КПУ СКАЗАЛА: «НАДО!» КОМСОМОЛ ОТВЕТИЛ: «НЕТ!»

19 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 19 мая-26 мая

Перед тем, как садиться за написание этого материала, я обзвонила родственников и знакомых, задав им один вопрос: с чем у вас ассоциируется комсомол?..

Перед тем, как садиться за написание этого материала, я обзвонила родственников и знакомых, задав им один вопрос: с чем у вас ассоциируется комсомол? В ответах, на мой взгляд, довольно точно отразился существующий ныне в нашем обществе разнобой мнений. Так, у пожилых людей комсомол неразрывно связан с именами Владимира Ленина, Иосифа Сталина, Николая Островского, а также — любовью к родине, верой в светлое будущее, героизмом и самопожертвованием. Представители среднего поколения вспоминали БАМ, Московский международный фестиваль молодежи и студентов и нудные многочасовые собрания. Весьма резкими в суждениях были сегодняшние двадцатипяти–тридцатилетние. Практически у всех при слове «комсомол» возникли ассоциации со знаменитой сценой разгула и пьянства в бане из перестроечного фильма «ЧП районного масштаба», карьеризмом, приспособленчеством, тотальным враньем и бюрократизмом. Опрошенные же мною тинэйджеры были единодушны: «Это — нечто безнадежно устаревшее и консервативное». И, что характерно, все респонденты говорили о комсомоле исключительно в прошедшем времени, лишь как о неотъемлемой составляющей советской системы. Почти никто не смог сказать чего-либо вразумительного о существующих ныне Ленинском коммунистическом союзе молодежи Украины (ЛКСМУ) и тем более об отпочковавшемся от него Украинском коммунистическом союзе молодежи (УКСМ). Вполне допускаю мысль, что мои родственники и знакомые не принадлежат к числу людей, живо интересующихся политикой. Но, наверняка, даже последние знают о том же УКСМ не так уж много по одной простой причине — ведь всего два месяца назад, 11 марта, прошел его первый учредительный съезд. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей беседу корреспондента «ЗН» с первым секретарем ЦК УКСМ, народным депутатом Украины Александром СТАРИНЦОМ. Ну, а выводы о том, кто такие «новые комсомольцы» и какова их программа действий, делайте сами.

— Александр Георгиевич, объясните, пожалуйста, почему вы — человек, стоявший у истоков возрождения ЛКСМУ, впоследствии секретарь его ЦК, вдруг инициировали раскол возглавляемой вами организации?

— Во-первых, все происходило отнюдь не в одночасье и не вдруг. Относительно же слова «раскол»... Я сказал бы так: произошел процесс обновления и обретения самостоятельности в политическом течении. Ведь в любом из них есть свои прогрессисты и консерваторы. И когда единство мнимое, это гораздо хуже любого раскола.

Где-то с осени прошлого года я и мои единомышленники начали понимать: путь, которым идет ЛКСМУ, ошибочен. Мы превратились в молодежное крыло компартии, стали повторять ее ошибки, утратили самостоятельность в решении политических, идеологических и кадровых вопросов. А ведь в программе, принятой в декабре 95-го на съезде ЛКСМУ, указывалось на необходимость сотрудничества со всеми левыми партиями: СПУ, СелПУ, КПУ. Причем отдельно ни одна из них не выделялась. Однако после принятия компартией Украины концепции молодежной политики (ноябрь 1996 г.) ЛКСМУ постепенно превратился в ее «молодежный отряд», полностью лишенный автономии. В результате мы стали догматической, ортодоксальной структурой, стоящей на позициях вчерашнего дня. И прошлогодние президентские выборы это вскрыли и ярко продемонстрировали.

— Позвольте полюбопытствовать, каким образом?

— По всей Украине работало несколько наших агитбригад. Мы встречались с молодежью в различных аудиториях, коллективах. И столкнулись с тем, что нынешние юноши и девушки не воспринимают некоторые лозунги, провозглашенные КПУ и ставшие фактически лозунгами ЛКСМУ. Скажем, призыв к возрождению СССР, созданию некой надгосударственной структуры. Жаркие дискуссии разгорались вокруг вопросов о классовой борьбе. Как известно, классическая коммунистическая теория гласит: классовые противоречия обостряются, перерастают в антагонистические и разрешаются путем революции. Но ведь это — теория середины XIX века! И обязательно нужно адаптировать к условиям сегодняшнего дня.

— Какова же точка зрения УКСМ на вышеизложенные вопросы?

— Мы считаем, что на десятом году независимости Украины нельзя ратовать за создание каких-либо надгосударственных образований. Классовые противоречия должны решаться исключительно конституционным путем — технический лимит на революции в XXI веке исчерпан. Далее, КПУ формально признает многоукладность украинской экономики. Но полностью игнорирует этот принцип на практике и в своей пропагандистской работе. Мы же считаем, что многоукладная экономика — реалии сегодняшнего дня, от которых никуда не деться. В сфере среднего и мелкого бизнеса частная собственность, возможно, даже необходима. Но вот энергетика, рынок нефти и газа, транспорт, связь, угольная промышленность должны оставаться в руках государства. УКСМ не поддерживает и лозунг КПУ «Все отнять и поделить». Один из наших программных пунктов звучит так: «жесткое требование к имущим классам «поделиться».

— Будьте добры, расшифруйте, чем «поделиться»?

— Владелец средств производства обязан делиться с обществом прибавочной стоимостью. Главная проблема, которую решают все левые, — отчуждение работника от результатов его труда. Европейские социал-демократы выступают за принцип социального партнерства. Таким путем пошли отечественные профсоюзы. Но в конце концов превратились в придатки администраций предприятий и государственных органов власти, не отстаивающие интересы трудящихся. Мы этот путь не поддерживаем. Более реальные на данном этапе для нашего государства вещи предлагают социалисты: собственниками средств производства являются члены трудового коллектива, каждый имеет свой «кусочек пирога» в виде акций и т. д. Но основополагающим принципом должна быть национализация средств производства.

— То есть как в 17-м году, «заводы — рабочим...»?

— Не все. Но транспорт, связь, рынок нефти и газа, угольная промышленность, повторюсь, должны быть в руках государства. Обратите внимание на нынешнюю ситуацию на отечественном энергорынке. Она просто ужасающа. После приватизации ряда предприятий облэнерго и т. д. фактически началась борьба и противостояние кланов. Даже Президент в своем выступлении перед парламентом признал, что Украина поделена между кланами и олигархами. А отстранить их от политической власти можно лишь, лишив экономического влияния. Поэтому лозунг «национализация», особенно в энергетике, крайне необходим.

— А вам не кажется, что это — утопия? Ведь там крутятся астрономические суммы денег, от которых никто просто так не откажется. Вы говорите, что не призываете к революции, насилию, а вместе с тем возможна ли бескровная и мирная национализация того же энергорынка?

— Не думаю, что проблему можно решить только путем чуть ли не кровопролития. Но если трудящиеся будут доведены до крайней черты... Вот сейчас провели аграрную реформу, раздали людям земельные паи. Но ведь буквально через полгода вся эта земля будет скуплена, поскольку крестьяне не смогут возвратить кредиты, не будет средств на технику, горюче-смазочные материалы и т. д., и люди в который раз окажутся обманутыми. Вполне возможно, что в Украине возникнут латифундии, а затем начнутся голодные бунты, иные очень острые формы противостояния.

— И что, по-вашему, поможет Украине не только избежать мрачных перспектив, нарисованных вами, но и стать сильным, процветающим государством?

— Для того, чтобы миллионы квалифицированных специалистов — ученых, инженеров, рабочих, учителей — вернулись к любимой работе, полной грудью вздохнули честные предприниматели, наши дети обрели будущее, а старики — душевный покой, необходимо следующее. Национализировать рынок нефти и газа. Навести порядок на транспорте («Укрзалізниця») и в отрасли связи («Укртелеком»). Пресечь нелегальный вывоз капитала за границу. Очистить банковскую сферу от организованной преступности. Ввести государственную монополию на алкоголь и, прежде всего, на водку. Перенести тяжесть налогообложения с производства на потребление, с отечественного производства на импортное.

— Программа действий не лишена привлекательности. Но каким образом воплотить ее в жизнь?

— Прежде всего должно произойти обновление, а затем объединение всех левых сил. Как долго будет идти этот процесс? Возможно, месяцы, а, возможно, и годы. Но эта задача неминуемо будет решена. И тогда станет возможным изменить в Украине существующую власть и очистить ее от кланов и олигархов.

— Александр Георгиевич, сколько членов насчитывал ЛКСМУ, скажем, в начале этого года и сколько сегодня состоит в рядах УКСМ?

— В январе численный состав ЛКСМУ доходил до шести тысяч.

— Так немного?

— Не удивляйтесь. Просто ЛКСМУ никогда не стремился, в отличие от других молодежных организаций, к мнимой массовости, никогда не занимался приписками и очковтирательством. УКСМ пошел по тому же пути. И с полной ответственностью могу сказать: за несколько месяцев существования мы уже вышли на трехтысячный рубеж. Во многих регионах наши структуры стали более влиятельными, нежели тамошние подразделения ЛКСМУ. К нам тянутся ребята, до этого не состоявшие ни в одной молодежной организации и, что характерно, среди них много 18—20- летних.

— Почему, на ваш взгляд, к вам тянутся молодые люди? Что именно их привлекает? Ведь коммунистическая идея в ХХ веке потерпела фиаско.

— Вот с последним вашим утверждением никак не могу согласиться. Не идея потерпела поражение, а организационные структуры, исповедующие ее. Саму коммунистическую идею поддерживают миллионы наших соотечественников. А ребята к нам тянутся, поскольку их не устраивают политическая ситуация в стране, реалии. В частности, игнорирование на практике конституционных принципов, гласящих, что высшее образование можно получить на безоплатной основе. Сотни тысяч, если не миллионы молодых людей остались невостребованными. Государство не может обеспечить им даже предусмотренного законодательством права на первое место работы. И юноши и девушки, понимая, что изменения к лучшему невозможны без изменения политической власти, приходят к нам. Отмечу, УКСМ сочетает политические формы работы с неполитическими. Проводит экологические акции. Скажем, в Одесской области наши ребята убирали прибрежную территорию. Хотим взять под свою эгиду один из крупных фестивалей. В наших планах — создание газеты...

— ...освещающей пленумы, съезды, конференции и т. д.?

— Не стоит иронизировать. В ней будет идти речь о нормальных, живых проблемах, интересующих нашу молодежь. Например, почему не срабатывают положения законодательства о льготном кредитовании жилья? Мы, к слову, сейчас разрабатываем проект закона, предусматривающего упрощение процедуры кредитования молодых семей и даже одиноких молодых граждан. Или возьмем проблему кредитования высшего образования. Почему получить такой заем практически невозможно? Почему даже выданного хватает только на оплату обучения? А чем студенту питаться, как одеться, прожить?

Есть у УКСМ интересная и, считаю, очень важная программа, направленная на борьбу с наркоманией и СПИДом. Инициаторами ее выступили наши запорожские активисты. Мы решили также вплотную заняться вопросом социальной адаптации молодежи, побывавшей за решеткой. Выходят такие ребята на свободу, и куда прикажете им деться? Ведь нередко у них нет жилья, они лишены перспектив устройства на работу. Им на первых порах необходима хотя бы правовая и юридическая поддержка. Вот комсомольцы из Белой Церкви и создают общественный пункт юрпомощи, где молодые люди, побывавшие в местах не столь отдаленных, смогут получить консультацию, естественно, бесплатную.

— Кстати, а как правильно теперь именовать членов ЛКСМУ и УКСМ? Одних просто «комсомольцами», а других «новыми комсомольцами»?

— ЛКСМУ — это ЛКСМУ. В нашем же уставе значится зарегистрированное Минюстом сокращенное название УКСМ — «комсомол». Таким образом в Украине действует один комсомол — УКСМ. Я бы хотел это особо подчеркнуть.

— Какие у вас сейчас отношения с ЛКСМУ?

— Большинство оставшихся в ЛКСМУ нас понимают и при встречах в неформальной обстановке поддерживают наши действия. Более того, уверен, что со временем они присоединятся к УКСМ. Хотя, конечно, есть отдельные личности, которые ведут себя по отношению к нам недостойно. Но таких совсем немного, да и их негативное отношение к УКСМ — скорее не собственная позиция, а результат наущения «старших товарищей».

— К слову, как строятся ваши взаимоотношения с последними?

— У УКСМ нет «старших товарищей». Украинский комсомол не является младшим братом никакой партии. Мы выступили с инициативой объединения всех левых сил и готовы к конструктивному сотрудничеству с любой из них.

— Будущее возглавляемой вами организации, наверное, видится в светлых тонах?

— Верю, что УКСМ разовьется, будет действительно неортодоксальной, недогматичной и самостоятельной молодежной общественной организацией. Мне бы очень не хотелось, чтобы завтра украинский комсомол стал чьим-либо «молодежным крылом». Даже обновленной компартии. Пройдут месяцы, и на основе УКСМ, возможно, возникнет политическая партия. А, возможно, и нет — время покажет. Убежден в одном. При реализации наших концептуальных положений и объединении левых сил нам удастся вывести Украину на перспективный путь развития.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно