Полемические заметки по статье «Переход Суворова через… Кремль»

5 марта, 2010, 13:54 Распечатать Выпуск №9, 5 марта-12 марта

15 января 2010 года «Зеркало недели» опубликовало статью искусствоведа Александра Иссада, направленную на «развенчание исторических интерпретаций» прошлого...

15 января 2010 года «Зеркало недели» опубликовало статью искусствоведа Александра Иссада, направленную на «развенчание исторических интерпретаций» прошлого. Личность полководца, генералиссимуса Александра Суворова противопоставляется генералу Андрею Розенбергу, служившему под его началом в Северной Италии и Швейцарии в 1799 году.

Обратимся к фактам. Генерал от инфантерии Андрей Григорьевич Розенберг, действительно достойный и уважаемый генерал, прошел многие кампании, которые Россия вела с Польшей и Турцией в XVIII веке, героически разделил все победы и огромные тяготы похода войск Суворова. К заслугам Розенберга ни у его современников, ни у военных историков претензий нет. Но представлять дело так, что исключительно Розенбергу принадлежат заслуги в сражениях, которые автор лихо перечисляет в своей статье, да еще вопреки Суворову — неправда. Цитата из статьи А.Иссада: «Именно А.Розенберг взял Милан, без ложного пафоса разбил французов при Адде, при Требии и при Нови, при Сан-Джоржио (?! — Н.С.) и при Урзерне, совершил практически без потерь обходной маневр через перевалы Лукманиер и Оберальп, выйдя в тыл французам. И тем самым отвлек удар неприятеля от той части объединенных войск, которыми командовал Суворов».

Разберем эту цитату по порядку.

1. Против общего «пафоса» Иссада: А.Суворов с апреля 1799 г. непосредственно командовал действиями всех союзных войск, передвигающихся между горами, притоками реки По и крепостями. До того как войти в Милан 18 апреля, в праздник Пасхи, российские войска взяли крепость Брешию, выиграли 15—17 апреля упорное трехдневное сражение при Локко на реке Адда, после чего войскам был дан отдых. В Милане А.Розенберг как старший представлял Суворову прибывших с войсками генералов.

После Милана характерно семидневное сражение при Бастеньяно, которое считается неудачным и более всего связано с действиями Розенберга. Он командовал большей частью российских войск на левой стороне реки По. В действующую армию как раз прибыл 20-летний сын императора, цесаревич Константин Павлович, отличавшийся неукротимым нравом (в октябре 1799 г. он будет в обход прав старшего сына Александра объявлен цесаревичем). Может быть, потому дальнейшие действия частей под командованием Розенберга стали отличаться от общей диспозиции Суворова, что вскоре поставило их перед угрозой поражения. Суворов был очень обеспокоен положением, в которое попал Розенберг, и распорядился ряду частей идти ему на выручку. Он продиктовал приказ для Розенберга о направлениях движения его войск, дописав сам: «не теряя ни минуты, немедленно сие исполнить или под военный суд».

После неудачного сражения Суворов не стал заострять вопрос о неудаче в донесении Павлу I, оградив старого генерала от гнева императора. Но и отмел его критику Константина Павловича, впрочем, наедине выговорил последнему, доведя до слез. В назидание же Суворов выпустил специальный приказ по войскам. В приказе имя генерала Розенберга не упоминалось, но все понимали в чем дело. Не этот ли факт в основе пассажа А.Иссада, что Розенберг «натерпелся» от Суворова?

2. Сентенция по поводу битвы на реке Треббия: руководство трехдневным сражением осуществлял непосредственно Суворов; он два дня почти не покидал седло. Розенберг командовал правым крылом российских войск, которое по численности составляло примерно пятую часть всех союзных войск. Как эпизод: несколько батальонов под командованием самого Розенберга, увлеченные боем, оказались на правой французской стороне р.Треббия в тылу противника. Без связи и не зная местности несколько часов ночью они пересидели в каре, но перед рассветом смогли незамеченные французами благополучно вернуться на свою сторону.

3. Неправда, что именно Розенберг разбил французов при Нови(!). По масштабу это было важнейшее сражение итальянской кампании. Розенберг в битве не участвовал. Его корпус в 8200 человек располагался примерно в 50 километрах от места главных событий, состав его менялся в зависимости от обстановки, и перед самым сражением он был придвинут поближе. Численность войск союзников (россиян и австрийцев) в сражении под Нови составляла 48300 человек, французских — 43100. На одном поле сражалось более 90 тысяч воинов. В течение всего кровопролитного сражения корпусу Розенберга отводилась роль резерва, так как А.Суворов опасался подхода свежих войск из Франции. Более 16 часов кряду продолжался беспримерный бой. После того как исход сражения 4/15 августа был решен и А.Суворов в полночь занял квартиру в Нови, он дал диспозицию свежему корпусу Розенберга преследовать французов к Генуе. Некоторые военные историки укоряют Суворова, почему он раньше не ввел в сражение свежие войска Розенберга. Так или иначе, трудная победа была одержана меньшими силами. Корпус Розенберга всю ночь шел на соединение с главной армией, когда сражение завершилось. Солнце уже взошло, когда эта колонна проходила через Нови. Розенберг выслал вперед авангард, но он был остановлен французским арьергардом.

4. Урзерн. В сентябре Суворов получил приказ идти в Швейцарию, которую занимала французская армия Массены. Впереди был Сен-Готард, обороняемый французами. Разгром корпуса Александра Римского-Корсакова, о котором стало известно в пути, отсутствие помощи от союзного австрийского руководства, отсутствие сведений о французах, незнание местности и бескормица ставили российскую армию в отчаянное положение. Поэтому изначально на военном совете приняли решение о применении обходного маневра: главные силы численностью 14,5 тыс. человек шли прямо штурмовать Сен-Готард, а корпус Розенберга в 6 тыс. человек — в обход. Решение генералы подписывали по старшинству — более старшие подписывали в конце, Розенберг подписал документ предпоследним, перед Вильгельмом Дерфельденом.

10 сентября 1799 г. главные силы русских войск двинулись к подножию Сен-Готарда. Колонне Розенберга предстоял путь кружный и более трудный: дорога вдоль тесного ущелья то поднималась вверх, то спускалась к реке, перебегая с одного берега на другой. Проливной дождь, скользкая дорога замедляли движение. Шли вдоль горы Лукманиер. Это не перевал, как в статье А.Иссада, а хребет, параллельный маршруту колонны. 12 сентября корпус Розенберга сделал переход в 24 версты, а всего за три дня войска под его командованием прошли по горной дороге 75 верст! В конце пути шли вдоль Обер-альп. Это озеро, а не перевал, как у А.Иссада. Суворов придерживал движение главной колонны, чтобы дать время корпусу Розенберга обойти неприятельскую позицию на Сен-Готарде.

С 13 сентября войска главной колонны приступили к штурму круч Сен-Готарда Суворов три раза вел атаку на Сен-Готард, чтобы выбить французов с горы. Он опасался за обходную колонну Розенберга, о которой не было известий. В это время от деревни Урзерн против войск Суворова двинулся французский генерал Лекурб с остальными войсками, но получил известие, что вскоре со стороны Обер-альп появилась русская колонна. Это был корпус Розенберга. Однако Розенберг, не зная местности, стал лагерем. Если бы он спустился к Урзерну еще засветло, то все французские войска, давшие себя окружить в Урзенской долине, были бы истреблены. К их счастью русские заняли Урзерн только в семь часов вечера.

5. Информация о том, что Суворов «оставил на верную смерть» Розенберга: «Когда в Муттенской долине русско-австрийская армия оказалась в ловушке, генералу досталось более других. Суворов фактически оставил его на верную смерть, дабы прикрыть отступление и спасти вторую половину войска. Прямо скажем, изрядно натерпевшийся за компанию от суворовского самопиара — плоских шуток в присутствии солдат и их командиров, искусственной «демократичной» простоты, недомолвок, косноязычия, подпрыгиваний, загадочных шутовских жестов и иных ужимок «Ляксандры Васильича», Розенберг принял приказ главнокомандующего и… приготовился к смерти».

В действительности все было так: в корпус Розенберга, оставленный для задержания французских войск, входили мушкетерские полки Фёрстера, Милорадовича и Велецкого с двумя-четырьмя казачьими полками общей численностью 4000 человек; против них наступало 8000 французов. На следующий день 20 сентября в корпусе Розенберга воевало уже 7000 человек против 15000 французов. Соотношение для суворовских войск не такое уж редкое.

Из статьи А.Иссада: «Для последнего боя он (Розенберг) выстроил свои боевые порядки в три линии — лицом к неприятелю, спиной — к отступающему в горы Суворову. Узнав, что русские отходят, французы ринулись их преследовать. Войска Розенберга, сомкнув штыки, пошли в атаку. Французы были отбиты. Они бежали…» и т.д. «Розенберг в очередной раз убедительно победил. Сам генерал Массена… едва не стал его пленником».

Сам Розенберг с тремя полками Милорадовича, Фёрстера и Велецкого занимал лагерь у деревни. Впереди был полк Ребиндера с егерями и двумя спешенными казачьими полками. Французский главнокомандующий, имея двойное превосходство, решил атаковать. Русские егеря, рассыпанные в две линии поперек всей долины, отступали, отстреливаясь, на авангард Ребиндера, встретивший неприятельские колонны ружейным залпом и картечью. Шесть раз русские ходили в штыки и каждый раз были отбиты. Горячий бой длился более двух часов, когда подошли три остальных полка. Предводимые Милорадовичем, они ударили в штыки и опрокинули неприятеля.

Войска Розенберга теснили французские на протяжении четырех верст, пока долина с рекой не сузилась в ущелье. Французы рассеялись по склонам, истребляемые казаками на склонах гор и в реке. Таким образом, четырехтысячный отряд Розенберга не только отразил вдвое превосходящие силы, но и одержал полную победу. «Слава этого дня принадлежала Ребиндеру и Милорадовичу», — так писали в боевых журналах и хрониках.

На следующий день, 20 сентября, Массена возобновил атаку. С приближением французских колонн передовой полк Велецкого стал отходить на главные силы, заманивая противника на открытую поляну. Весь корпус выстроился в две линии впереди францисканского монастыря. Генерал Розенберг ездил по фронту войск, ободряя их. Милорадович, поскакав вперед, велел полку Велецкого раздаться в стороны и отойти на фланги. Русская линия встретила французские колонны густым залпом и бросилась в штыки. Первая линия французов бежала, вторая пробовала остановить натиск, но была сбита и отброшена на три версты назад.

Далее французы установили при выходе из долины батареи, но полк Фёрста, пробравшись горами, захватил пушки и взял пленных. Розенберг докладывал Суворову: «неприятель более восьми верст был гнан до того, что у преследующих не хватало сил бежать за ним и бить его». Вечером 20 сентября Суворов послал приказание Розенбергу начать отступление из Муттенской долины. Корпусу Розенберга предстояло трудное движение через гору Брагель, имея неприятеля с тылу. Тогда Розенберг прибегнул к хитрости. Он послал приказ жителям соседнего Швица заготовить продовольствия на 12 тысяч русского войска. Французы узнали об этом и весь день 21 сентября ожидали нападения.

Наконец, Массена понял, что Розенберг его обманул, но русская колонна была уже на 12 часов пути впереди. Переход войск Розенберга через гору был очень труден из-за выпавшего снега и ненастной погоды. Две ночи войска Розенберга провели без огней среди снежной пустыни, и 23 сентября спустились к Глариссу, к тому времени уже занятому суворовскими войсками. Спустились, чтобы выжить, а не умереть. Конъюнктурные выводы в статье А.Иссада, базирующиеся на передергивании фактов истории, пусть остаются на совести автора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно