат и офицеров, которые воевали с гитлеровцами в составе подразделений прокоммунистической Армии Людовой (АЛ), не говоря уж о военнослужащих, воевавших с вермахтовцами на фронтах Великой Отечественной в составе регулярных советских войск.
Таким образом, на Крещатике должны присутствовать ветеранские делегации из многих европейских держав, США, Канады… А как быть с украинцами? Мысль о примирении весьма своевременна. Но ее реализация — трудновыполнимая задача. О чем мы говорим, если в Украине уже много лет не могут найти общего языка две крупнейшие ветеранские организации (Игоря Юхновского и Ивана Герасимова), представители которых 60 лет назад служили в одних и тех же воинских подразделениях и проливали кровь в боях с гитлеровскими захватчиками и японскими милитаристами. В чем причина непонимания между бывшими товарищами по оружию? Если Игорь Юхновский и его единомышленники демонстрируют европейскую приверженность в понимании причинно-следственной связи событий минувшей войны, то Иван Герасимов и его окружение напоминают людей, которые и сегодня (будь здоровье и приказ!) готовы идти в бой со всеми врагами уже несуществующей страны как внешними, так и внутренними!
Среди последних, естественно, на первом месте находятся так называемые бандеровцы — боровшиеся за независимость Украины. Но свои вооруженные отряды имели и две враждующие ветви ОУН (Мельника и Бандеры), и «Поліська Січ» Бульбы-Боровца. Ни годы борьбы, ни сталинские репрессии, ни десятилетия эмиграции не смогли примирить между собой этих людей, что само по себе вызывает проблемы в поиске взаимопонимания между ветеранами УПА с одной стороны и Советской Армии — с другой. Эта проблема — наша внутренняя, хотя легче всего указать или на Москву, или на Варшаву...
Похоже, мы готовы обняться с любым бывшим врагом, но не с соседом-недругом! Украинский фонд «Единение» еще в начале 1996 г. реализовал пока единственный в своем роде в Восточной Европе проект. В Ковеле, благодаря поддержке местных властей, ветеранских организаций Волыни и округа Детмольд (ФРГ), сооружен памятник жертвам Второй мировой войны. Почему Ковель? Дело в том, что в здешних краях пролились буквально реки крови: бои между советскими и германскими войсками в 1944 году были сопряжены с огромным количеством жертв с обеих сторон. К тому же во Владимире-Волынском и Луцке в немецко-фашистских концлагерях погибли тысячи советских военнопленных, а с 1945 года уже под Ковелем был организован лагерь для плененных гитлеровцев. В близлежащих лесах активно действовали и советские партизаны, и многочисленные отряды АК, и, естественно, УПА. И все они воевали то против общих врагов, то между собой…
Но на торжественном открытии памятника примирению слово руководителю ветеранской организации ОУН-УПА Волынского края Мелетию Семенюку не предоставили. Выступали немцы, советские ветераны, представители властей независимой Украины, а представитель украинских повстанцев был чужим на этом «празднике примирения». И это — сделаю ударение! — происходило в Западной Украине! А что тогда говорить о восточных землях, откуда в 1944—1955 годах были призваны на борьбу с «бандеровщиной» многие тысячи солдат и офицеров во внутренние войска и другие воинские подразделения?! Ведь люди еще не забыли, как смотрели друг на друга сквозь прорези прицелов!
Так что же делать? Вот мнения представителей, так сказать, «противоборствующих сторон». Руководитель Волынской областной организации ветеранов войны и труда Николай Капитоненко:
— Мы стоим на том, что выписано в законодательстве о статусе ветеранов. Там сказано, что бывшие воины ОУН-УПА являются участниками боевых действий при трех условиях: если они воевали против фашистской Германии; не совершили преступлений против человечества; если они реабилитированы. Тем не менее, в рабочем порядке мы находим взаимопонимание практически со всеми. Хотя пока живы участники и свидетели конфликтов, которые происходили на Волыни уже после освобождения области от гитлеровцев, непросто забыть пережитое. Среди моих родственников, кстати говоря, тоже есть люди, оказавшиеся в тот сложный период по разные стороны баррикад. Возможно, в данном случае действительно самым актуальным образом звучит тезис о том, что самое лучшее лекарство — время. По большому счету, наши ветераны за то, чтобы был мир и взаимопонимание между всеми гражданами Украины.
А исполняющий обязанности главы Краевого братства ветеранов ОУН-УПА Волынского края имени Клима Савура Николай Стасюк (псевдо «Верба») уверен:
— Во Владимире-Волынском и Рожищенском районах области ветераны уже давно примирились. Они вместе ходят на различные праздничные мероприятия. Правда, каждый говорит о своих ценностях, но самое главное — советские ветераны и воины ОУН-УПА не считают друг друга врагами. И в других городах и районах области наши братчики с терпимостью и пониманием относятся к другой категории участников боевых действий. Что нам делить, если уже все дожили до того дня, когда Украина стала соборным и независимым государством?
Несмотря на неутешительные прогнозы, примирение между нашими ветеранами все-таки не утопия. Просто стороны нужно поставить в равные условия: государство и общество должны относиться к уже совсем немолодым воинам с равной долей уважения, и обеспечивать их старость нужно с материальной точки зрения адекватно. Причем на уровне не российских стандартов, а общеевропейских!
В городе Толедо я увидел памятник, сооруженный в 30—40-е годы прошлого столетия по поводу взятия города войсками путчистов генерала Франко. В демократической Испании никто не стал разрушать монумент, хотя оценка действий бывших франкистов и республиканцев, несомненно, изменилась. Но пенсионное обеспечение старых солдат стало одинаковым!
Может, именно поэтому у подножия памятника, чем-то напоминающего нашу Родину-мать на кручах Днепра, стоят и корзины с цветами, и композиции с колючей проволокой. Дискуссии продолжаются. Но — лишь на этом месте.
P.S. Учитывая неоднозначную оценку в ветеранских кругах идеи примирения и увязки этой проблемы с празднованием 60-летия Победы, возможно, надо сделать ставку на другие знаменательные даты. 2 сентября 1945 года закончилась Вторая мировая война. Шесть десятилетий со дня этой славной даты — чем не повод?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно