МЕМОРИАЛЬНОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ

17 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 17 ноября-24 ноября

Захоронения польских воинов во Львове, проблему с которыми «ЗН» отразило несколькими номерами ранее, не единственная «горячая точка» на карте кладбищ нашей области...

Захоронения польских воинов во Львове, проблему с которыми «ЗН» отразило несколькими номерами ранее, не единственная «горячая точка» на карте кладбищ нашей области. В прикарпатском райцентре Самбор конфликт вспыхнул вокруг вопроса старого еврейского кладбища. Если не вдаваться в эмоциональные оценки, которые розданы с обеих сторон, то история «самборского противостояния» такова. Уроженец соседнего Старого Самбора Яков Гарднер, ныне гражданин Канады, добивался еще от советской власти разрешения на сооружение трех мемориальных комплексов в тех местах уничтожения фашистами евреев, где предположительно захоронены и его родственники.

Разрешение оградить тер- риторию бывшего еврейского кладбища в Самборе было выдано в 1991 году. Реализацией подобных проектов в Украине иностранцы заниматься не имеют права, поэтому Гарднер попросил подключиться Львовское общество еврейской культуры имени Шолом-Алейхема. Спустя год украинские патриоты Самбора инициировали восстановление кладбища воинам УСС-УГА. Со временем значительная часть установленной обществом металлической ограды «исчезла», а украинский проект не был реализован из-за отсутствия средств и не до конца настойчивой позиции инициаторов.

В апреле этого года разрешение «провести ландшафтную реконструкцию бывшего еврейского кладбища…» от Самборского горсовета получила уже ассоциация «Украина—Израиль». Восстанавливать кладбище, как сказал глава ассоциации А. Маславатый, в планах не было. Карты расположения захоронений нет. Имеющиеся фотографии также не позволяют разобраться, где чья могила. На счастье заинтересованной стороны, в 1975 году, когда коммунисты бульдозерами стирали кладбище с лица земли, снесены были только надгробные камни («мацевы»), сами же останки оказались неповрежденными. А для евреев это очень важно. У них считается, что перед страшным судом умершие будут воскрешены из праха. И если кости будут смещены, человек может подняться калекой. Собственно, поэтому евреи так тщательно следят, чтобы территории кладбищ не нарушались, могилы не затрагивались.

Реконструкционные работы начались в апреле этого года. Проектом учтено существование тропинок, появившихся за последние десятилетия. Их решили превратить в дорожки с твердым покрытием. Вдоль дорожек предусматривалось расставить наиболее сохранившиеся 15—20 мацевов, на насыпных возвышенностях — высадить кустарники с короткими корнями (чтоб глубоко не прорастали), на старом фундаменте — восстановить молельню. У места расстрелов («Стены скорби») должны были установить где-то полутораметровой высоты семисвечник. В том же месте было запланировано выложить тротуарной плиткой площадку в две с половиной сотки в форме звезды Давида.

В ассоциации «Украина—Израиль» говорят, что зодчие расценили решение со звездой Давида как удачную архитектурную находку. В среде политических партий и общественных организаций района нашли, что «строительство государственной и религиозной символики государства Израиль на данной территории» противоречит национальным интересам украинцев. «Руководители и уполномоченные политических партий и общественных организаций национально-державницкого направления» возмутились, почему это частное лицо из-за рубежа может найти деньги на увековечение памяти своих, а «родная власть» на адекватные усилия не способна… И почему районные руководители подписали бумаги, не посоветовавшись с городской общиной! Обнаружилось, что разрешение евреям было выдано без должным образом оформленной проектно-технической документации. Без заключений санэпидемстанции, экологической, пожарной и других служб. До ведома районных чиновников довели информацию о том, что на территории еврейского кладбища фашисты расстреливали и захороняли и украинцев (патриотов, просто заложников, людей, пытавшихся прятать евреев), поляков, французов.

Вдруг «прозревший» горсовет 23 июня обязал ассоциацию «доработать проект до 15 июля», учтя при этом «украинский фактор». К установленному сроку бумаги не были готовы, что дало местной власти основания приостановить работы по созданию мемориального парка…

На облсовет незамедлительно последовало давление из Киева. Правда, не с Банковой или Грушевского, а с Юрия Коцюбинского, где находится посольство США. (Даже не с бульвара Леси Украинки, резиденции посольства Израиля.) Конечно, США не собирались в верховья Днестра посылать свой военный флот, как это делают для устрашения многих независимых государств. Штаты одернули «дикий» Запад Украины более дешевым способом. Посольство послало в Государственный комитет религий Украины двух своих сотрудников. В письме Госкомрелигий главе Львовской областной госадминистрации Степану Романовичу Сенчуку, составленному после дипломатического визита, значилось: «Дипломати США вважають, що чинення перешкод ізраїльській стороні в упорядкуванні єврейського кладовища може призвести до негативного політичного резонансу у стосунках України з Ізраїлем та США. На їх думку, на це негативно відреагують конгресмени США, інші досить впливові особи в політичних і державних колах. Такий розвиток подій може призвести до певних ускладнень у взаєминах України з США... На думку дипломатів це може зашкодити вирішенню питання нормалізацїї торгівельних відносин на постійній основі шляхом скасування дії поправки Джексона — Веніка відносно України, яке на сьогодні попередньо обговорюється в Конгресі». (Орфография оригинала соблюдена.) В связи с этим Госкомрелигий попросил Степана Романовича «взяти під особистий контроль і надавати всебічну допомогу з вирішення цього делікатного питання».

Степан Романович создал специальную комиссию. Комиссия, укомплектованная авторитетными профессионалами в области градостроения, философии и краеведения, предстала перед трудной диллемой. С одной стороны, необходимо учесть международные санитарные нормы, позволяющие, в зависимости от мнения общины и позиции властей, кладбища, на которых захоронения не осуществлялись в течение 50 лет, перепрофилировать в гуманитарно-культурологические территории или мемориальные комплексы. А видение будущего «мемориального комплекса» у самборских общины и власти серьезно отличается от проекта, выполненного на заказ ассоциации «Украина—Израиль». С другой стороны, нужно было не забыть о существовании Договора между Украиной и США об охране культурного наследия от 1994 года и документа «Додаткові заходи…», которые утверждены распоряжением Кабмина 20 августа 1998 года. Последние обязывают все уровни административно- территориального деления, включая и органы местного самоуправления, «Провести роботу з вивчення стану закритих кладовищ, у тому числі кладовищ національних меншин та місць масового розстрілу населення у роки Великої Вітчизняної війни, продовжувати здійснювати заходи щодо облаштування цих місць, їх утримання та збереження».

Стремясь придать делу правовые признаки, комиссия нашла дополнительные несоответствия в действиях обеих законфликтовавших сторон, которые еще 10 лет назад имели общего врага — советский тоталитаризм. Комиссия затребовала от них положить на стол безупречно оформленные документы. Еврейской стороне предписано подтвердить документ о расстрелах на кладбище 1200 человек заявлениями свидетелей, архивными выписками, обосновать название «Стена скорби» и утвердить его в облотделе культуры.

Подобную архивную работу и работу со свидетелями по аргументированию массовых расстрелов украинцев на еврейском кладбище рекомендовано провести и общественно-политическим организациям Самбора.

Выдала парочку «советов» комиссия и районной власти. Уровень «компетенции» последней не исчерпался фактом беспринципного принятия-отмены решений по мемориалу. В районе за девять лет независимости не удосужились паспортизовать пять гектаров территории, из-за обустройства которой сегодня разгорелся сыр-бор. Трудно себе представить, но эта земля посреди райцентра за обозначенный отрезок времени не получила статуса и собственника.

Только после выполнения всей этой обязательной волокиты сторонам позволят увековечить память своих единоверцев. Правда, конфликтующие вынуждены будут пойти на обоюдные уступки. Ассоциация «Украина—Израиль» уже отказалась от макрозвезды Давида, восстановления молельни, размещения вдоль дорожек надгробных камней. Компромисс был вызван требованием оппонентов «Передбачити розміщення і спорудження державної символіки України в центрі овалу та християнської символіки (хрестів) на братських могилах українців» и «передбачити будівництво на данній території християнської каплиці». Блоку партий и общественных организаций нужно будет не настаивать на водружении крестов на братских могилах украинцев и ограничиться памятными знаками-тризубами. (Иудейская традиция содержит предостережения против креста — с этим символом она ассоциирует «не совсем мягкое обхождение с богоизбранным народом».) В Самборе уже передумали требовать от еврейской стороны финансировать обустройство украинских мемориальных мест. Руководство района заверило комиссию, что самборчане все «свои работы» оплатят сами. Пообещала подбросить 10 тысяч гривен область.

Грустно об этом говорить, но патриотизм украинской власти обнаруживает какой-то ситуативный характер. Готовность поддержать «мемориальные потребности собственного народа» со скрежетом прорезается только после очередного скандала или с целью извлечь какой-то политический дивиденд. (К слову, деньги, обещанные Кабмином на обустройство захоронений украинских патриотов на Лычаковском кладбище, на момент подготовки данной статьи во Львов не поступали.)

Необходимых 60—70 тысяч на украинскую часть «ландшафтной реконструкции территории мемориальной зоны общегородского парка» (такова последняя формулировка концепции по поводу бывшего еврейского кладбища, предложенная комиссией) бюджеты дотационных области и района не имеет. Власти «будут помогать найти спонсоров». Собственных добровольных гарднеров на горизонте не просматривается. И дело даже не в экономической ситуации. В таких случаях, как правило, сознание определяет бытие. Евреев к корпоративности обязывает специфика вероисповедания, воспитания. Наши «богатые люди», традиционно не любимые народом, чей менталитет сформирован на христианских антиматериалистических ценностях, могут «отспонсироваться» только под давлением сверху или из соображений рекламы.

Еще один момент, плохо способствующий скорейшему разрешению никому не нужной проблемы, это слабая организационная культура районных общественных организаций и отделений партий. Они до сих пор не создали структуры, аналогичной ассоциации «Украина—Израиль», которая была готовой и деньги освоить, и провести поисковую работу по обоснованию украинских захоронений на еврейском кладбище. Эту функцию мог бы выполнить областной «Мемориал», но, как справедливо заметил его глава Евгений Грынив, расхлебывать кашу с мацевами должен тот, кто ее заварил. А как только разговор на «совместных заседаниях Самборского горисполкома и представителей общественно- политических организаций г. Самбора доходит до конкретной работы (создания районной административно-общественной комиссии, избрания ее главы, распределения обязанностей, сбора и оформления материалов), начинается: того нет, этого нет, этот кандидат не устраивает этих, тот тех, а глава исполкома вообще в отпуск ушел… До сих пор остается открытой дискуссия о том, на скольких языках оформлять мемориальные надписи. Никто не говорит о том, что общественная жизнь должна строиться на тотальном единогласии. Еврейская община Львовщины не так давно также продемонстрировала образец «активного плюрализма», когда иудеи-ортодоксы пытались воспрепятствовать регистрации иудеев-прогрессистов. Но в экстремальных вопросах можно же было бы как-то консолидироваться.

Вообще, как обнаружил этот скандал, районный уровень общественных организаций и подразделений политических партий остановился в росте. Активистам комфортнее существовать в режиме митингов и демонстраций. Главным аргументом, которым оперируют активисты, является стереотип «ось якби чужинці не чіпали нас…». Увы, мир не устроен по евангельским заветам и во многих ситуациях не терпит простых решений. Если даже в случае с бывшим еврейским кладбищем и имела место попытка территориальных претензий, как иногда прорывалось на собраниях в Самборе, нужно осознать, что экспансия — естественная характеристика живой материи и что реагировать на нее нужно квалифицированно.

Говорить об этом, думается, нужно. Поскольку замалчивания слабых мест в строительстве «самостійної держави» повлечет за собой деструктивные последствия. Пожалуй, воспеванием одних славных страниц национального прошлого ограничиваться было бы ошибкой.

И потом, обязательно ли добавлять в длинный список «воріженьків», начинающийся не то «москалями», не то «ляхами», еще и «жидов»! Тем более, что история знает немало примеров союзничества украинцев и евреев. В конце 1917 года во Львове была создана отдельная рота сичевых стрельцов исключительно из евреев, которые самозабвенно защищали украинскую независимость. Основателям ОУН-УПА были знакомы не всегда совпадающие с христианской моралью места Торы, однако им это не мешало сотрудничать с представителями «народа книги». Сегодняшняя областная организация ОУН в Украине, возглавляемая паном Романом Козаком, вовсю развивает совместные проекты с представителями еврейской общины Львова. В этом смысле областные партийные и общественные организации не дорабатывают со своими низовыми подразделениями.

Самбор способен дать прецедент правового выхода из спорного сакрального конфликта, уроки которого могут использовать многие галицкие общины. Ведь только по Львовщине зарегистрировано более 60 мест массовых расстрелов евреев. Сейчас проводится их паспортизация. А ведь еще не нужно сбрасывать со счетов возможности возврата имущества религиозным организациям. Евреи в довоенной Галычине располагали немалой собственностью. Переговоры на эту тему с политическими лидерами Украины ведутся постоянно. И чаша сия нас навряд ли минует. Перед такой проблемой предстали уже Польша, Словакия, Чехия, Хорватия. Каждое жаждущее попасть в Евросоюз государство, обязано привести свое законодательство в соответствие с европейским стандартом, предусматривающим условие реституции.

Поэтому рискнем предположить, что следующее внеочередное заседание сессии Самборского горсовета, которое уже несколько раз переносилось, не допустит перерастания ссоры в нечто более серьезное.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно