КАК СПАСТИ УТИНЫЕ ОЗЕРА?

14 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 14 июля-21 июля

В моторке было три человека. Двое заканчивали выбирать сеть, а третий направил бинокль в ту сторону, где за горизонтом скрывался далекий берег...

В моторке было три человека. Двое заканчивали выбирать сеть, а третий направил бинокль в ту сторону, где за горизонтом скрывался далекий берег. «К нам движется катер, — сказал он тревожно. — Уходим!» «Не дрейфь, успеем, — откликнулся один из его товарищей. — Еще пяток минут — и поминай, как звали. Пока тихоходная лайба рыбоохраны сюда доберется, мы будем уже далеко». Но «лайба» вела себя нетипично. Вскоре ее уже было видно и без бинокля. Катер приближался с невиданной скоростью. Браконьерская пластиковая лодка, несмотря на мощный мотор, явно проигрывала гонку...

Через полчаса все было кончено. Губителей природы взяли с поличным. Это произошло на Азовском море — в районе села Потиво Приморского района Запорожской области. В лодке обнаружили 26 икровых осетров, более 70 севрюг (тоже, естественно, с икрой), 33 судака и 8 экземпляров камбалы-калкан. Всего здесь насчитали добра на 51833 гривни. Интересно, что сети, установленные в 30 километрах от берега, были оборудованы специальным маяком, а на браконьерской моторке находился довольно дорогой навигационный прибор — чтобы их легче находить в открытом море. Ведь аханы обычно ставят на ночь, а выбирают поутру, много часов спустя.

Здесь меня могут спросить: а почему судно стражей рыбных богатств вдруг мчалось с такой бешеной скоростью? Ведь обычно такие плавсредства тащатся, как черепахи, — где им до быстроходных браконьерских моторок. На Черном и Азовском морях ночные пауки денег на технику не жалеют. Они ставят на катер два-три «Вихря» или аналогичные иностранные моторы — и догоняй, рыбинспектор! Ему же во многих случаях оставалось лишь восклицать: «Ну, заяц, погоди!» Нынешняя метаморфоза произошла благодаря американским двигателям «Джонсон» мощностью 50, 150 и даже 200 лошадиных сил, приобретенных специально для катеров рыбоохраны. Теперь они могут развивать скорость от 60 до 90 километров в час. В результате количество нарушений на Черном и Азовском морях в нынешнем году заметно уменьшилось. Браконьеры стали бояться — риск быть накрытым с сетями и рыбой намного возрос.

Недавно в Запорожскую областную прокуратуру для привлечения к уголовной ответственности направлены материалы, касающиеся рыболовного судна ВРД 10-10. Его задержали в Азовском море с запрещенным орудием лова — донным тралом, выгребающим вместе с рыбой всю растительность и оставляющим после себя подводную пустыню. На борту ВРД 10-10, арендованного частным предпринимателем, обнаружили более 280 судаков (396 килограммов), 57 штук пеленгаса (50 килограммов) и 10 — камбалы-калкан (5 килограммов). Ущерб составил более 17200 гривен. Любопытно, что в марте прошлого года это судно уже задерживали за незаконный промысел рыбы. Два человека тогда были осуждены. Теперь экипаж другой, но, как видим, занимается тем же. Так, может быть, пора, наконец, найти для ВРД 10-10 более достойное применение?

А вот еще один случай. 8 мая на Черном море у берегов Крыма инспекторы Крымазчеррыбвода задержали судно, принадлежащее симферопольскому ОАО «Спецуправление подводно-технических работ», которое вело промысел в период, запретный для лова камбалы-калкан. Этой рыбы на борту было около 2,5 тонны. Кроме того, на судне обнаружили 6 белуг общим весом почти 90 килограммов, трехкилограммового осетра и 63 ската — «морских лисиц» (свыше 190 килограммов). Заметим, что белуга занесена в Красную книгу — ее лов в любое время года находится под запретом. «Что белуга — рыба из Красной книги, я знал, — написал капитан судна в своей объяснительной записке. — Но пойманные особи были в плохом состоянии, и поэтому мы не выпустили их назад в море». «Это, мягко говоря, неправда, а если называть вещи своими именами — ложь, достойная барона Мюнхгаузена, — прокомментировал объяснение капитана начальник отдела рыбоохраны Главрыбвода Украины Сергей Миропольский. — Белуга была в отменном виде. Хоть посылай на выставку...»

Беседуя с Сергеем Дмитриевичем, я не мог не коснуться громкого скандала с турецкими браконьерскими шхунами, которые весной этого года во время нереста ловили камбалу-калкан в нашей экономической зоне. Громкого в буквальном смысле слова, потому что, к сожалению, не обошлось без стрельбы. В результате погиб человек. По двум шхунам, попавшим в Севастополь, суд уже состоялся, сообщил мой собеседник. Суда браконьеров и выловленная ими рыба конфискованы. Капитаны оштрафованы на крупную сумму.

— Если органам рыбоохраны и пограничникам выделят достаточное количество горючего, никакие иностранные рыбаки вести без разрешения промысел в нашей морской экономической зоне не будут, — уверен Сергей Миропольский. — Сколько дефицитной рыбы выловили в украинских водах турецкие браконьеры, сказать невозможно. Но, думаю, немало. Бензин, который нам нужен, чтобы избавиться от непрошеных гостей, стоит намного меньше. К тому же, на чашу весов положен еще и престиж страны. Рыбу нужно сохранить не только для нас, но и для потомков. Ведь браконьерские набеги могут привести к тому, что воспроизводство камбалы-калкан в Черном море будет вообще подорвано.

В прошлом году «Зеркало недели» писало о том, что руководство Главрыбвода обратилось в Министерство транспорта Украины с убедительной просьбой навести порядок на побережье Азовского моря, где местные жители совершенно спокойно держали множество нигде не зарегистрированных лодок и катеров. Понятно, что оснащенные могучими двигателями и способные уйти в море на два-три десятка километров подобные плавсредства нужны своим хозяевам отнюдь не для прогулок. Как сообщили мне в Главрыбводе, Министерство транспорта серьезно отнеслось к просьбе защитников рыбных богатств страны. В Геническе, Бердянске, Мариуполе и других местах активно начали наводить порядок на берегу. Созданные здесь новые инспекции запрещают пользоваться «бесхозными» судами и выясняют, кому они принадлежат.

Сейчас нельзя выйти в море в любое время дня и ночи. Перед «рейсом» хозяин катера обязан поставить в известность пограничников. Любое судно должно иметь регистрационные номера. И хотя еще немало моторок стоит у баз отдыха, дачных участков или просто в камышах, наведение порядка, по мнению первого заместителя начальника Главрыбвода Украины Романа Поединка, приносит свои плоды: количество нарушений уменьшилось.

К счастью, в нынешнем году нападений на представителей рыбоохраны и случаев сопротивления с применением огнестрельного оружия не было (тьфу-тьфу, чтобы не сглазить!). Хотя за несколько последних лет от рук браконьеров в Украине погибли 6 рыбинспекторов. И еще один сдвиг в лучшую сторону. По словам Романа Ефимовича, если раньше местная милиция, случалось, не особенно спешила выводить браконьеров на чистую воду, а иногда даже предупреждала их о предстоящих рейдах рыбинспекторов, то сегодня положение существенным образом изменилось. МВД республики и органы рыбоохраны составили план совместных действий. В областях милиция оказывает рыбинспекторам самую активную помощь.

В частности, наконец-то наведен порядок на Арабатской стрелке — в районе Ченгара, где еще недавно на стихийном рынке можно было купить, как выражаются в Одессе, хоть маму с папой. Во всяком случае, осетровыми, ловля которых запрещена, здесь торговали не таясь. Но мы не обольщаемся, говорит Роман Поединок, прежде рыбу тут продавали в открытую, теперь это делают из-под полы. Главное — перекрыть кислород тем, кто ее ловит, — ночным паукам. Хотя можно на них выйти и с другой стороны — проводя рейды на крупных стихийных рынках, например таких, как в Летичеве Хмельницкой области или Градежске Полтавской, куда привозят «товар» — в основном в копченом и вяленом виде — из разных регионов страны: и из Азова, и из Одессы, и с Днепро-Бугского лимана, и с Шацких озер.

Понятное дело, основной покупатель здесь не бабка с соседней улицы, торгующаяся до посинения за пяток карпов. Рыбу тут приобретают десятками килограммов, а то и центнерами приезжающие из разных градов и весей оптовики. Конечно, проводя рейды и держа в таких местах постоянных контролеров, какое-то подобие порядка поддерживать можно. Но это лишь паллиатив. Чтобы проблему решить капитально, считают в Главрыбводе, нужно внести изменения в действующее законодательство — включить рыбу в перечень продуктов, которыми запрещено торговать частным лицам. Ведь в одном случае могут привезти на базар три кило карасей, а в другом центнер отборных осетров.

В последние годы на просторах нашей страны наблюдается любопытный факт: рыбы становится все меньше, а рыболовов все больше. Впрочем, подобная ситуация типична не только для Украины. Нынче она почти повсеместна. И если рассматривать данные слова в переносном значении, то они вообще приобретают чуть ли не философский смысл. Но возвратимся к самым что ни есть конкретным щукам и судакам. Сегодня в пору массового безденежья они стали привлекательнее втройне. И не только для злостных браконьеров, но и для многих тысяч вполне законопослушных граждан. Ведь о вкусе судака, налима или, скажем, сома многие из нас могут судить лишь по рассказам либо очень далеким воспоминаниям. Да что там судак! Сейчас и минтай для большинства населения — птица, то есть, простите, рыба счастья, а иначе сказать, роскошь. При такой ситуации браконьер, как не трудно понять, не дремлет. Только в нынешнем году в Херсонской области (Каховское водохранилище, Днепро- Бугский лиман, несколько районов побережья Черного и Азовского морей) выявлено свыше 3660 нарушений правил рыболовства, изъято более 2 тысяч сетей. В Одесской области (Черное море, лиманы, озера, Дунай) эти цифры соответственно составляют 3360 и 2700. На третьем месте Черкасская область (Кременчугское водохранилище) — свыше 3000 нарушений, более 1700 сетных орудий лова.

Ежегодно органы рыбоохраны задерживают 70—75 тысяч нарушителей. Среди них и те, кто месяцами не получает зарплаты и чьи семьи без рыбы крепко бы сели на мель, и безработные, для которых рыба — единственный источник существования, и те, кто «балует» с жиру, но и, конечно, матерые хищники, для которых браконьерство — прибыльный бизнес. Увы, губители природы поставили на службу и научно-технический прогресс. На многих небольших водоемах настоящим бедствием стали электроудочки. За такую установку электронщики из ныне безработных предприятий ВПК просят 100 долларов. Но она, по всей видимости, окупается. Недавно в Ковельском районе Волынской области на речке Стохид местный житель «поймал» таким варварским способом 22 щуки, а также немало другой рыбы. Ущерб от его времяпрепровождения — 1875 гривен. Ведь часть пораженных током обитателей реки остается на дне, погибает вся молодь, а многие особи потом не могут отнереститься.

Жители столицы интересуются, разрешена ли добыча рыбы в Киевском водохранилище (имея в виду чернобыльскую катастрофу). Запретной здесь остается только 30-километровая зона, но... Как выяснилось, ловят и тут. По мнению рыбинспекторов, этот грех лежит главным образом на рабочих- вахтовиках, которые реализуют свой улов возле некоторых киевских рынков. Так что если вы покупаете рыбу «с рук», у случайных людей, не имеющих даже представления о накладных и сертификате качества, то в один прекрасный день вполне можете полакомиться лещами или окунями из водоема- охладителя атомной электростанции.

Впрочем, говоря о наших реках и озерах, особенно малых — местного значения, следует иметь в виду не столько добычу рыбы, сколько, выражаясь научным языком, некоторые проблемы рекреации, а проще говоря — отдых с удочкой. Не так давно мне довелось порыбачить на луговом озерце (я называл его Утиным), расположенном на окраине маленького провинциального городка в Полтавской области. Конечно, если человеку в рыбной ловле важен лишь ее, так сказать, кулинарно-гастрономический аспект (иными словами, лишь то, что можно положить на сковородку), мои наблюдения покажутся ему эдаким несерьезным сюсюканьем. Но если природа для вас кое-что значит, то время, проведенное на озере, будете вспоминать потом многие месяцы.

Через несколько часов неподвижного сидения обитатели камышового мирка начинают считать вас вполне своим, и вы можете без всяких помех рассматривать вблизи суетливую водяную курочку, наблюдать, как охотится ондатра, следить за флегматичной болотной черепахой или любоваться грациозными движениями серых цапель — сравнительно редких в наших краях крупных красивых птиц. И все было бы хорошо, да только идиллия внезапно закончилась. Возле Утиного озера остановились два «Жигуля», и восемь добрых молодцев, не обращая на меня ни малейшего внимания, извлекли из багажников сети. А когда я попробовал было заступиться за братьев меньших, окрестности огласились такой отборной матерщиной, какую услышишь даже не в каждой «зоне». «Заткнись и помалкивай, пока зубы целы», — сказал мне в заключение довольно нервного диалога здоровенный бугай в трусах и резиновых сапогах. Что оставалось делать? Пришлось молча наблюдать, как восемь мрачных мордоворотов деловито вытаптывают и уничтожают обиталище рыб, птиц и рептилий.

На следующее утро Утиное озеро встретило меня холодными солнечными бликами. По воде больше не расходились круги от играющей рыбы, зимородок не пикировал с ветки за неловкими мальками, улетели серые цапли. Пока я раздумывал, стоит ли настраивать удочки, к водоему подкатил видавший виды «Москвич», из которого вышли три представителя сильного пола, дородная дама в спортивном костюме и девочка лет восьми. «Эти, пожалуй, будут ловить удочками», — подумал я, но тут же увидел, что мужчины разворачивают сеть. Компания несколько часов утюжила мертвое озерцо, но в сеть попадали лишь водоросли да полуживые лягушки. «Здесь вчера уже поработала бригада из восьми человек, — не выдержал я. — Вы после них ничего не возьмете». Вальяжная матрона в ответ гордо подняла полиэтиленовый пакет с четырьмя карасями. «На сковородку хватит», — с достоинством сказала она.

На третий день задождило. Казалось, сама природа оплакивает судьбу несчастного озерца. И все же я решил еще раз сходить на берег полюбившегося водоема. Возле Утиного озера... Вы абсолютно правы — опять стояла машина. А дальше все повторилось, как в сказке про белого бычка. Я увидел здоровенных парней в резиновых сапогах, пустые сети и новые кучи извлеченных на берег водорослей. Вылавливать из водоема уже было нечего. В нем не осталось даже лягушек.

Помимо Утиного по лугу в пойме реки Псел разбросаны и другие не менее живописные озера. Но все они, к великому сожалению, оказались столь же беззащитными. Сети браконьеров утюжат их вдоль и поперек. Эти люди не только не скрываются, но даже и не стесняются. Они действуют нагло, в открытую, как будто так и положено.

Здесь я, наверное, должен написать традиционную фразу: «Куда же смотрит рыбинспекция?» И рад бы не задавать столь банальный вопрос, но возле озер, регулярно посещаемых браконьерами, за три недели я ни разу не встретил представителей природоохранных организаций. Раньше жители городка, случалось, видели над поймой реки патрульный вертолет. Однажды его экипаж, заметив с воздуха браконьеров, посадил машину прямо на лугу, возле самого озера. Растерявшиеся губители природы не успели даже вытащить сеть. Правда, это было столь давно, что сейчас воспринимается, как легенда.

Да, охрана малых водоемов — серьезная проблема, — согласились в Главрыбводе Украины. К каждому озерцу рыбинспектора не приставишь. Их на всю Украину только 670. Естественно, в первую очередь они несут службу там, где есть крупные водоемы. В Полтавской области, о которой шла речь выше, работают 48 инспекторов. Причем 38 из них сосредоточены на Кременчугском и Днепродзержинском водохранилищах. И только десять наводят порядок на всех остальных водоемах области, которых здесь сотни. В подобном деле очень многое зависит от местных властей, сказали мне в Главрыбводе. Там, где руководители района не считают охрану природы чем-то второстепенным и не относятся к данному делу, как к «блажи» высокого начальства или представителей общественности, браконьеры разъезжать днем с сетями не станут.

Согласен. И тем не менее 10 человек охранять все малые озера целой области не могут даже чисто физически. По моему глубокому убеждению, это не та сфера, где государство должно считать каждую копейку. Экономить можно, сокращая управленческий аппарат. Добросовестный, неподкупный, рискующий здоровьем и жизнью рыбинспектор может оказаться куда полезнее двух или даже трех не особенно радеющих за дело столичных или областных чиновников.

Конечно, есть у нас и Днепр, и Десна, и Синевир, и Свитязь. Утиное озеро — лишь пылинка. В Украине подобных ему десятки, а может быть, даже сотни тысяч. Кто их считал! Верно, невелик водоем. Но из таких озер, речушек, перелесков и лугов состоит данная Богом неповторимо прекрасная украинская природа. Сберечь их для потомков не менее важно, чем сохранить богатства Днепра или Черного моря.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно