НА ОЛИМПЕ МОДЫ

23 февраля, 1996, 00:00 Распечатать

У каждой великой страны свои приметы величия. У России - необъятная территория, ракеты и «русская душа»...

У каждой великой страны свои приметы величия. У России - необъятная территория, ракеты и «русская душа». У Америки - экономика, Макдональдс и тоже ракеты. У Японии - автомобили, икебана и борьба сумо. У Франции - вино, сыр и... высокая мода. Вот почему ежегодные дефиле - показ моделей знаменитых парижских кутюрье - это подлинный национальный праздник для всей страны, в том числе и для тех, кто даже в мыслях не может позволить себе примерить наряды, демонстрируемые на подиумах обворожительными манекенщицами.

За каждым из этих швейных шедевров - сотни часов ручной работы, тысячи франков, вложенных в материал, украшения, рекламу (показ коллекций обходится в 10-15 миллионов франков). И, конечно же, в первую очередь вкус и фантазия жрецов высокой моды - дизайнеров.

После официального Нового года в конце января приходит реальный - Новый сезон. Дефиле «от кутюр» задают ему ноту «ля». Показ готовой одежды - прет-а-порте - неделей позже вводит новую моду в обиход. Париж, а вместе с ним весь мир узнают, что им предстоит носить в новом сезоне - длинное или короткое, широкое или приталенное и какую цветовую гамму.

Высокая мода, волшебная, требовательная в своем стремлении к совершенству, уже давно перекочевала из разряда ремесла в категорию подлинного искусства. На ее показы собирается «весь Париж», как на вернисажи в Лувре или Центре Помпиду. Звезды политики и шоу-бизнеса, прессы, театра и кино занимают первые ряды залов «Карусель», расположенных под Лувром, чтобы не только посмотреть новые модели, но и показать себя - ведь в ожидании выхода манекенщиц фото- и телепресса «отстреливает» знаменитостей. Сегодня на местах почетных гостей мадам Ширак и Помпиду, Грегори Пек и Сильви Вартан, Палома Пикассо и Жерар Депардье. Не менее знаменитый Элтон Джон обеспечил музыкальное сопровождение показа моделей своего друга Джанни Версаче.

В элегантном партере рядом с женами президентов и звездами кино гости менее заметные, но более могущественные: истинные хозяева моды - представители финансовых групп, владеющие всеми наиболее престижными марками от кутюр. Так, Ив Сен-Лоран и Нина Риччи находятся под контролем «Санофи», филиала «Эльф-Аквитен», Жан-Луи Шеррер принадлежит японской фирме «Сейбу», Жан-Луи Готье - «Кашияме», Ги Ларош - группе «Бик». Инвестиции в каждый дом высокой моды составляют от 10 до 30 миллионов франков ежегодно, что, естественно, не покрывается продажей моделей. Высокая мода требует высоких расходов. По существу она убыточна. Косметика, аксессуары, одежда прет-а-порте позволяют поддерживать ее на плаву. Достаточно сказать, что каждую секунду в мире продается один флакон духов Нины Риччи «Мелодия времени», а финансовый оборот от парфюмерии Диор превышает продажу его моделей.

При всем художественном буйстве карнавала парижской моды это, конечно же, гигантская коммерческая операция. Перед новым сезоном «бутики» и большие магазины спешно распродают «старье». Достаточно иметь не те лацканы на блейзере или на одну пуговицу меньше уставной, чтобы костюм продавался за полцены - мода неумолима. Но и «сольды» не помогают: потребление французов, все чаще заглядывающих в свои кошельки, снижается. Что же говорить об индивидуальных шедеврах даже самых гениальных кутюрье. Вся надежда на богатых иностранцев - арабов, американцев, японцев. Но постоянная клиентура во всем мире насчитывает не более 200 человек и неуклонно снижается. А заказы типа того, что сделала прошлой осенью арабская принцесса, заплатившая за свадебный наряд 2 миллиона франков, уходят в область легенды. Даже президент дома Ив Сен-Лоран Пьер Берже считает, что «от кутюр» не перешагнет рубеж ХХ века, ибо отстает от стремительно меняющегося мира.

Убывает и число «грандов» высокой моды. С 1988 г. оно сократилось на четверть. Еще два года назад «олимпийцев» было 20, в этом году - уже 15. И потому на январские дефиле в Париже были приглашены со своими коллекциями иностранцы - Валентино, Версаче, Юдашкин. Мир высокой моды с надеждой поглядывает в сторону «новых русских», рассчитывая, видимо, на тюменских шейхов и на детей Нового Арбата. Недавно Жан-Луи Шеррер в Москве на Неделе высокой моды в мгновение ока распродал свою коллекцию, на что никак не мог надеяться в Париже.

Подлинные герои недели дефиле, конечно, творцы - дизайнеры моды. Запланированная сенсация нынешнего года - буйный и непредсказуемый британец (по паспорту), а на самом деле итало-испанец Джон Гальяно, метеором ворвавшийся в строго упорядоченную вселенную парижской моды в качестве главного открытия дома Живанши. Сам он с полувыбритым черепом и косицами рокера, с усиками а-ля Сальвадор Дали и неизменной серьгой в ухе, увешанный бижутерией, как новогодняя елка, привлекает к себе внимание посетителей и прессы в такой же степени, как и его модели, напоминающие райских птиц в саду китайского мандарина.

У других домов традиция преобладает над желанием вызвать сенсацию. Карл Лагерфельд устроил показ коллекции, выдержанной исключительно в классическом стиле, в отеле «Риц» в номерах, где останавливались Черчилль и Генри Киссинджер и где последние годы жизни провела Габриэль (Коко) Шанель. Диор верен своему девизу с помощью моделей рисовать «женщин-цветы».

Если что и объединяет эти столь непохожие друг на друга «живые картины», так это неприступно-безразличный облик манекенщиц и уверенность в том, что никакая из женщин, надевшая такое платье, не останется одинокой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно