НА КАРТОШКЕ

29 марта, 1996, 00:00 Распечатать

На картошке Инженер-программист, профессор бывшей философии и театральный саксофонист продавали на базаре картошку...

На картошке

Инженер-программист, профессор бывшей философии и театральный саксофонист продавали на базаре картошку. Лучше бы им рассредоточиться, чтобы охватить большую территорию базара, но они привыкли держаться вместе - и на рыбалке, и в застольной компании, - а главное, дело было новое, непривычное и требовалось морально поддержать друг друга.

Покупатели подходили, приценивались, но покупать не спешили, отдавая предпочтение картошке не с дачных участков, а с приусадебных, где за ней больше присмотра.

- Надо их как-то заинтересовать, - сказал профессор бывшей философии. - Поговорить о чем-нибудь интересном. Ну-ка, Степа, расскажи, что вы там ставите у себя в театре.

В театре ставили «Авгия». Не того Авгия, что из статуправления, и не того, что с механического завода. Этот Авгий был древнегреческий царь, у которого Геракл чистил конюшни.

- Представляете? - увлеченно рассказывал саксофонист. - Авгий выходит из конюшни, а навстречу ему Геракл. И тут я вступаю на саксофоне.

- А помните, хлопцы, как мы раньше ездили на картошку? - мечтательно вздохнул профессор бывшей философии. - Ни сажать ее не нужно, ни за ней ухаживать, бери ее готовенькую прямо из земли. И целый день на чистом воздухе. Костерок, шашлычок... А уж этой картошки сколько перепечешь - такого и в пекле чертям не привидится.

- День поработаешь - и домой привозишь ведро картошки, - сказал инженер-программист.

- Мы на этой картошке больше спектаклей давали, чем теперь за целый сезон, - перевел разговор саксофонист на любимые рельсы. - Теперь не то, что зрителей, даже артистов невозможно собрать. Не говоря уже о том, что Авгий вообще уезжает в Америку. А пьеса интересная. Автор считает, что очистка авгиевых конюшен - это подвиг не Геракла, а Авгия. Потому что Авгий сделал главное: предал гласности состояние этих конюшен. Раньше все делали вид, что в конюшнях идеальный порядок, лошади ходят в белоснежных манишках и сморкаются в батистовые платочки. И вдруг - как гром среди ясного неба: сидим в дерьме.

- Да, уж хуже не придумаешь, - сказал профессор бывшей философии. Но тут у него купили ведро картошки, и он успокоился.

- Сначала этому не поверили, - продолжал саксофонист. - Все ведь выросли в этом дерьме, воспитались, получили образование. А как же, говорят, наши регулярные смотры чистоты, олимпиады аккуратности, фестивали незапятнанности? Неужели это все дерьмо? - Саксофонист улыбнулся гордо и застенчиво:

- И тут я вступаю на саксофоне.

- Ты у нас всегда вступишь во время, - похвалил товарища программист.

- Я вступаю - и появляется Геракл. Геракл - свежий человек, он вырос не в дерьме и даже не в конюшне. Ему со стороны видно, в чем они там сидят, но на всякий случай он спрашивает у Авгия: «Это у вас что? Уж не дерьмо ли?» Авгий мог бы отрицать, но он всю жизнь готовился к подвигу. И он произносит эту ключевую, подвижническую фразу: «Еще какое дерьмо!»

- Я бы этого Авгия повесил на первом суку, - сказал профессор бывшей философии. - Сказать сказал, а кто будет вывозить? Дядя?

- По пьесе, да и по мифу вывозить должен был Геракл. Авгий вынес сор из избы в переносном смысле, объявив о его существовании, а Геракл должен был сделать это буквально.

- Но когда? Уже десять лет, как на весь мир объявлено, что сидим в дерьме, а кто у нас дерьмо вывозит? - шумел профессор бывшей философии.

- Вывозить-то вывозят, но не дерьмо, - подключился к разговору кто-то из покупателей. - Его ведь, дерьмо, в швейцарские банки не принимают.

- Это нам ввозят дерьмо, - откликнулся другой покупатель. - К нашему дерьму еще и ихнее. Импортное.

- А сам Авгий в это время по заграницам мотается и всех оповещает, что мы сидим в дерьме, - сказал профессор бывшей философии и машинально продолжил: - Да нет, это не дерьмо, это картошка. Сколько вам? Полкилограммчика?

Но покупатель уже охладел к картошке. Его воспламенил разговор.

- Нечего рассчитывать на гераклов, - говорил покупатель, пренебрегая картошкой. - Нашим гераклам не до подвигов, они все здесь, на базаре.

- А что вы думаете? - оживился саксофонист. - Мы так и поставим. Жаль только, что Авгий уезжает в Америку. Да и на роль Геракла надо кого-то искать.

- И на роль зрителя надо кого-то искать. Ведь ваши зрители тоже все здесь, на базаре, - сказал профессор бывшей философии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно