Лев Люльев: на страже неба

18 сентября, 2009, 13:32 Распечатать

Прошлый век ознаменовался глобальным столкновением идеологий, сопровождавшимся невиданной борьбой политических, экономических и военных систем...

Прошлый век ознаменовался глобальным столкновением идеологий, сопровождавшимся невиданной борьбой политических, экономических и военных систем. Проведение политики силы потребовало наличия средств обороны и ведения войны, следовательно, научно-технические достижения могли доходить до гражданского применения только с большим опозданием. В такой системе координат самые талантливые ученые, конструкторы, инженеры реализовывались именно в военно-прикладной сфере. Эпоха холодной войны выдвигала своих героев. Звание трижды Героя Социалистического Труда получили создатели атомной и водородной бомбы, дважды Героями стали покорители космоса. Среди создателей других видов оружия автору известны только два конструктора — дважды Герои Социалистического Труда Михаил Калашников, который благодаря своему легендарному автомату стал знаменитым на весь мир, и Лев Люльев, имя которого до сих пор знакомо лишь узкому кругу военных специалистов. Вот почему в этой статье делается попытка представить общественности скупую информацию о коренном киевлянине, выпускнике Киевского политехнического института 1931 года, творце зенитно-ракетного оружия Советского Союза, дважды Герое Социалистического Труда, лауреате Ленинской, Сталинской и Государственных премий СССР Льве Вениаминовиче Люльеве.

Начало пути

Родился Лев Люльев 17 марта 1908 года в Киеве в семье мелкого ремесленника. Его отец был сапожником на Подоле и принимал активное участие в рабочем революционном движении в растревоженном Киеве. Из-за этого он стал частым «посетителем» городской жандармерии и Лукьяновской тюрьмы. Мать была повивальной бабкой — оказывала медицинскую помощь малоимущим людям рабочих кварталов и околиц Киева. Родители окружали сына любовью и заботой и, несмотря на нехватку средств, пытались во что бы то ни стало дать ему образование.

Мальчик рос в чрезвычайно сложных условиях. Революционные события, жестокая Гражданская война безжалостно ударили по жителям города. За Киев продолжались кровопролитные бои, и он не раз переходил в руки немцев, поляков, войск Симона Петлюры, Белой гвардии и других противоборствующих сил. В таких условиях трудно было не только учиться, а порой даже просто выжить. Однако в 1923 году пятнадцатилетний Лев Люльев заканчивает семилетнюю школу. Дальше учиться возможности не было, и он идет работать в механические мастерские, сначала учеником, а затем подручным слесаря. Овладев профессией, в 1925 году Люльев устраивается на Киевский механический завод, где не только получает рабочую закалку, но и по-особому начинает понимать металл, что пригодится в будущем.

Последовательно овладевая все более сложными технологическими операциями, молодой рабочий увлекается комплексным машиностроением. Обладая острой памятью и способностью к наукам, Люльев много читает, начинает самостоятельно изучать основы механики, гидравлики, отдельные разделы математики и физики. Но понимает, что для воплощения мечты — строить сложные машины — нужно получить обстоятельное инженерное образование. Сдав экстерном экзамены в системе рабфака, в 1927 году он поступает на механическое отделение Киевского политехнического института.

Школа машиностроения КПИ славилась на весь мир. Ее основателями были первый ректор института Виктор Львович Кирпичев, прославленные механики Степан Тимошенко, Евгений Патон, Николай Делоне. Она дала жизнь мощному авиационному, железнодорожному, автотранспортному направлениям сначала Российской империи, а затем Советского государства. Из нее вышла целая сеть научных институтов, высших учебных заведений, два завода.

Люльев слушал лекции по математике у академика Михаила Кравчука, по теоретической и строительной механике — у академиков К.Семинского, М.Кильчевского, профессоров Т.Путяты, П.Рабцевича, по гидравлике — у профессора Е.Хаймовича и у ряда других ведущих ученых и педагогов того времени. Приобретенные фундаментальные и практические знания в КПИ, умноженные на талант и способности Люльева открывали новые большие возможности.

Пройдя преддипломную практику в Украинском научно-исследовательском институте сельхозмашиностроения и защитив диплом инженера, в 1931 году Люльев получает распределение в этот институт. Но масштабы дел института не соответствуют мечтам будущего конструктора о крупном машиностроении. Молодой специалист пишет заявление в оборонное ведомство о переводе его на объекты стратегического назначения. Вскоре Люльева вызывают в Москву в распоряжение Всесоюзного оружейно-арсенального объединения, а оттуда направляют на Урал, в Пермь, тогдашний Молотов. Там, на известном Мотовилихинском артиллерийском заводе №172 он начинает работать сменным инженером. Мощное предприятие с давними традициями, развитой технологической базой, сильным кадровым составом становится хорошей школой для Люльева. Благодаря основательным знаниям и склонности к изобретательству он быстро завоевывает авторитет и уважение среди опытных уральских оружейников. Он становится начальником бюро рационализации, а через некоторое время инженером-конструктором. Мечты начинают осуществляться. Люльев с головой погружается в проектирование сложной техники.

Вклад в победу

1930-е годы в Советском Союзе ознаменовались быстрой трансформацией аграрной страны в мощное индустриальное государство. Ведь стало понятно, что Красная Армия безнадежно отстает от армий потенциальных противников как по количеству, так и по качеству вооружений. Приход к власти национал-социалистов в Германии, откровенно враждебная позиция стран англо-французского блока и их союзников свидетельствовали, что вооруженные силы СССР нуждаются в неотложной модернизации. Должны были быть созданы новые отрасли — авиационная, танкостроительная, автомобильная, химическая и ряд других. Согласно закрытым решениям руководства СССР, в стране начинают организовываться специализированные предприятия, многочисленные конструкторские бюро и в целом формируется инфраструктура оборонного комплекса. По мнению экспертов, стремительный рост производственных мощностей в базовых отраслях экономики, особенно в тяжелой промышленности, добытый ценой больших человеческих жертв, стал определяющим фактором победы СССР во Второй мировой войне.

В 1933 году Люльева переводят на артиллерийский завод №38 в подмосковном поселке Калининское (некогда Подлипки), а еще год спустя — в опытно-конструкторское бюро №8 (ОКБ-8) завода им. Калинина, расположенного в том же поселке. Это предприятие было известно еще со середины XIХ века как производитель стрелкового оружия. Здесь в дореволюционные времена начинал свой путь со слесаря будущий всесоюзный староста М.Калинин. Предприятие постановлением ЦК ВКП(б) «О состоянии обороны СССР» было определено базовым для создания танковых, противотанковых и зенитных пушек нового поколения для сухопутных войск и военно-морского флота. Под руководством выдающегося конструктора артиллерии Михаила Логинова завод имени Калинина в сжатые сроки овладевал созданием невиданной ранее техники. Талант конструктора и изобретателя помогает Люльеву за считанные месяцы оказаться в эпицентре нового дела. Работая в секции артиллерийских конструкций отдела главного конструктора, он становится одним из ближайших помощников и учеников Логинова, а впоследствии возглавляет этот отдел.

Участвуя в разработке общей стратегии предприятия, Люльев начинает специализироваться на создании оптических прицелов зенитного оружия. Дело в то время для отечественного оборонного комплекса новое. Оно базировалось на точной механике и технической оптике. Обе этих сферы не имели глубоких традиций в СССР. Помогли фундаментальные знания, приобретенные в КПИ, и способности конструктора. Люльев самостоятельно решает ряд нестандартных задач и создает приборы, не имевшие аналогов. Это прицелы прямой наводки непосредственно на цель для автоматических зенитных пушек с выработкой вертикальных и боковых упреждений. Такие прицелы в Советском Союзе были созданы впервые. Они стали прототипами для всех подобных моделей зенитного оружия и в модернизируемом виде используются доныне.

Другой важной разработкой Люльева, выполненной совместно с конструктором И.Радзиловичем, стала автоматическая зенитная пушка калибра 25 мм ЗИК-25 (заводской индекс 72-К), сыгравшая значительную роль в начале войны.

25-миллиметровая спареная автоматическая пушка 72-К образца 1940 года
25-миллиметровая спареная автоматическая пушка 72-К образца 1940 года
Разработка этого изделия началась в 1939 году. Осенью того же года оно прошло заводские испытания и уже в 1940 году было поставлено на вооружение. Специально для этой пушки были выпущены бронебойные осколочно-трассирующие и осколочно-зажигательные снаряды. Она могла вести автоматический и одиночный огонь по огневым точкам противника. К началу войны было выпущено шесть тысяч единиц, включая более 200 спаренных установок.

В октябре 1941 года немецкие войска стремительно продвигаются в направлении Москвы. Завод им. Калинина эвакуируется. Часть предприятия отправляется в Свердловск, часть, в том числе и ОКБ-8, — в Пермь на Мотовилиховский артиллерийский завод. За короткое время конструкторское бюро вновь объединяют со свердловской частью завода. Постановлением военного комитета обороны от 1941 года завод им. Калинина определяется главным производителем зенитного оружия мелкого и среднего калибра. Люльев назначается замом главного конструктора предприятия.

Перед калининцами ставится задача в кратчайшие сроки дать фронту 45- и 85-миллиметровые зенитные пушки, модифицированные для борьбы с танками. Работа идет круглосуточно, с короткими перерывами на еду и сон. Все узлы зенитных пушек проектируются с учетом требований фронта к технике того времени. Люльев впервые использует технологию электросварки вместо клепания во время создания сложных механических конструкций. С этой технологией он ознакомился в лаборатории Евгения Патона еще во время учебы в КПИ. Вместо ствола со свободной трубой Люльев использует моноблок, совершенствует механизм наведения, применяя собственный оптический прицел, осуществляет ряд других модификаций с целью достижения лучших характеристик его оружия по сравнению с существующими в мире аналогами. Он впервые внедряет метод параллельного скоростного проектирования, предусматривающий синхронную работу конструкторов, технологов, электросварщиков и всех звеньев производства. К моменту выпуска технической документации уже были подготовлены главные технологические процессы, материалы, инструменты, оборудование. Оружие немедленно запускалось в серийное производство, минуя целый ряд традиционных стадий.

Уже через несколько месяцев с начала работы фронт начал получать 45- и 85-миллиметровые зенитные пушки, которые оказались проще в применении, легче, более быстродействующими и с лучшими боевыми качествами, чем аналогичное оружие армии противника. За годы войны завод им. Калинина выпустил 20 тыс. образцов этого оружия, из них 11 тыс. — зенитных пушек калибра 85 мм под шифром КС-12. Они оказались одним из главных видов оружия, обеспечивших победу.

Как оценить вклад Льва Люльева в победу в Великой Отечественной войне? По данным Виктора Мясникова (Серия «Урал. XX век», Издательский дом «Паркус», Екатеринбург, 2001): «В течение Великой Отечественной войны средствами противовоздушной обороны сухопутных войск было сбито 21 645 немецких самолетов. Из них три четверти — 14 657 — уничтожено огнем зенитных автоматов калибра 25 и 37 мм. И на каждом из них был установлен автоматический прицел конструкции Люльева».

При этом 25-, 37-, 45- и 85-миллиметровые автоматические зенитные пушки были разработаны при его непосредственном участии. А это еще тысячи сбитых самолетов и сотни танков, пораженных прямой наводкой. Это тысячи и десятки тысяч спасенных жизней за счет прикрытия переправ, железнодорожных узлов, городов средствами противовоздушной обороны, к созданию которой имел прямое отношение Люльев. За личный вклад в победу в Великой Отечественной войне Лев Вениаминович Люльев был награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, боевым орденом Красной Звезды, орденом «Знак Почета».

По окончании войны эвакуированные предприятия начали возвращаться домой. Но большая часть завода им. Калинина прижилась на новом месте. Она так и осталась в Свердловске. Ее возглавил Люльев. Те же подразделения, которые вернулись в поселок Калининское (Подлипки) влились в комплекс космических предприятий, которые бурно развивал другой бывший студент КПИ Сергей Королев. А сам поселок чуть позже превратился в мощный город науки и космических технологий с новым названием — город Королев.

Подчинение стратосферы

Появление ядерного оружия в конце войны в один миг перечеркнуло возможности противовоздушной обороны того времени из-за низкого «потолка» досягаемости цели зенитных пушек. В руках пилота бомбардировщика с атомной бомбой на борту, парившего в стратосфере, оказалась судьба любого уголка земного шара. Первыми жертвами нового оружия стали японские города Хиросима и Нагасаки. На очереди были Москва, Ленинград, Киев... если бы они оставались незащищенными.

Ответом на этот вызов стала послевоенная программа перевооружения противовоздушной обороны Советского Союза. Ключевую роль в ее воплощении сыграл свердловский машиностроительный завод им. Калинина (шифр: завод №8) во главе с Люльевым. Логичной и естественной идеей защиты от стратосферных бомбардировщиков было создание зенитной пушки крупного калибра с мощным пороховым зарядом снаряда.

Первые попытки создать «стратосферную пушку» натолкнулись на огромные технические трудности. Увеличение калибра ствола нуждалось в наращивании массы порохового заряда и самого снаряда. Это вызвало многократный рост давления в стволе и запирающем механизме, огромные ударные и температурные перегрузки всей конструкции. Большая масса ствола приводила к критическим значениям отдачи во время стрельбы, что разрушало гидропневмоавтоматику орудия. Общий вес пушки, в походном состоянии достигавший 10 тонн, размеры колесной транспортной платформы, превышавшие железнодорожные габариты, существенно осложняли транспортировку, разворачивание и использование оружия в боевых условиях.

Испытания экспериментальной 100-миллиметровой пушки уже после первых выстрелов приводили к ее разрушению. Стратосферная пушка Кировского завода Л-6 вышла из строя после шестого выстрела. Только весной 1947 года люльевская стомиллиметровка КС-19 показала хорошие результаты и спустя год была принята на вооружение. Но более совершенным оружием Люльева этого класса стала 130-миллиметровая стратосферная пушка
КС-30 образца 1948 года. Она на то время по эксплуатационным и тактико-техническим показателям превосходила все известные виды артиллерийского оружия в мире. Пушка совсем не имела транспортной платформы. Ее замещала крестовина с откидными лапами. Снаряд весом 33 кг выстреливался со стартовой скоростью около 1000 м/с и достигал стратосферного потолка более 20 км. На таких высотах визуальное наблюдение цели с помощью оптических прицелов стало невозможным. Поэтому наводка осуществлялась при помощи радиолокационного комплекса. За прорыв в создании нового типа оружия Лев Люльев в 1948 году был удостоен Сталинской премии.

В начале 1950-х годов завод №8 продолжал совершенствовать стратосферное зенитное оружие. Для противовоздушной обороны сухопутных войск были созданы автоматические зенитные пушки калибров 76,5 и 100 мм. Автоматическая стомилиметровая пушка, весившая всего 4,5 тонны, достигала темпа стрельбы 60 выстрелов в минуту. Снаряд был оснащен дополнительным реактивным тведотопливным двигателем. Он имел вес 15 кг и начальную скорость 1118 м/сек., достигал высоты более 20 км. Таких показателей не имели другие, известные в то время виды артиллерии. Но самым высшим достижением стратосферного зенитного оружия стала 152-миллиметровая пушка КМ-52. При весе снаряда около 50 кг и его начальной скорости более 1000 м/сек. интенсивность стрельбы достигала 17 выстрелов в минуту.

Разработки Люльева уверенно вывели Советский Союз на первое место в мире по уровню зенитной артиллерии. Несмотря на это, над Люльевым стали сгущаться тучи. В стране началась кампания по борьбе с космополитами. Кандидатура Люльева полностью подпадала под ее идеологические принципы. Уже был назначен зам главного конструктора, который должен был принять завод после ареста его руководителя. Люльев все хорошо понимал и, готовясь к худшему, еще больше погрузился в работу. Он вспомнил, что мог быть репрессирован значительно раньше, и выжил только потому, что «его пушки хорошо стреляли». Когда на очередных заседаниях у Сталина кто-то из конструкторов не появлялся, собравшиеся понимали, что могут не увидеть своего коллегу уже никогда. Это было до войны, в военный период и до самой смерти Сталина. Такая участь постигла Константина Калинина, Сергея Королева, Дмитрия Григоровича, Андрея Туполева и многих других выдающихся конструкторов авиационной и ракетной техники. Ошибки не прощались, безотказно действовал принцип: незаменимых нет. Теперь очередь дошла и до Люльева. Спасла главного конструктора смерть вождя.

Благодаря огромным усилиям создателей зенитной артиллерии, в начале 1960-х годов этот вид оружия достиг своих предельных возможностей, и последующее наращивание материальных и человеческих ресурсов ради его совершенствования уже не могло принести заметных результатов. В то же время разведывательные полеты самолетов НАТО над территорией СССР стали регулярными и все более дерзкими. Стратосферная зенитная артиллерия не могла им противодействовать из-за существенного рассеивания снарядов на высоте 18—20 км. Технически несовершенные на то время советские истребители также оказались бессильными. Для решения проблемы нужны были принципиально другие технические решения, которые бы основывались на новых идеях. Тем более что тогдашний руководитель государства Н.С.Хрущев, узнав от своей разведки о плане ядерной бомбардировки Советского Союза, назначенной на 1 января 1957 года (под названием «Дропшот»), поставил оборонному комплексу СССР категорическое требование «прекратить это своеволие». Среди решивших проблему был и Люльев. Он в конце 1960-х годов сделал огромный вклад в защиту воздушного пространства 1/6 части суши, избавив страну от опасности быть уничтоженной путем ядерной бомбардировки.

Новый виток воздушного противостояния

Следующий этап работы и жизни Льва Люльева был связан с переходом от ствольной артиллерии к зенитно-ракетному оружию. Работа в новой отрасли техники началась с напряженной учебы. Помогали коллеги ракетчики, среди которых были бывшие однокашники по учебе в КПИ Сергей Королев и Владимир Челомей. Сотрудники Люльева длительное время буквально не вылезали из подмосковных НИИ и КБ, где изучали секреты создания новой техники.

Одновременно с учебой быстро обновлялась конструкторско-производственная база завода №8. В 1958 году Люльеву поручают создать ракету для зенитного комплекса «Круг», предназначенного для прикрытия сухопутных войск от нападений авиации. Не обремененный стереотипами коллектив Люльева создает ракету 3М8 с самоходной пусковой установкой 2П24. Ракета в то время не имела аналогов, а по ряду уникальных технических решений остается интересной и в настоящее время. Прямоточный реактивный двигатель обладал кольцевым воздухозаборником, расположенным вокруг головной части. Это позволило выдвинуть ее вперед за пределы несущего корпуса, что существенно увеличило разлет осколков, улучшив боевые возможности ракеты. Кроме того, кольцевой воздухозаборник нуждался в малых углах атаки, а это заметно повысило устойчивость ракеты в полете. Статическую устойчивость на стартовом и маршевом этапах полета обеспечивали общие для двух степеней ракеты стабилизаторы.

На испытаниях невиданная раньше ракета показала неожиданно хорошие результаты. Если зарубежные аналоги поражали цель лишь несколькими осколками, то люльевская разрывала ее на мелкие кусочки. В 1964 году ракета была принята на вооружение и после несущественных модификаций стала базовой для противовоздушной обороны сухопутных войск в течение следующих двух десятилетий.

За выдающиеся заслуги в создании новой техники Л.Люльеву в июне 1966 года было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а в 1967-м он удостоен Ленинской премии. В том же году возглавляемое Люльевым предприятие получает новое название: Свердловское машиностроительное конструкторское бюро «Новатор» Министерства авиационной промышленности СССР. Название «Новатор» Люльев предложил лично, ввиду того, что создание нового является главным кредо его предприятия.

В 1964 году Люльеву поручается создание крылатых ракет, ракетоторпед и противоракет для Военно-морского флота. В разное время ОКБ-8, а позже ОКБ «Новатор» были разработаны ракеты для морских комплексов: РПК-2 «Вьюга» (81Р, принята на вооружение в 1969 г.); РПК-6 «Водопад» (86Р, принята на вооружение в 1981 г.); РПК-7 «Ветер» (100РУ, принята на вооружение в 1984 г.); 3М10 «Гранат» (КС-122, принята на вооружение под названием РК-55 в 1984 г.); 3М14 «Калибр» (91Р); 3М51 «Альфа»; 3М54 «Бирюза»; КС-42 (для морского ЗРК М-31); 9М38 (для военного ЗРК «Бук» и морского — М-22 «Ураган»). До сих пор засекреченным является целый ряд разработок Люльева. Например, ракета принципиально нового класса «вода—воздух—вода», предназначенная для подводных лодок. После обнаружения цели подводной лодкой, с ее борта выстреливается ракета, которая со сверхзвуковой скоростью проходит большую часть пути по воздуху, дальше опять уходит под воду в районе цели, где и поражает ее. В 1977 году за создание вооружения для Военно-морского флота Л.Люльеву была присуждена Государственная премия СССР, а в марте 1978 года он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Во время войны во Вьетнаме, конфликтов на Ближнем Востоке количество одновременно атакующих целей стало постоянно расти, диапазон их технических характеристик становился очень широким. Они появлялись на разных высотах — от стратосферных до сверхнизких, их скорости начали в 3—3,5 раза превышать скорость звука. Возникла потребность создания нового поколения зенитно-ракетного оружия, которое бы поражало одновременно несколько целей, независимо от высоты, направления и скорости их полета. Таким оружием в середине 1980-х годов стали люльевские системы С-200 и С-300.

Систему С-200 можно считать переходной от ЗРК «Круг» к С-300. Ее ракета унаследовала многие лучшие технические решения от 3М8, но обладала почти в 2,5 раза большей дальностью полета и улучшенными боевыми характеристиками. Именно этими ракетами в марте 1986 года вооруженными силами Ливии были сбиты три самолета над заливом Сидра, которые несанкционированно вторглись в воздушное пространство страны.

Система С-300 стала принципиально новым видом зенитно-ракетного оружия, используемым и доныне. Она была создана в двух модификациях: С-300П — для территориальных противовоздушных сил СССР и
С-300В — для защиты от массированных ударов баллистических ракет оперативно-тактического назначения, аэробаллистических и крылатых ракет, самолетов стратегической и тактической авиации, других аэродинамических средств воздушного нападения. Разработка С-300В поручается ОКБ «Новатор» во главе с Люльевым в кооперации с научно-производственным объединением «Антей», совместно с которым создавался также и ЗРК «Круг».

Пусковая установка 9А83 с четырьмя ракетами 9М83 системы С-300В
Пусковая установка 9А83 с четырьмя ракетами 9М83 системы С-300В
Боевыми элементами системы являются зенитные управляемые ракеты 9М82 и 9М83, устанавливаемые на пусковых установках 9А82 и 9А83 соответственно. Во время их создания Люльев применил ряд оригинальных идей. Так, ракеты большего размера, предназначенные для перехвата баллистических целей, и ракеты поменьше, предназначенные для противодействия авиации, были унифицированы. Они обе были сделаны как двухступенчатые с общей второй степенью и с разными стартовыми двигателями. Это значительно сократило сроки проектирования, удешевило производство и упростило их эксплуатацию. Сразу после старта специальные импульсные двигатели вращали ракету таким образом, чтобы отвести в сторону ее газовую струю. Это уберегало пусковую установку от разрушения. Специальная конструкция укороченных стабилизаторов избавила ракету от колебаний и разрушения ее крыльев на больших скоростях (флатер). Ракеты с большой ударной силой были сделаны чрезвычайно компактными, чтобы их можно было расположить в специальных контейнерах на пусковой установке, не перегружая ее.

Все это позволило достичь невиданных ранее для зенитно-ракетных систем тактико-технических характеристик. На расстоянии до 1100 км могли поражаться цели, летевшие со скоростью до 3000 м/сек. Система разворачивалась за пять минут и позволяла одновременно наводить ракеты на 48 целей и одновременно обстреливать 24 из них. Ракеты 9М82 и 9М83 были поставлены на вооружение в 1982—1983 годах и уже более
25 лет являются одними из самых совершенных в мире для этого класса оружия.

За выдающиеся заслуги в создании новых видов техники Лев Люльев в марте 1985 года награждается второй звездой Героя Социалистического Труда. А уже 1 ноября 1986 года Л.Люльева не стало.

Память

Как оценить жизнь конструктора военного оружия, который все свои силы и талант отдал бывшему СССР? Осудить его? Автор воздает этому человеку большие почести. За 77 лет своей жизни Лев Люльев сделал невероятно много. Выйдя из киевской бедноты, он сумел проложить себе путь к передовым знаниям и стать одним из талантливейших конструкторов сложной техники минувшего века. Неоценим его вклад в победу в 1945 году. В 1960-е годы он стал одним из тех, кто защитил воздушное пространство СССР от спланированных ядерных бомбардировок. В 1970—1990 годы, создавая самое совершенное в мире зенитно-ракетное оружие для четырех родов войск — сухопутных, военно-воздушных, военно-морских и войск противоракетной обороны, — Люльев внес огромный вклад в достижение паритета сил между блоками НАТО и Варшавского договора, что сделало невозможным развязывание третьей мировой войны в апогей ядерного противостояния двух противоборствующих систем.

Самым дорогим и любимым творением Люльева стало его ОКБ-8, а позже ОКБ «Новатор». Из маленького отдела при заводе им. Калинина оно переросло в мощное научно-проектное предприятие с научной, производственной и проектной базой с передовыми научными и инженерными школами. При создании 21-го образца зенитного и зенитно-ракетного оружия, превосходившего известные в мире аналоги, более 500 сотрудников конструкторского бюро были удостоены государственных наград, 40 из них стали лауреатами Ленинской и Государственной премий СССР. В настоящее время ОКБ «Новатор» (Екатеринбург) носит имя Льва Вениаминовича Люльева.

Хранится память о прославленном выпускнике и в Киевском политехническом институте. В Государственном политехническом музее при КПИ формируется экспозиция, посвященная Л.Люльеву, специалисты проводят академические люльевские чтения, будущие инженеры изучают оригинальные технические решения Люльева, ставшие классическими, но не утратившие свою актуальность и доныне.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно