К ТЕБЕ В НЕМОЙ МОЛЬБЕ ПРОТЯГИВАЮ РУКИ...

2 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 2 марта-8 марта

Кажется, до сих пор существует приз ООН «Фейр-плей» за самый благородный поступок года. Хотя давненько я не слышал о каком-то действительно потрясающем случае благородного поведения на спортивной арене...

Кажется, до сих пор существует приз ООН «Фейр-плей» за самый благородный поступок года. Хотя давненько я не слышал о каком-то действительно потрясающем случае благородного поведения на спортивной арене. Почему-то застрял в памяти слепой альпинист, забравшийся на Монблан и прыгнувший оттуда на дельтаплане в невидимую ему пропасть. Поступок уникальный, но, если вдуматься, для кого он может служить примером? Незрячих много, но кто из них еще способен на такое? По-моему, в последние годы этот приз или просто не вручают, или выдумывают его обладателя, пользуясь слухами и не очень соответствующей истине информацией. Вообще, это естественно: много ли благородства, могущего служить примером, видим мы в обычной, не спортивной, жизни? И почему, собственно, в спорте его должно быть больше, чем в других видах человеческой деятельности? Выступают-то на стадионах и в спортивных залах люди, а не какие-то рыцари без страха и упрека.

Чего проще — пожать руку сопернику, улыбнуться, проиграть достойно. Куда там! Посмотрите на фехтовальщиков. Это люди в чистых белых одеждах, многие говорят на французском языке, на котором ведется судейство. На высшем уровне фехтование опасно, могут на самом деле убить, тяжело ранить. Очень больно хлещет и через защитную одежду сабельный клинок, обломок шпаги или рапиры страшнее боевого оружия мушкетеров. Но ведь это благородный спорт аристократов! Где же джентльменские манеры Атоса и д’Артаньяна, с которыми трафаретно принято сравнивать мастеров клинка? Вот закончен бой, победитель спешит уйти, ему некогда, он, стоя спиной(!) к побежденному, протягивает ему не глядя руку.

А эти истерики в ходе поединка, это срывание маски, дико горящие глаза, оскорбления арбитра, хотя бы и выносящего неприятный вердикт!

Вот за что безумно люблю бокс — это за джентльменство, которого так не хватает во многих других видах спорта. Ведь по крайней мере больше половины боев равные, но ничьих у любителей не существует, любое решение несправедливо. Однако окровавленные соперники подчиняются в подавляющем большинстве случаев судейскому произволу спокойно, не забудут пожать руку, а чаще — обнять причинившего им массу неприятностей соперника, поздравить тренера, поклониться публике. Исключения чрезвычайно редки — такое уж у боксеров хорошее воспитание.

Но и здесь джентльменство в ходе поединка практически исключено. Мало кто удержится, чтобы не добивать уже не способного к сопротивлению соперника, мало кто не использует для повторных ударов давно уже кровоточащую бровь противника, каждый воспользуется информацией о том, что у противника болит рука...

«О, спорт, ты — жизнь!» — воскликнул неисправимый идеалист Пьер де Кубертен, основавший Олимпийские игры. Сейчас его детище трансформировалось в профессиональную систему зарабатывания денег после олимпийской победы. Пока официально победитель получает лишь медаль и диплом, но все знают, что в собственной стране его ждет вознаграждение в десятки тысяч долларов, что рекламные контракты быстро сделают его миллионером.

Легкая атлетика достаточно мирный вид спорта, в принципе, там нет непосредственного контакта между спортсменами, кроме как толкучки в забегах. Но сейчас эта толкучка, естественно, категорически запрещенная правилами, приняла опасный характер, и бегуна, который случайно или намеренно сбил соперника, не всегда дисквалифицируют. А отношения в борьбе за первенство часто выходят за рамки приличий. Вспоминаю уникальный, правда, случай, когда рекордсменка мира в беге на 800 метров из Донецка, стоя на старте, перебросилась парой фраз с соперницей из Одессы, накануне отобравшей у нее рекорд, и в итоге разговора, перед выстрелом стартера, быстро сдернула с себя трусы и показала подруге задницу в виде последнего аргумента. А ведь на стадионе они были не одни...

Пытаюсь вспомнить что-то такое благородное, случившееся недавно. Когда-то немец, стоявший сбоку дистанции, спас советскую команду биатлонистов от поражения в эстафете — отдал свою лыжу с ботинком Ивану Бякову. Сергей Бубка как-то дал южноафриканцу Оккерту Бритсу свой шест, а тот потом обвинил Сергея в том, что шест был нарочно выбран не по весу. Сейчас и таких происшествий что-то не слышно. За первое место на Гран-при платят 50 тысяч долларов во многих уже видах. Какое тут благородство...

Все жду — вот упал в ходе забега бегун, корчится от боли. Вдруг кто-то прекратит бег, протянет ему руку, обнимет, побежит рядом, довольный лишь тем, что помог человеку.

Куда там! Падайте, падайте — забег, жизнь пронесется мимо, отряд не заметит потери бойца. Задорнов удивляется: как это не заметит? А вот так! Все промчатся мимо, туда, где манит зеленым цветом купюр финиш. Упал? Одним меньше. Пусть неудачник плачет.

Остановитесь, люди, не будьте такими жестокими! Если вы все остановитесь над упавшим, забег повторят. Ты этого хотел, старик Пьер де Кубертен?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно