ПО КОМ ЗВОНИТ ЦЕРКОВНЫЙ КОЛОКОЛ?

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 22 марта-29 марта

Странно, несмотря на заверения Центра им.Разумкова в том, что влияние церкви на политические решен...

Глава УГКЦ кардинал Любомир (Гузар)
Глава УГКЦ кардинал Любомир (Гузар)

Странно, несмотря на заверения Центра им.Разумкова в том, что влияние церкви на политические решения верующих незначительно и о нем и говорить не стоит, церковная карта разыгрывается в ходе избирательной кампании достаточно активно. Невооруженным глазом видно: собеседники нуждаются друг в друге и мы — то есть избиратели, как верующие, так и атеисты — тут совсем ни при чем. Во всяком случае, непосредственно. Что же они нашли друг в друге?

Что касается политиков, то ответ довольно прост. Часть из них почему-то не прислушивается к мнению Центра им. Разумкова и наивно полагает, что агитация той или иной конфессии сыграет немалую роль в его судьбе. Но в большинстве своем политики не настолько наивны. Они знают, что в наших условиях, декларируя верность той или иной «церковной идее», они декларируют верность той или иной идее вообще. Лучше прочих это удается делать, как ни странно, коммунистам и прочим приверженцам «курса на восток», а также политикам прямо противоположных взглядов. У тех, кто тяготеет к «центру», с «церковной картой» получается хуже.

Кроме того, политические силы, которые «уже прошли» задолго до начала выборов, стараются поскорее договориться со всеми, кто в дальнейшем может стать союзником или наоборот, — в том числе с церковью, которую (иногда не без оснований) считают важным рычагом воздействия если не на политические, то на социокультурные взгляды граждан.

А церковь не прочь подыграть. Конечно, она осознает: ее политические призывы к пастве малоэффективны. Но иерархи почти всех конфессий понимают, что призывы эти крайне эффективны в отношении государства и отдельных политиков. Поведение церквей — это тоже демонстрация их политической ориентации и влиятельности. В данном случае церковь выглядит как хороший образчик общественной организации, которая насчитывает изрядное количество членов, и оказывает на них немалое влияние. То, что это влияние не имеет никакого отношения к принятию политических решений, остается за скобками. Тех политиков, которые до сих пор не могут этого понять, церковники не разубеждают. А значит предвыборное время — неплохой момент для церковно-государственных компромиссов. На самых разных уровнях — от долгожданного разрешения на строительство в селе церкви определенного патриархата до широкомасштабных церковно-партийных альянсов и даже целых церковно-государственных проектов.

Церковь, которая нравится всем. Почти...

Правда, она нравится даже тем, кто считает ее своим «идеологическим оппонентом». Она символизирует «европейский выбор» и саму независимость с государственностью. Она ассоциируется с героизмом тех, кто сохранил ее «в катакомбах», т.е. нашим славным прошлым. Она привела в нашу страну Папу Римского. Ее иерархи никогда не срываются на брань в отношении других конфессий. Правда, симпатичная церковь? Сразу понятно: ее оппоненты — это те, кто против европейского выбора, против самих основ государственности и демократии, а может, и вообще хорошего тона. Кто же в таком признается? За некоторым исключением, конечно...

Неудивительно, что эта церковь кинулась в выборы так рьяно — это случается со всеми церквями, которые хотят помимо просто церкви слыть еще и «защитниками отечества», заодно подкручивая, где надо, гайки Священному Писанию, в котором (надо же, какая досада) ничего не сказано ни о патриотизме, ни о нации, ни, что самое обидное, о выборах.

Надо сказать, предстоятель УГКЦ кардинал Любомир играет на верных струнах. Во всяком случае — душ политиков. Прислушается ли к его слову паства — тем более такая сложная, как греко-католики? Пожалуй, прислушается, но только потому, что эти призывы совпадают с ее собственными политическими чаяниями.

Не давая прямых указаний, как и за кого голосовать (что вы, как можно...), Пастырское послание Синода епископов Киево-Галицкой митрополии УГКЦ дает вполне четкие представления о том, на что ориентирует эта конфессия своих верных «и всех людей доброй воли». Нет, вы не найдете здесь призыва не голосовать за коммунистов и их собратьев, но несколько фраз, вскользь оброненных о недавнем коммунистическом прошлом, не оставляют сомнений. Впрочем, разве кто-то сомневался в том, что УГКЦ будет изо всех сил, насколько позволят приличия, противостоять коммунистам?

Внимательный читатель послания Синода УГКЦ, даже не имевший ранее представления о том, что это за конфессия, легко поймет, что она ориентирует своих верных и всех прочих на партии националистического толка, как бы ненамеренно сгущая краски в описании состояния «украинского творчества, украинской книжки, украинского языка», обвиняет власть в непоследовательности в отношении последнего. И даже немного лукавит в строках о том, что «государственный язык не находит достойной решительной защиты и тем создает большое беспокойство среди народа». Ведь хорошо известно: означенное беспокойство эта конфессия может со всей уверенностью констатировать только в своем регионе, в иных же регионах это «языковое беспокойство» имеет прямо противоположные причины. Впрочем, до них УГКЦ пока только-только добралась, а потому и само скорейшее решение с украинизацией этих регионов было бы ей очень кстати.

УГКЦ поступает довольно умно, не примитивизируя свои «советы» до прямых указаний «за кого надо», — видимо, иерархи отдают себе отчет в малой эффективности подобных ходов, особенно в условиях специфической «галицкой ментальности». Советы, высказанные в послании, — это своеобразные культурно-идеологические ориентиры, которые не навязывают, а подтверждают верность установок абсолютного большинства греко-католиков. Таким образом, каждый из них, прочитав это послание, может почувствовать правильность собственной позиции и заодно еще раз — идеологическое единство со своей церковью. И вот уже за строками вполне мирного послания вполне четко прорисованы контуры не названных, но присутствующих незримо избирательных блоков...

Независимо от результатов выборов уже можно сказать, что с УГКЦ придется договариваться — во всяком случае, она неоднократно дала это понять: заявлением «Христиане и невыплата зарплат» продемонстрировала свою социальную активность, способность (и готовность) спорить с властью; подписанием меморандума в поддержку власти в период «кассетного скандала» показала, что с ней можно договориться. А поскольку влияние УГКЦ на Галичине не сравнимо с влиянием каких-либо политических сил, договариваться с ней не только можно, но и нужно.

И договариваться начали еще до выборов. В общении «с главой администрации Президента» (заметьте, совсем не с «лидером блока «За Единую Украину!») В.Литвином кардинал Гузар напомнил, что государство должно дружить с церковью, напомнил, что Греко-католическая церковь — часть «некогда единой Киевской церкви, наследницы Владимирова крещения». Т.е. поднимался вопрос самого статуса УГКЦ, который станет предметом обсуждения независимо от того, кто получит большинство голосов в парламенте и как в соответствии с этим изменится (или не изменится) наша «векторность». УГКЦ в любом случае ассоциируется с европейским вектором и совсем не вписывается в российский. Однако в качестве «исконно Украинской церкви, непосредственной наследницы Владимирова крещения» она остается актуальной и неприкосновенной в любом случае. Более того, в крайнем случае у этой конфессии есть возможность удовлетворить амбиции части своих верных и обзавестись собственным патриархатом, чтобы уж никто не мог упрекнуть в том, что у них центр «не за тем рубежом». А уж прозрачные намеки предстоятеля УГКЦ на возможное единение «с прочими ветвями украинской церкви» выглядят совсем умиротворяюще. Почему-то нашим политикам не кажется странным проект объединения церквей по национальному или, еще лучше, по государственному признаку. А у наших иерархов почему-то поворачивается язык делать такие намеки.

Вопрос о перенесении кафедры в Киев тоже вполне решаем, каким бы ни оказался состав нового парламента (кстати, А.Омельченко посетил кардинала Любомира почти наступая на пятки В.Литвину), поскольку «это наша исконно киевская церковь». Добавьте способность этой церкви влиять на поведение своих верных, составляющих большинство в регионе, и вы поймете, насколько велика заинтересованность в ней. Очень, очень положительный имидж — эта конфессия нравится почти всем (кроме коммунистов, разумеется, — но к ним уже привыкли). Вот только «в гражданском порыве» УГКЦ несколько перегибает палку: утверждение, что к участию в выборах каждого христианина обязывает четвертая заповедь «Уважай отца и матерь своих...» звучит даже более натянуто, чем «рекомендации к чтению предвыборных программ». Хотя бы потому, что принять или не принять участие в выборах — это вопрос гражданской свободы каждого человека независимо от вероисповедания, а церковь подобными высказываниями загоняет своих верных в угол, лишая их этой свободы: не проголосуешь, мол, считай, нарушил заповедь. Нехорошо... Даже странно, что приходится писать подобное именно по поводу УГКЦ — она же так нравится всем. Почти...

Церковь, хранящая молчание

Митрополит Киевский Владимир может позволить себе удовлетворенную улыбку. Даже две: одну за свое поведение, другую за полученный результат. Он долго молчал. Временами казалось, что он молчит тогда, когда этого делать нельзя, — еще немного помолчит, и ему же хуже... А ведь дождался. То ли знал, чего ждет, то ли просто такой вот он даос. (Фигурально выражаясь, конечно). Митрополит Владимир продемонстрировал, что иногда несамостоятельность может выглядеть совсем как мудрость.

В самом начале предвыборной гонки было сомнительно, повернем мы свой официальный курс на Москву или нет. Формально это сомнительно и сейчас, но только формально. Поэтому так пристально наблюдали за УПЦ и ждали, что она скажет по поводу выборов, партий и всего такого прочего. А она так ничего толком и не сказала: несколько раз делала вялые заявления о «невозможности влияния церкви на ход выборов», декларировала свое нежелание участвовать в столь суетных делах и т.п. Она так и не высказала устами своих высших иерархов (или даже глав братств) склонности к тем или иным силам, так и не назвала «своим» никого. А ведь спрашивали неоднократно.. Она нарушала молчание только для того, чтобы выплеснуть все накопившиеся силы на «электоральные безобразия», творимые УПЦ КП.

Тем не менее, видимо, прав был классик, утверждавший, что «нельзя жить в государстве и быть свободным от государства». К сожалению, всей своей историей православная церковь подтверждает этот тезис. Данный исторический момент — не исключение. Конечно, высказывания предстоятеля о том, что политики, «преследующие христианские цели, могут рассчитывать на поддержку верных УПЦ», можно рассматривать в качестве программы действий для священнослужителей и верных этой церкви. Но с другой стороны, эти слова ни к чему не обязывают: каждый политик, что-то обещающий, может рассчитывать на поддержку тех, кто заинтересован в выполнении этого обещания.

Нет, несмотря на олимпийски спокойное молчание предстоятеля, УПЦ, как бы ей этого ни хотелось, не выглядит свободной от выборов. Но уже то, что она оказалась ангажированной как бы не по своей воле, может считаться победой.

«Политическую пассивность» предстоятеля с лихвой компенсируют церковные СМИ. Иерархи, высказывающие непосредственные политические симпатии, за редким исключением, не принадлежат к высшему эшелону — более-менее определимы политические ориентиры митрополита Донецкого и Мариупольского Иллариона (на СДПУ(о) и митрополита Одесского Агафангела (на Русский блок), да и то в основном не по высказываниям самих архиереев, а по высказываниям и действиям людей из их окружения. Видимо, священнослужители этой конфессии действительно получили строгие директивы о «невмешательстве». Но церковные СМИ в данном случае пользуются большей свободой — они хоть и «конфессиональные», но все-таки СМИ. Поэтому по публикациям в «Православном вестнике», газете «SOS», на сайте «Православие в Украине» можно сделать некоторые предположения. Среди тех, кому находится место на полосах этих изданий, неискушенный читатель с удивлением обнаруживает КПУ. Но это неискушенный. А те, кто хотя бы изредка следит за церковно-партийными отношениями, не мог не отметить, что именно в изданиях УПЦ появилось «покаянное» заявление П.Симоненко. Предводитель коммунистов каялся за то зло, которое причинили его товарищи по партии в «прошлой жизни» страны. Впрочем, это покаяние распространялось только на УПЦ. Всевозможных «врагов истинного православия» (т.е. УПЦ КП, УАПЦ и католиков разных видов) просят не беспокоить — они в прежнем статусе. Причем эти намерения не остались на уровне деклараций — коммунисты привыкли действовать решительно: вспомните их активность в деле противостояния визиту Папы или то, с какой готовностью не так давно они признали делом своих рук «бумажное покушение» на УПЦ КП. Просто «Тарас Бульба» какой-то...

УПЦ не может не оценить рвения коммунистов, набрасывающихся на «идеологических противников» — УПЦ КП и УГКЦ. Пожалуй, это единственная политическая сила, настолько откровенно преданная «делу канонического православия» накануне выборов. Президент, покровительствующий последнее время УПЦ, так не может. А «За ЕдУ» и вовсе ведет себя как-то странно — глава блока вел «полные конструктивных предложений» (если верить пресс-релизу УГКЦ) беседы с кардиналом Гузаром.

Ради справедливости отметим, что «За ЕдУ» тоже числится среди «друзей дома», но отношения с ними скорее можно назвать осторожными — во всяком случае «на людях». Исключение составляет только давний и преданный друг УПЦ — лидер «Трудовой Украины» А.Деркач, не упускающий возможности подчеркнуть свою верность идеям канонического православия и единству православных Украины, России и Беларуси.

Немалую заинтересованность в УПЦ высказывает и В.Медведчук, которому тоже нашлось местечко в соответствующих конфессиональных изданиях. То, что «идеи социал-демократии близки идеям христианства», стало общим местом в агитации СДПУ(о), а заявление Медведчука о «поддержке канонического православия» указывает и на ту ветвь христианства, с которым наша социал-демократия ищет «идейной близости». А уж опубликованная на сайте «Православие в Украине» статья члена Политбюро СДПУ(о) Н.Песоцкого «Неправославные церкви в православную не объединяются» — это просто «христианский манифест» партии, пестрящий цитатами из речей митрополита Владимира и митрополита Агафангела и называющий УПЦ «важнейшим условием национальной безопасности Украины».

Также свои симпатии УПЦ высказывали в разных формах лидеры ПСПУ и СПУ: Н.Витренко в виде активного неодобрения УПЦ КП, а А.Мороз в виде трогательных рассказов о своем «детстве босоногом», в котором он соприкоснулся с христианской духовностью. Впрочем, интерес этих политиков к УПЦ, скорее, спорадический.

Вот такое политическое разнообразие толпится у порога УПЦ, с одной стороны демонстрируя «свой вектор» (а если уж говорить о церкви с точки зрения политики — это всегда разговор именно о «векторе»). Митрополит Владимир, действительно, может удовлетворенно улыбнуться: не виноватый он — они сами пришли...

«Наша» Церковь

Слово «наша» в данном случае не притяжательное местоимение, а партийная принадлежность. Хотя ее предстоятель — Патриарх Филарет — последние десять лет просто в лепешку разбивается, чтобы превратить это слово в притяжательное местоимение. Но получилось снова что-то партийное.

Надо отдать должное Патриарху Филарету: во-первых, это уже заигрывание не с официальной властью, а во-вторых, Филарет еще раз всем показал, что он едва ли не единственный в этой стране глава церкви, который может позволить себе личное и активное участие в политической жизни. «Идеологический противник» может только голодно цыкать зубом, видя, что священнослужители УПЦ КП баллотируются в разнообразные советы, а сам предстоятель реет в качестве «символа возрождаемой духовности» над золотыми куполами на плакатах «Нашей Украины».

Впрочем, относительно «оппозиционности» Патриарха следует сделать некоторые оговорки. Степень оппозиционности «Нашей Украины» — в большей степени «срежиссированной», чем фактической — вполне его удовлетворяет. Показательно, что, несмотря на все уговоры членов БЮТи выступить в поддержку их блока, Филарет воздержался от столь резких движений. Для него ведь оппозиционность — не самоцель. Ему важно иметь приличные отношения с теми, кто уж наверняка пройдет в парламент, а может, и дальше. А тут у «Нашей Украины» шансов больше. Да и люди в ней подобрались подходящие: достаточно назвать одного из создателей УПЦ КП М.Жулинского и «боевую подругу» Л.Григорович — одного из наиболее активных членов парламентской группы «Украине — единую поместную церковь». Как же тут не поучаствовать?

Не может Патриарх не поучаствовать и в судьбе «Єдності». А особенно — в судьбе ее лидера. Не стоит забывать, что УПЦ КП льнет к столичным землям — здесь у нее основное количество приходов и основной вес. А еще здесь на средства налогоплательщиков активно строятся разнообразные церкви. Конечно, их не отдают в собственность — это минус, но зато вопрос о «пользовании» решается, как правило, в пользу УПЦ КП — а это плюс. Особенно учитывая то, что сама УПЦ КП не отличается такой строительной активностью, как УПЦ или УГКЦ. А зачем? Достаточно дружить с мэром. Кроме того, собственность на сооружения, тем более имеющие историческую и культурную ценность, — это ответственность, а значит — хлопоты...

Церковь, так активно продвигающаяся в политику, должна быть готова к некоторым небольшим неприятностям. Например, к тому, что от нее будет легко абстрагироваться как от церкви. Если еще до начала избирательной кампании УПЦ КП называли «политической структурой» глухо и неуверенно, то теперь сомнений не осталось никаких — это скорее департамент идеологии, чем церковь. Удобный статус — не надо решать вопрос с каноничностю... И если в 1992–1995 годах на национальной волне это можно было считать «прогрессивным», то в 2002-м это разочаровывает и заставляет думать о том, что эта церковь всегда и была «нашей» только в политическом, но никак не в собственно церковном смысле.

Причем кто-то постарался нам это напомнить еще раз, поворошив «старье» 1992 года: нам напомнили о присвоенном имуществе, незаконности провозглашения УПЦ КП и т.д. Правда, то ли хотели просто слегка «пугнуть» и быстренько «замять», то ли просто не успели как следует подготовиться — как-то неуверенно это все выглядело. Неуверенно выглядел, впрочем, и сам Патриарх Филарет — кажется, он чуть ли не впервые столкнулся со столь откровенным «наездом» со стороны государства. Впрочем, как известно, Патриарх Филарет всю свою национально-сознательную жизнь больше полагался на политические (а то и силовые) решения церковных вопросов, чем на каноническое право (а может, и не только каноническое) или на церковную дипломатию. И цели его, как и лозунги, как и методы, вполне политического толка. И если вам кажется, что в данном случае он встал на путь сомнительной успешности, это значит, что вы просто чего-то не знаете. Если митрополит Владимир молчит потому, что должность у него такая, то Патриарх Филарет молчит только в тех случаях, когда это молчание — полновесное золото и лежит оно в его собственном кармане.

Церковь, которую мы потеряли

Не то чтобы я совсем не имела надежды на возрождение УАПЦ — хотелось бы дожить до этого момента. Хотя бы для того, чтобы посмотреть, на что она станет похожа. В предвыборный период УАПЦ предстала во всей своей разности. Можно отметить ее гордую непринадлежность ни к одной политической силе. Это выглядело бы вполне достойно, если бы не подозрение, что ей просто никто ничего не предлагал. Конечно, это тоже выход — по-хорошему, политикам и в голову не должно приходить подключать к своим предвыборным играм церковь. Но это по-хорошему. А у нас все иначе. Можно только предполагать, как именно выглядела бы УАПЦ, если бы ей что-то предложили.

Общей картины мы все равно не составим. Позиция управляющего делами Патриархии архиепископа Игоря представлена в этой статье. Позиция и.о. Патриарха митрополита Мефодия была высказана не так давно: «Мы всегда поддерживаем власть». Простенько и со вкусом... Есть еще позиции. Например, газета УАПЦ «Наша вера» тоже предложила своему читателю поменять грамматический смысл слова «наша», посвятив целый выпуск личности лидера блока «Наша Украина»
В.Ющенко. Тут же значится, что «Патриархия не всегда разделяет мнение редакции». Также в активной поддержке блока Ющенко замечен священник УАПЦ Юрий Бойко. Такая вот многовекторность от невостребованности. Причем не политической невостребованности — Бог с ней, с политикой. Это обычная человеческая невостребованность. Что гораздо печальнее...

Церковь, которой почти не видно

Потому что мы к ней не приглядываемся. А напрасно — там происходят прелюбопытные вещи. Центр им.Разумкова, утверждая, что церковь не имеет влияния на политические решения граждан, прав, но не совсем. Церковь как структура, как явление, как организация, конечно, не имеет влияния. Но главы церков и высшие иерархи со своими публичными выступлениями, заявлениями или их отсутствием — это малая часть айсберга, за которой мы по привычке завороженно наблюдаем. Все самое интересное происходит на уровне приходов, о которых мы почему-то не вспоминаем. Вот кто работает с избирателями (пардон, с верующими) вплотную.

Даже не сомневайтесь — работают. Причем церковные власти могут сами не иметь информации о том, как и кого поддерживают их приходские священники. То есть о ком-то знают, о ком-то нет. Это решается «на местах». А что делать? Там надо церковь достроить, там починить, там сделать пожертвование на сиротский приют — лишним для прихода ничто не будет. Между прочим, это даже в Киеве можно было наблюдать: например, на стройке церкви на территории Октябрьской больницы однажды пришлось видеть огромный транспарант «Єдність», а на лесах — не обычных работяг-строителей в ватниках, а отлично экипированных ребят в киевгорстроевских комбинезонах.

Нет оснований думать, что в приходах это как-то иначе. Только и того, что работать с приходами надо индивидуально, а потому это остается прерогативой кандидатов-мажоритарщиков. И здесь нет никаких «идейных» ограничений: кандидат—член СДПУ(о) вполне может снискать поддержку священника УАПЦ и т.п. А главное — если ты хоть что-нибудь сделаешь для прихода (или хотя бы пообещаешь), тебе не откажут.

По тому же принципу развиваются отношения политиков и протестантских общин. Правда, здесь есть свои нюансы, основанные на личных или деловых отношениях. Так, на определенную склонность баптистов может рассчитывать БЮТи, поскольку с ними связан А.Турчинов. Могут они рассчитывать и на поддержку харизматических организаций, как уже писало «ЗН», но эти организации чаще работают либо со своими «деловыми партнерами», либо с членами своих организаций (как это было на прошлых выборах). И поскольку они преследуют чаще деловые интересы, их интересуют кандидаты в местные советы и на должность мэра. Обычно влияние этих организаций на выборы недооценивают, указывая, что под это влияние подпадает не более 3% избирателей. Но, во-первых, эта цифра несколько занижена, во-вторых, речь идет о полном и безоговорочном подчинении этих избирателей указаниям глав общин,
в-третьих, чаще всего эти группы концентрируются на определенных территориях (избирательных участках), что влияет на результаты выборов в мажоритарных округах и в местные советы. А все остальное эти общины и не сильно интересует.

Впрочем, тех кандидатов, которые ринулись в приходские церкви своего округа, тоже могут настигать персты судьбы. Причем прямо в церкви. Например, по сообщению
УНИАН от 28 февраля, в селе Ганнивцы Братского района Николаевской области произошло странное событие: в церкви, занимающей сейчас помещение бывшего магазина промтоваров, во время богослужения, посвященного встрече с избирателями кандидата в депутаты Козловского, провалился пол. Депутат в сопровождении еще около 30 человек упал в подвал. К счастью, обошлось без жертв. А насколько население Ганнивцев суеверно — покажут результаты голосования.

Церковь, которой мы не обрели

Наверное, это самое печальное, что случилось с нами. В ходе избирательной кампании мы смогли более-менее определить, какие именно политические силы поддерживают наши церкви и наоборот. Но нам так и не удалось найти в этом церковно-политическом экстазе своего места. Так и осталось непонятным, какое место теперь занимает теоретически основная — душпастырская — деятельность в нашей политически озабоченной церкви, включившейся тем или иным способом в мышиную возню вокруг власти, настолько увлекательную, что все остальное отодвигается на второй план. Да, у церквей есть свои «политические интересы», не удовлетворив которые она, как объясняют нам ее иерархи, «не сможет выполнять свои основные функции». Но может ли она выполнять их в принципе, независимо от политической конъюнктуры? Пока что наши церкви за редким исключением не особенно трудятся, чтобы доказать свою способность выполнять свои прямые обязанности. В этом они мало чем отличаются от политиков всех мастей, привыкших сетовать на то, что «у них нет условий» для нормальной работы: левым мешают правые, УПЦ мешает УПЦ КП, коммунистам — греко-католики, будущему — прошлое и т.д. В этой ситуации, согласитесь, неважно даже, будет ли создана Единая поместная церковь, с кем объединится УАПЦ и будет ли УГКЦ на востоке Украины. Это интересно как очередной политический ход, не имеющий отношения к нашим душам.

До тех пор, пока у нас не появится своя церковь — именно своя, а не «наша», «единая поместная», «исконно киевская» или какая-либо еще, — не спрашивай, по ком звонит церковный колокол...

Вопросы газеты «Зеркало недели» главам украинских церков

1. Как Вы оцениваете использование слова «христианский» в названиях партий и политических объединений, участвующих в выборах? Может ли это привлечь голоса избирателей к этим партиям и кандидатам?

2. Как Вы оцениваете апеллирование к религиозным чувствам, а также использование христианской символики в предвыборных программах, лозунгах, эмблемах, рекламных плакатах и проч.? Может ли это привлечь голоса избирателей?

3. Одобряете ли Вы намерение священнослужителей, принадлежащих к Вашей Церкви, баллотироваться в

— Верховную Раду,

— местные советы.

Если одобряете, то:

— какова с Вашей точки зрения их миссия в органах власти,

— как они должны (и должны ли) совмещать душпастырские обязанности с представительскими?

5. Поддерживает ли Ваша Церковь какую-либо политическую партию или кандидата на предстоящих выборах?

Если да, то какую (какого) именно?

5. Поддерживают ли священнослужители Вашей Церкви какие-либо партии или кандидатов на местном уровне?

Если да, то каких именно?

Глава Украинской православной церкви Митрополит Киевский и всей Украины Владимир (Сабодан)

1. В использовании слова «христианский» в названиях партий и политических объединений мы не видим ничего плохого при условии, что название соответствует сути, а не является рекламным трюком.

2. В использовании христианской символики в предвыборных программах нет ничего плохого, если опять-таки это соответствует сути организации. Хотя и в этом случае нужно знать меру.

3. Епископат Украинской православной церкви не будет принимать участия в выборах. Относительно же священников, желающих баллотироваться в местные советы, то эти вопросы решают епархиальные архиереи.

Священнослужителю, как никому другому, известны страдания и надежды нашего народа. Поэтому священнослужитель, на мой взгляд, может достойно представлять свою паству в представительских органах.

4. Миссия Церкви заключается не в том, чтобы вести какую-либо партию или политика к власти, а в том, чтобы вести человека к Богу. Церковь в силу своей природы не может заниматься политической агитацией, ведь ее чада могут оказаться по разные стороны политических баррикад. Церковь должна постоянно проявлять заботу о единстве своих чад, о единстве всего общества. При этом Церковь, как и каждый гражданин, верующий или неверующий, может публично высказывать свое мнение по общественно значимым вопросам, а также свидетельствовать о добрых или злых делах государственных чиновников, политических партий, движений или отдельных лиц.

5. Священнослужители не имеют права агитировать в пользу каких-либо партий или кандидатов. Однако православные верующие, руководствуясь своим православным самосознанием, конечно, отдадут свои голоса тем, кому они верят.

Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет (Денисенко)

1. На мой взгляд, могут быть христианские партии, которые в своих программах, а главное — в своей деятельности, пользуются христианскими взглядами. Хуже, когда партии используют в своих названиях прилагательное «христианский» и не имеют ничего общего с этим понятием. Это аморально. Поэтому мы против, когда в корыстных политических целях используются христианские символы без христианских дел.

2. Полагаю, ни апелляция к религиозным чувствам, ни использование христианской символики в предвыборных программах, лозунгах, эмблемах и тому подобное не смогут существенно помочь партиям на этих выборах склонить в свою пользу голоса избирателей. Люди теперь уже обращают внимание не на фразы, а на конкретные дела партий, существующих не один год. Избиратели будут делать свой выбор не из того, что им обещают, а в соответствии с тем, что кандидаты сделали раньше.

3. Наша Церковь не благословляет священнослужителей выдвигать свои кандидатуры в Верховную Раду Украины. Чтобы работать в парламенте, необходимо быть специалистом. Политиками должны быть профессионалы. Священники или епископы не имеют соответствующего образования, знаний. Их участие в работе законодательного органа будет скорее символическим, чем приносящим результаты для общества, государства. Кроме того, если епископ или священник окажется в Верховной Раде, то обязательно больше времени будет уделять не церковным делам, к которым он призван Богом, а мирским хлопотам. Что же касается местных советов, то Церковь позволяет ее служителям быть депутатами в органах местного самоуправления. Работа на этом уровне дает возможность не отрываться от церковных дел и даже решать вопросы местного значения, такие, например, как выделение земельного участка под строительство храма, социальная защита людей, благотворительность. Все это является полезным для Православной церкви и общества.

4. Украинская православная церковь Киевского патриархата занимает принципиальную позицию: мы поддерживаем все политические партии и блоки, отстаивающие независимость Украинского государства. Верующим нашей Церкви не могут импонировать силы, которые против независимости и готовы идти «белорусским» путем, восстанавливать империю. Киевский патриархат с особой симпатией относится к тем, кто стоит на национально-демократических позициях, отстаивает национальные интересы Украины. Когда мы говорим о национальных интересах, это совсем не означает игнорирование интересов людей других национальностей, проживающих в Украине, но титульной нацией в нашем государстве должны быть именно украинцы. Также мы не поддерживаем тех кандидатов, которые не стоят на страже государственных интересов, а заботятся о своих корыстных личных интересах, стремятся попасть в парламент, чтобы пользоваться льготами, получить депутатскую неприкосновенность. Хотелось бы подчеркнуть, что Украинская православная церковь Киевского патриархата, как поместная Церковь украинского народа, поддерживает и благословляет объединение политических партий в мощные партии и блоки. Главной причиной многих поражений и неудач украинцев, свидетельствует история, является отсутствие единства и консолидации. Не напрасно в молитве мы просим: «Боже, нам единство подай». При нынешних условиях, без создания мощных политических партий, способных взять на себя ответственность за ситуацию в стране, не может быть политической стабильности, без парламентского большинства Верховная Рада Украины не сможет эффективно работать над законопроектами. Единство и единодушие в добрых делах Украинская православная церковь всегда будет приветствовать. Я как патриарх и как гражданин государства, которому не безразлична его судьба, внимательно слежу за событиями политической жизни Украины. Могу с грустью констатировать: существуют по крайней мере две причины, из-за которых национально-демократические силы не могут пока объединиться, хотя их программы по смыслу почти не отличаются. Первую можно назвать нравственной — она заключается в том, что партии и конкретные личности не хотят объединиться с лицами, которые, как они считают, замешаны в аморальных явлениях (это коррупция, нечестная приватизация, которую народ окрестил «прихватизацией», и другое). Вторая причина связана с национально-демократическим, патриотическим вопросом. Некоторые политические силы стоят на далеких от национальной идеи позициях, часто граничащих с космополитизмом. Разумеется, национал-демократы этого не воспринимают и не видят возможностей сотрудничества с носителями таких идей. От этих двух факторов будет зависеть возможность создания большинства в будущем украинском парламенте.

5. На местном уровне не только священники, но и простые верующие нашей Церкви, как равноправные граждане нашего государства, будут голосовать за представителей блоков и партий, но большинство поддерживает блок Виктора Ющенко «Наша Украина», поскольку он ближе к интересам Украинской православной церкви Киевского патриархата. Это не означает, что Церковь не поддерживает избирательные блоки «За Единую Украину!», «Единство». Упомянутые политические структуры также близки нам по духу, и некоторые их представители помогали в развитии единой поместной Украинской православной церкви на местах. Именно от этого будет зависеть уровень нашей поддержки. Верные УПЦ Киевского патриархата будут голосовать за верующих кандидатов, которые реально будут содействовать духовному возрождению нашей страны.

Управляющий делами Патриархии Украинской автокефальной православной церкви архиепископ Харьковский и Полтавский Игорь (Исиченко)

1. Декларирование своей приверженности христианским ценностям и включение понятия «христианский» в название партии безусловно свидетельствует лишь об одном: о сохранении достаточно высокого авторитета евангельской традиции в общественном сознании. Очевидно, для части избирателей слово «христианский» может сыграть роль символа надежности кандидатов и фундаментальности доктрины, за которую предлагается отдать голос. Но опыт предшествующих выборов и все политические реалии современной Украины показывают, что большинство избирателей, положительно воспринимающих обращение кандидата к евангельским ценностям, все же способно проанализировать соответствие реальных позиций кандидата, партии или блока их декларациям. В этом случае некорректная эксплуатация религиозной терминологии сыграет противоположную роль, отталкивая верующих людей подозрением в цинизме или фарисействе — едва ли не более неприглядных чертах, чем религиозная индифферентность. Кстати, об этом свидетельствует опыт христианской демократии в других европейских странах, например в Италии.

2. В культуре православных стран, в отличие от протестантских культур, традиционно принято относиться к личной вере с глубокой деликатностью, не выставляя ее напоказ. Поэтому, используя предвыборные технологии западной цивилизации, протестантских стран, где слова «В Бога мы верим» могут писать на денежных знаках — для православного человека абсолютно профанирующее употребление! — кандидаты могут глубоко обмануться в своем расчете на привлечение голосов верующих избирателей. Хорошо помню лидера одной из партий, который заявлял перед прессой: «Я — глубоко верующий человек». Бедняга, он и не предполагал, что в глазах православной аскетики это сразу ставит его рядом с евангельским фарисеем. Иное дело, что показное демонстрирование религиозности может положительно восприниматься религиозно индифферентными, но традиционалистически ориентированными лицами. Это может дать некоторый положительный эффект. Но чего будет больше от этих демонстраций, трудно сказать.

3. Уход священнослужителя в политику — безразлично, на какой уровень, — свидетельствует прежде всего о том, что этот человек не нашел своего места в современной Церкви, не познал радости пастырского служения. В этом может быть не только его вина. Можно искать причины в болезнях Церкви и общества, в социальной незащищенности священника в посткоммунистическом мире, в его борьбе за существование. Не исключаю, что, если бы я жил в округе с таким кандидатом, я бы голосовал за него. Не исключаю, но не уверен в этом. Очевидно, однако, что такого человека мне было бы искренне и глубоко жаль. Кстати, я рад, что в моей маленькой епархии идеи о баллотировании на выборах никому из священнослужителей не приходили в голову. Хотя попытки склонить некоторых из них к такому шагу предпринимались.

4. По самой своей вселенской сущности Церковь не может поддерживать одну часть (party) общества вопреки остальным. Церковь призвана Богом вести к спасению во Христе весь народ — и власть, и оппозицию, и даже воинствующих атеистов, которые лишь требуют больше любви и больше молитвы, как и все больные люди. Однако Церковь в пределах своей учительной миссии может указать, какие идеи противоречат христианской морали и социальной доктрине, оставляя за своими пасомыми право осуществлять конкретный выбор. Так традиционно Украинская Автокефальная Православная Церковь предостерегает от поддержки богоборческих и тоталитарных доктрин, идеологии моральной вседозволенности или комплексов «малороссийства» с его стремлением в орбиту России. Но Церковь старается не указывать конкретно, какие партии или лица видятся ей носителями разрушительных социальных идей. Наша паства имеет достаточно высокий уровень социального и национального сознания и вполне способна самостоятельно сделать правильный выбор.

5. Можно предположить, что в разных регионах Украины существуют свои нюансы в отношениях избирательных блоков и партий с православными приходами. Не исключаю чисто прагматических аспектов. Это не обязательно связано с грубым подкупом избирателей. Если политический деятель помог построить церковь или отремонтировал монастырь, люди непременно запомнят это. А как себя кто будет вести в избирательной кабине — его личное дело. Одно остается жестко требуемым от священнослужителей: никто из них не имеет права агитировать за любых кандидатов с амвона. Кстати, подскажу по секрету: личное присутствие кандидата на богослужении и его скромная молитва вместе с приходом играют для выбора верующего человека определяющую роль.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно