КУДА ГНЕТСЯ ШЕСТ

24 декабря, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 24 декабря-30 декабря

Валерия Шульгу лично я не могу себе представить отдельно от прыжков с шестом, которым он посвятил большую часть из прожитых пока шестидесяти лет...

Валерия Шульгу лично я не могу себе представить отдельно от прыжков с шестом, которым он посвятил большую часть из прожитых пока шестидесяти лет. На этой сложной стезе он совершенно отощал и в данный момент весит, похоже, меньше, чем в период активных занятий прыжками, в которых выполнил мастерский норматив, семь раз выигрывал весеннее первенство Украины, был чемпионом Центрального совета «Динамо», Вооруженных Сил, а потом начал учить других и постепенно стал заслуженным тренером Украины. Поводом для нашей первой в жизни (так уж сложилось) беседы послужил успех на недавних соревнованиях «Зеркала недели» одного из учеников Валерия Николаевича - Александра Корчмида.

- По-моему, ты тренируешь уже очень много лет…

- Да, где-то лет тридцать. Только в Броварском спортинтернате работаю с 1982 года, до этого десять лет провел в харьковском подобном заведении, откуда меня Министерство просвещения перевело в Бровары, когда здесь открывался интернат.

- А первые ученики кто были?

- Если говорить о сильных, то первым выбился в люди и прыгнул в Донецке 5 метров 50 см Вадим Цепилов, выигравший Спартакиаду Украины. Слава Калиниченко при окончании интерната прыгал 5,50, а потом поступил в институт физкультуры и стал чемпионом Европы среди молодежи. Игорь Зайцев - чемпион СССР среди юношей и юниоров - тоже прыгал 5,50. Его у меня «увел» в Краснодар Юрий Волков, и там Зайцев как спортсмен исчерпал себя. Волков тогда при отъезде в 1988 году увез с собой 12 человек.

- Неплохой результат для одного тренера, если каждый увезет столько же…

- Через три месяца с разрывом в паху вернулся ко мне Калиниченко и на третий год прыгал, как я уже говорил, хорошо.

- Да, в футболе бывает одного увезут - и скандал страшный…

- Какие в легкой атлетике скандалы? У нас все спокойно. Волков не только увел всю мою группу, но прихватил все американские шесты, а оставшиеся немецкие поразбивали молотком. Чтоб в Украине, не дай Бог, чего-нибудь не осталось. Это был олимпийский год, 1988-й.

- А скажи, пожалуйста, какие у тебя при существовании СССР, скажем, в те же 80-е годы, были проблемы?

- В общем проблем особых не было. Но если взять меня как спортсмена, то в районе 1965-го я три года подряд имел третий результат в СССР, но в состав сборной страны меня не включали. Выступал на Динамиаде, на Спартакиаде дружественных армий, но в основную команду никогда не ставили. Тоже повторялось в дальнейшем с моими учениками. Единственный, кто выехал в составе сборной СССР, - Зайцев. Когда в Сеул летела сборная СНГ, то Калиниченко выиграл чемпионат, а в сборную включили москвича Елисеева, который в Сеуле прыгнул 5 метров и был восьмым. Еще можно сказать, что если москвичи получали по пять шестов, то мы получали по одному. У меня был случай, когда сидел без шеста восемь месяцев, приехал на первенство СССР, казахи дали шест «покататься» - и я был четвертым.

Нынче проблема шестов не очень улучшилась, в прошлом году Саша Корчмид в Москве на Всемирных юношеских играх был вторым - в Киеве он под проливным дождем выиграл чемпионат Украины с результатом 4,90 м на немецком шесте. Мне сказали, что в Москву его не возьмут, если не достанем американский. Я в Донецке тренерам за аренду шеста оставил 400 долларов. Просил две штуки, дали один. А если бы в Москве был второй шест на килограмм пожестче, то Саша мог вполне выиграть. А грек, его соперник, достает из пачки своих восьми шест нужной жесткости и прыгает 5,05. В этом году в Белой Церкви с попутным ветром Корчмид прыгнул 5,30, а потом никаких сборов не проводилось, питание в интернате плохое, парень потерял шесть килограммов веса. Стало у него 64 кг, а шест сделан для веса 80 кг. Да еще встречный ветер - опять поражение от француза на первом юношеском чемпионате мира в Быдгоще.

- Насколько я понимаю, любой инвентарь, в том числе и любой шест, сейчас можно пойти и купить. Были бы деньги…

- Правильно. А кто нам деньги даст? В принципе шест хорошей фирмы стоит от 550 до 700 долларов. А мне зарплату задерживают на два-три месяца, иногда на полгода. Я переводчицу попросил, чтобы узнала у француза, сколько тот получит за победу на чемпионате. Он ответил, что 15 тысяч долларов. И тренер его тоже 15 тысяч. Такой же приз немец получил за бронзовую медаль. Меня Спорткомитет Киевской области премировал суммой в 79 гривен за второе место Корчмида, 100 гривен вручил интернат и на Дне города Бровары 50 гривен дал наш мэр. А в Москве я жил в вагоне-отстойнике на вокзале, командировочных никто не дал, тем более каких-то призовых. Бумажки даже не дали с какой-нибудь надписью типа «Подяка».

- Я тебе выпишу. Скажи, пожалуйста, а места для тренировок шестовиков существуют?

- В Броварах у нас две так называемые ямы, каждый год мы их зашиваем, перешиваем - это в областной школе высшего спортивного мастерства.

- А «яма» нынче почем? (Надо объяснить, что в давние времена шестовики приземлялись в яму с песком, потом - с опилками.)

- Та, что сейчас в Киеве на «Олимпийском», стоит пять с половиной тысяч долларов.

- Скажи, пожалуйста, а ты сам какие шесты еще застал - бамбуковые или металлические?

- Я в 1957 году в Одессе с бамбуком выполнил первый разряд и прыгнул 4 метра. А Виталий Чернобай тогда всесоюзный рекорд установил - 4 метра 52 см.

- Помню. Дело было чуть не в двенадцать ночи, и он прыгал при свете автомобильных фар. Таких случаев тогда было несколько.

- Да. Так что я прыгал и с бамбуком, и с металлом, и с фиберглассом, и с пластиком.

- Давай вспомним легенды о том, что, скажем, олимпийские чемпионы, американцы Боб Ричардс, а позже - Дон Брегг клали в банк по 10 тысяч долларов для тех, кто сможет взять с бамбуком хотя бы 4 метра 80 см. Как, на твой взгляд, Бубка при своих выдающихся функциональных возможностях смог бы это сделать?

- Я знаю, что во Франции лежит 130 тысяч франков для того, кто с металлическим шестом побьет французский рекорд 4 метра 42 см. И Тьери Виньерон, когда в свое время прыгнул 4,95 с пластиком, попытался потом побить рекорд на металлическом шесте и не смог этого сделать. А на бамбуке тем более тяжело, прежде всего потому, что нет такого бамбука, который выдержал бы мощность Бубки. Американцы свои шесты делают сейчас по космическим технологиям. Их последние изделия «Спирит» очень качественные, своеобразно работают под прыгуном, меньше усилий надо затратить на сгибание шеста, но хорошо бросают. Есть новые шесты фирмы «Пейсер», углеродные, очень легкие, но хрупкие. А из старых был у меня шест, купленный где-то в 1974 году. Только недавно Корчмид его сломал.

- А как шесты различаются по жесткости. На сколько килограммов разница?

- Тут еще важна длина снаряда. Шест может быть на 170 фунтов, но разной длины - от 4,60 до 5,05, в зависимости от этого и меняется жесткость. Поляки перед Олимпиадой в Москве заказали в Америке шесты с разницей по 800 граммов - по семь шестов для каждого из трех прыгунов. Каждый шест обошелся в 3,5 тысячи долларов. В Москве-80 олимпийский чемпион Казакевич поменял в процессе прыжков пять шестов и установил мировой рекорд 5,78 м.

- Тогда, по-моему, кто-то из наших придумал придерживать планку рукой…

- Ну, это Константин Волков был специалист. У него однажды планка уже на полметра слетела вниз, а он ее руками забросил на место. Как раз после этого случая было запрещено касаться планки.

- Давай вернемся теперь к Саше Корчмиду.

- Он приехал пять лет назад на просмотр в Республиканский спортинтернат. Он очень хорошо бегал с барьерами, но не подошел - слишком уж худой был, рост 165 см, правда, при хорошей координации, но психологически был очень угнетенный. У него буквально перед этим умерла мать, и его привезли из Новой Каховки. После того как его не взяли в Киеве, его попробовали в Броварах и я его взял, мне понравилось, что он координированный. У меня был парень Толя Никонов, которого в Харькове отчислили из спортинтерната за малый рост, а он из армии потом вернулся с ростом 196 см. Поэтому я Корчмида взял, и в прошлом году он уже выступал на Всемирных играх в Москве и, как я говорил, с результатом 4,90 стал призером. Сейчас у него рост 187 см и вес 70 кг, великолепная координация. Надо добавить, что через полтора года после смерти матери у него отец умер. Оказалось, что жили они в квартире, где одна из плит в стене давала большую дозу радиации. А Саша жил в другой комнате. Понятно, что после таких психологических травм его было очень трудно поднять.

- А ты как живешь? Есть семья?

- У меня два сына, старшему 33 года, младший учится.

- Есть какие-то пожелания?

- Было бы нормальное питание и шесты у ребят - остальное приложится. Зарплата нерегулярно платится, задолженность за квартиру большая.

Вот так мы и поговорили. Валерий Николаевич еще много рассказывал о своей работе народного целителя, специалиста по массажу, но это тема для отдельного большого разговора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно