ХОЧУ. МОГУ? НАДО!

1 июня, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 1 июня-8 июня

Выражение «У безработицы — женское лицо» стало уже тривиальным. Особенно трудно женщинам за сорок, которых как раз в случае чего увольняют первыми...

Тамара Мостипан
Тамара Мостипан

Выражение «У безработицы — женское лицо» стало уже тривиальным. Особенно трудно женщинам за сорок, которых как раз в случае чего увольняют первыми. Они внутренне сопротивляются необходимости отказаться от привычной профессии, не верят в возможность найти новое место, не имеют навыков поиска работы, месяцами и даже годами стоят на учете в государственном Центре занятости. Что делать им, хотя и не юным, но еще далеким от пенсионного возраста?

Еще раз найти себя!

 

Так считает Тамара Мостипан, главный специалист, профконсультант государственного Центра занятости Дзержинского района, по образованию психолог. Она руководит клубом «Поиск» при секторе активной поддержки безработных.

— В Центр занятости часто обращаются женщины, профессии которых не пользуются спросом на рынке труда, — говорит Тамара Васильевна. — В этом случае мне нужно убедить человека подобрать другую, более востребованную специальность, пользуясь принципом «хочу, могу и надо». Часто оказывается, что для перехода от «хочу» к «могу» необходимо успокоить человека, снять негативные эмоции, внушить уверенность с своих силах. Если же собеседница внутренне готова поменять профессию, я провожу тестирование на профпригодность, и по его результатам мы делаем выбор.

…Кстати, ради эксперимента я тоже прошла комплексный тест общей профориентации MMPI. Он предполагает ориентацию на обобщенные типы деятельности — «человек-человек», «человек-знак», «человек-техника», «человек-художественный образ», «человек-природа». К каждому из них относятся по нескольку десятков профессий. Итак, я ответила «да» или «нет» на множество разнообразнейших вопросов, которые, казалось, не имели ни малейшего отношения к выбору специальности. В результате мне было порекомендовано заняться… журналистикой.

В «Поиск» часто обращаются безработные, вынужденные уйти из организации, где проработали много лет. Одна из женщин, попавшая под сокращение после двадцати двух лет работы инженером-конструктором, сначала приняла предложение изменить профессию на более востребованную «в штыки». Однако тестирование показало, что ее ведущая личностная потребность — стремление к бесконфликтному общению, пониманию и помощи людям. Соответственно ей близки профессии типа «человек-человек», а вовсе не «человек-техника». Да и она сама на вопрос, что именно заставляет ее так тосковать о прежней работе, ответила вовсе не как инженер: «Я ходила в белом халатике и меня уважали люди».

Психолог предложил ей обдумать достаточно неожиданный вариант — переучиться на медсестру. И хотя у экс-инженера были трудности с латынью, она закончила курсы с отличием и через месяц устроилась по специальности в госпиталь. Пришла в клуб сияющая, помолодевшая и сказала, что ходит на работу как на праздник. «Оказывается, — призналась новоиспеченная медсестра, — я всю жизнь занималась не своим делом!»

— Приходится работать над ошибками при выборе профессии и с уже взрослыми людьми, и с выпускниками вуза, которые не хотят работать по своей специальности, — говорит Тамара Васильевна. — Что такое рынок труда? Это выбор и конкуренция. Безработными чаще всего становятся как раз люди «не на своем месте». Ценится успешный работник, а таким может стать только тот, кто свою профессию любит, кому она подходит и по менталитету, и по психо-физиологическим данным.

 

Имидж
для работодателя

 

Как утверждают специалисты, работодатель среди нескольких кандидатур при прочих равных достоинствах возьмет того человека, который ему просто понравился, чем-то интересен. Это действуют каналы бессознательной информации, те же, что и при выборе мужа или подруги. Между тем многие безработные женщины среднего возраста страдают комплексом неполноценности. Представьте себе, что к работодателю приходит женщина, весь облик которой говорит, что она не верит в себя. Возьмут ли ее на работу?

Человек зачастую привыкает к своим неудачам, которые становятся для него обжитой территорией, и ничего не предпринимает, чтобы выйти из тупика. А предел наших возможностей начинает формироваться еще в детстве — в душе каждого постепенно строится невидимый «заборчик», под защитой которого мы чувствуем себя уверенно. За эту ограду страшно выйти, и мы говорим себе: и не стоит — все равно ничего не получится. Обычно с течением жизни этот «заборчик» только укрепляется, потому что и родители, и учителя, и начальники учили нас критике и самокритике, но никто, увы, не учил любить и хвалить себя.

Совсем убрать эту ограду нельзя, но расшатать ее возможно с помощью специальных тренинговых семинаров по обретению уверенности в себе.

Для этой цели практическая психология наработала массу приемов и упражнений. Например, нужно стать на стул и, возвышаясь таким образом над остальными участницами, громко назвать свои три главных достоинства. Может быть, кто-то из уверенных в себе читательниц удивится — что же тут сложного? Между тем есть немало женщин, которые не то что о своих достоинствах заявить не могут, они даже боятся стать на стул. Зато какой эмоциональный подъем они испытывают после первого преодоления себя, своего внутреннего цензора!

Есть и такой прием — психолог раздает всем большие яркие значки с надписью «Я — королева», которые нельзя снимать несколько дней. Чего стоит из-за этого выдержать недоуменные взгляды окружающих, а то и выслушивать обидные реплики... Но при этом одна из женщин даже пожаловалась, что из-за значка не смогла дома пить чай из треснувшей чашки — не будет же королева пить чай из битой посуды!

— Так вырабатывается имидж для предъявления работодателю, — говорит Тамара Васильевна. — Его роль — произвести первое благоприятное впечатление. Это и есть та «одежка», по которой встречают. В сущности, имидж в первую очередь влияет на самочувствие самого человека, а уже потом на его собеседника. Имидж уверенного в себе человека складывается из самых разных вещей — это не только внешний вид, но и походка, выражение лица, манеры, интонации, некая легкая небрежность, которая только подчеркивает его успешность.

Важная часть занятий — овладение практическими навыками поведения на рынке труда. Здесь подсказывают, где и как искать вакансии, как говорить с работодателями по телефону и лично, составить резюме, пройти тестирование и заполнить анкету. То есть, как подать себя, свой трудовой опыт, свой профессионализм в самом выгодном свете. Разнообразные игровые ситуации тренинга легко трансформируются потом женщинами в реальные действия на рынке труда. К концу занятий они уже осознают, что работа — это задача, которая имеет много вариантов решения и решить они ее должны сами. Что поиск работы — это тоже работа. Что работу найти можно, но при одном условии — ее нужно искать.

В этом году семинары Тамары Мостипан «закончили» шестьдесят безработных женщин, из них двадцать две уже официально устроились на работу, еще несколько человек нашли неформальный заработок. Это значит, что все они успешно прошли и «хочу», и «могу», и «надо».

 

Вдохните в меня уверенность!

 

На одном из занятий участницам было предложено написать коротенькое сочинение «Кто я?» Вот достаточно характерный пример самоощущения безработной сорока лет: «Я — чел-к. (так в оригинале). Маленький обиженный ребенок, боящийся идти по жизни. Неуверенная в себе, корыстная, глупая. Ошиблась в выборе мужа, ранимая, забитая. Но я хочу стать уверенным, спокойным человеком. Я жажду любви, счастья. Я впечатлительная, фантазерка, интересуюсь психологией. Я творческий человек». Даже этот коротенький текст передает желание женщины как-то вырваться из плена своего «заборчика». Самое удивительное, что практически у всех безработных женщин есть какой-то талант. Они пишут стихи, рисуют, шьют, делают прически, придумывают блюда, вяжут, вышивают одежду и даже обувь, пишут экологические программы, делают ремонт квартиры, даже изготавливают в домашних условиях облицовочную плитку, но при этом считают себя неудачницами!

— Иногда достаточно лишь небольшого толчка, чтобы активизировать подспудное желание вырваться из плена своего «заборчика», — считает Тамара Васильевна. — Но этого мало. Занятия заканчиваются, а жизнь продолжается. И женщины должны уже сами удерживать это желание, претворять его в жизнь, не дать угаснуть, чтобы все не вернулось на круги своя.

 

* * *

 

Ох, как правы были Ильф и Петров. Все-таки спасение утопающих — дело главным образом самих утопающих. Но им нужно помочь!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно