Не демон, не герой?..

2 апреля, 2010, 14:41 Распечатать Выпуск №13, 2 апреля-9 апреля

«Если бы меня и Ленина не было в Санкт-Петербурге, то и революции не было бы!» Так довольно самоуверенно определил свою роль в русской большевистской революции 1917 года Лев Троцкий...

«Если бы меня и Ленина не было в Санкт-Петербурге, то и революции не было бы!» Так довольно самоуверенно определил свою роль в русской большевистской революции 1917 года Лев Троцкий. Эта фраза звучит в новом документальном фильме о Троцком, снятом недавно в Германии. Его имели возможность просмотреть завсегдатаи «Украинского клуба», не первый год действующего в Кировограде. Интерес к этому фильму (перевод на украинский осуществили студенты факультета иностранных языков Кировоградского педуниверситета) возник не потому, что Лев Давыдович Бронштейн (Троцкий) — наш земляк. Об этом известно давно. А потому, что в конце прошлого года Бобринецкий горсовет (в селе Яновка, в наст. время — Береславка, этого района и родился демон русской революции) принял решение об увековечении его памяти, что, конечно, вызвало неоднозначную реакцию.

«Без украинского угля, железной руды, хлеба (...) Россия существовать не может»

Происхождение революционного псевдонима Бронштейна — Троцкий — связывают с фамилией тюремного надзирателя, которую Лев Давыдович каким-то образом себе присвоил. А вот кировоградский краевед Владимир Боско утверждает, что эта фамилия была знакома будущему революционеру еще с детства — его отец арендовал землю у местной землевладелицы Троцкой, которая бывала у них в доме.

Вообще, подчеркивает Владимир Боско, сегодня немногие знают, что первый революционный псевдоним Троцкого — Яновский — происходил от названия села, где он родился. В 1905 году именно под этой фамилией он был известен как председатель Петербургского совета депутатов рабочих. Родную Яновку и тогдашний Елисаветград Троцкий увековечил в книге воспоминаний «Моя жизнь. Попытка автобиографии».

Все это сегодня можно было бы воспринимать с наивным восхищением: мол, вот как всемирно известный революционер любил свой край, как благожелательно к нему относился. Но эта «благожелательность» вылезла нам боком. Именно Троцкий, хорошо зная украинскую ментальность, убийственно точно инструктировал русских агитаторов: «Коммуну, чрезвычайку, продовольственные отряды, комиссаро-евреев возненавидел украинский крестьянин до глубины души. В нем проснулся спавший сотни лет вольный дух запорожского казачества и гайдамаков… Это тот самый дух вольности, который давал украинцам нечеловеческую силу в течение сотни лет воевать против своих угнетателей… Только безграничная доверчивость и уступчивость, а также отсутствие сознания необходимости постоянной крепкой спайки всех членов государства не только во время войны — каждый раз губили все завоевания украинцев».

Именно тогда Троцкий и предостерегал агитаторов, что без украинских угля, железной руды, хлеба Россия существовать не может, а с ней, конечно, и советская власть. Именно Троцкий стал организатором и вдохновителем создания Красной армии, которая и утверждала советскую власть, — в том числе на землях Украины. Даже Ленин не верил в столь быстрое возникновение регулярной армии. Учитель истории Юрий Митрофаненко во время обсуждения в кировоградском «Украинском клубе» заметил: к сожалению, такого Троцкого не было в Украинской Народной Республике, руководители которой, даже имея в распоряжении целые полки, готовые присягнуть Украине, распустили их, считая, что военная сила Украине не нужна.

Вполне можно понять тех, кто, помня эти исторические реалии, категорически выступает против увековечения памяти Троцкого на его малой родине. Но, к сожалению, забывая при этом предостережение того же Троцкого об украинской разобщенности и неосознании необходимости поддерживать друг друга. Большевистская категоричность и нетерпимость, столь характерная для этой позиции, в известной степени диссонирует с тем, что Троцкий, как утверждает эксперт и консультант немецкого фильма, профессор филологии, известный культуролог Владимир Панченко, был все-таки человеком западного мышления, которое заимствовал в Вене и Париже, куда бежал из сибирских ссылок.

«Единая, свободная и независимая рабоче-крестьянская советская Украина»

Конечно, Лев Троцкий принадлежал к лидерам русской революции, уничтожившей украинские надежды начала ХХ века на национальное развитие и независимость, вызвавшей огромные жертвы и одно из самых страшных явлений в истории человечества — сталинизм. Но, как ни парадоксально, Троцкий фактически был одним из первых критиков сталинизма. И хотя многие считают, что эта критика была в первую очередь свидетельством непримиримости двух оппонентов, спустя 20 лет после печально известного инструктажа русских агитаторов Лев Давыдович приходит к осознанию того, что Украина должна стать независимым государством. Это мнение он выразил в своей статье «Об украинском вопросе», впервые опубликованной летом 1939 года в Париже в «Бюллетене оппозиции». В 1991 году ее напечатал журнал «Пам’ятки України» (в приложении «Старожитності»).

Естественно, независимая Украина виделась нашему земляку, не отошедшему от социалистического мировоззрения, советской и рабоче-крестьянской. И все же в то время это было довольно неожиданная и даже парадоксальная мысль. Статью Троцкого потом взяли на вооружение украинские националисты, перепечатывая ее в своих изданиях. Как бы то ни было, но то, что Троцкий пришел к такому выводу, свидетельствует, как сказал председатель Кировоградской областной организации Союза писателей Украины Василий Бондарь, о силе украинского фактора, его длительности и перспективности.

Собственно говоря, и в вопросе об увековечении памяти Троцкого на его малой родине стоит проявить силу и уверенность, а не традиционный комплекс неполноценности.

* * *

Городской голова Бобринца Леонид Кравченко называет проект, связанный с Троцким, историко-бизнесовым. Ведь для его реализации не будут привлекаться средства местного бюджета — только спонсорские. Речь идет о реставрации старого здания (в Бобринце сохранились дома, принадлежавшие отцу Троцкого, а в Береславке — только фундамент его дома) постоялого двора, часть которого занимает в настоящее время райвоенкомат. Дом когда-то принадлежал некоему Чичеину, как сейчас бы сказали, коллеге Давыда Бронштейна по бизнесу. Сегодня здание разрушается, а городские власти, конечно, не имеют средств для ремонта.

Говорится и о памятнике Троцкому, который должен появиться в городском парке. И тут уже украинское общество края должно проявить свое небезразличие. Ведь памятник — не обязательно каменный истукан, к которому носят цветы. Это должно быть в первую очередь интересное художественное произведение, символ противоречий и трагизма прошлой эпохи, на ход которой наш земляк оказал роковое влияние. В проекте и модернизация местного краеведческого музея.

Насколько все это реально, говорить еще слишком рано, потому что до сих пор не идет речь о каких-то конкретных средствах, которые можно было бы использовать. Но уже само намерение показало, насколько сложно нам адаптировать историческое наследие Российской империи, частью которой мы были, к украинскому мышлению, как легко святые национальные чувства трансформируются в захолустность и маргинал.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно