Гашка из Гуляйполя - Социум - zn.ua

Гашка из Гуляйполя

6 июня, 2008, 13:54 Распечатать

У входа в бывшую земскую школу, а ныне Песчанобродский аграрный профессиональный лицей, недавно торжественно была открыта мемориальная доска Галине Кузьменко (автор — Сергей Красовский)...

У входа в бывшую земскую школу, а ныне Песчанобродский аграрный профессиональный лицей, недавно торжественно была открыта мемориальная доска Галине Кузьменко (автор — Сергей Красовский). Женщина придирчиво осматривает бывший школьный двор, куда приходила маленькой девочкой. Школу закончила на отлично, потом так же успешно и учительскую семинарию. И, наверное, не было бы ни этой мемориальной доски, ни бурной жизни, если бы судьба не закинула ее на работу в Гуляйполе.

Потому что и он был не простым человеком, а сплошным порывом, взрывом, ментальным явлением, народным любимцем и полководцем, орденоносцем и гением степной стратегии, а в конце концов, как трактовала официальная идеология — предателем и бандитом.

Она стала женой Нестора Махно.

Их свадьбу помнила вся округа

Гуляйпольцев, приезжающих в Песчаный Брод, до сих пор называют здесь сватами, хотя уже нет в живых свидетелей или участников той легендарной многотысячной свадьбы, которая летом 1919 года гремела на берегу реки Черный Ташлык. Патриарх местных краеведов, заведующий фондами музея Добровеличковского района Дмитрий Проскаченко не только уверен, что она состоялась на самом деле (некоторые исследователи сомневаются, но Дмитрий Дмитриевич собрал немало свидетельств, подтверждающих этот факт). Он даже показывает лунки, следы от которых все еще заметны — их выкапывали, чтобы людям удобнее было стоять на берегу реки, ведь такого количества гостей (до двадцати тысяч) не могло вместить ни одно из тогдашних песчанобродских помещений.

Совсем неподалеку — место, где некогда была усадьба Андрея Кузьменко, отца Галины, или Гашки, как ее звали в селе. Здесь, на улице Садовой, многие годы никто не строится. «Боятся, что Махно вернется...» — шутит Дмитрий Дмитриевич. В глубине усадьбы, у реки, сохранились колодец и верба, которую так любила Гашка и куда приходила каждый раз, возвращаясь домой. Вот сюда-то и привела она своего Нестора летом 1919-го.

Ее отец, бывший писарь жандармской управы в Киеве, не слишком благосклонно отнесся к будущему зятю. Сменил гнев на милость только тогда, когда Нестор сообщил, что они с Галиной обвенчались в соседней Любомирке (там до сих пор сохранился замечательный древний православный храм).

О дальнейшей судьбе семьи Кузьменко можно узнать из книжки «Піщаний Брід і його околиці» лауреата Национальной премии имени Т.Шевченко Григория Гусейнова, а также краеведческих изысканий относительно некоторых не до конца переосмысленных моментов украинской истории. Кстати, именно эта книга в большой степени стала толчком к открытию упомянутой мемориальной доски, за что песчанобродцы заслуженно назвали Григория Джамаловича почетным гражданином своей территориальной общины.

Итак, летом 1919 года большевистские продотряды обложили волосной городок огромной повинностью. Нужно было сдать порядка 20 тыс. пудов хлеба. Это спровоцировало повстанческие настроения местного люда. А тут и Махно объявился. И словно в продолжение своей шумной свадьбы предложил крестьянам принять участие в разграблении эшелона, стоявшего неподалеку на разъезде Бешкетового.

Этот слух быстро разлетелся по округе, и большевики под руководством комиссара Затонского налетели на Песчаный Брод. По доносу одной из учительниц красные арестовали девять крестьян, среди которых был и Андрей Кузьменко. На ночь их поместили в классы все той же земской школы, где некогда училась Гашка. Нынешний директор аграрного лицея Татьяна Лищенюк показывает тот класс, окна которого как раз расположены на углу здания и откуда можно было бежать. Что и сделал какой-то моряк-эсер, случайно попавший в эту компанию. Но остальные арестованные (кроме Андрея Кузьменко, там были староста села, священник, учитель) отказались это сделать. Утром у стен той же земской школы большевики их расстреляли...

Мать Гашки, Домна Михайловна Кузьменко, умерла от голода в 33-м. Ее прах, как утверждают исследователи, до сих пор покоится на семейном подворье в Песчаном Броде, где сейчас можно увидеть только кучу разбросанных камней. Для села это, к сожалению, не новость: здесь все больше заброшенных усадеб, домов, смотрящих на мир разбитыми стеклами окон...

Галина и Нестор

О том, как жилось Галине в армии Махно, имеются очень разные воспоминания. Кто-то упрекает ее в жестокости к красным комиссарам. Другие акцентируют внимание на ее попытках украинизировать махновскую армию: сразу же после свадьбы воззвания Махно (сам «батька» пользовался украинско-русским суржиком) к населению стали появляться на украинском. Неоспоримым является и то, что везде, где бы она ни находилась, жена Махно сплачивала украинскую интеллигенцию, учителей. Организовывала благотворительные акции в пользу детей, спектакли, концерты.

Во времена УНР Галина была студенткой Киевского университета, хотя полный курс преподавателя украинского языка и литературы так и не окончила. Впрочем, Григорий Гусейнов считает, что влияние Галины на Нестора преувеличивать не стоит, ведь в голове у «батьки», мол, была такая идеологическая каша, что вряд ли ее можно было упорядочить и направить в нужное русло.

Уже позже, в эмиграции во Франции, Галина Андреевна будет сотрудничать с газетой «Українські вісті», общаться с ее тогдашним редактором, профессором Ильком Борщаком, какое-то время руководить курсами украинского языка, работать секретарем в организации «Союз українських громадян». То время она будет вспоминать как самое лучшее в своей жизни.

В эмиграции их семье было нелегко. В 1922 году, во время пребывания в Польше, родилась их дочь Елена. Махно любил свою семью, но и это не могло вывести его из хронического состояния депрессии. В конце концов, супружеская пара распалась. После смерти Нестора в 1934 году Галина Кузьменко попыталась устроить жизнь во Франции. Как пишет в книжке «Піщаний Брід і його околиці» Григорий Гусейнов, работала и кухаркой, и домработницей, и портнихой. В какой-то момент даже смогла открыть собственный небольшой продуктовый магазинчик. Но со временем его пришлось отдать за долги. Тем временем подрастала дочка...

В 1940 году Елена вышла замуж за парижанина. После оккупации гитлеровцами Франции выехала в Германию, где работала на фирме «Сименс». В конце войны к ней переехала и Галина Андреевна, она попыталась устроиться на нескольких разных фабриках, но условия труда были слишком тяжелыми. В августе 1945-го, когда началась тотальная проверка и выдача новых документов, Галина Андреевна не скрывала своей биографии. Конечно, ее арестовали. Такая же участь ждала и дочь Елену. Их отправили в Киев, где было проведено следствие, и уже в декабре обе получили приговор: Галина Андреевна — восемь лет лагерей, Елена — пять лет со ссылкой в Казахстан.

Испытание

Срок свой Галина Кузьменко отбывала в Мордовии, в Дубровлаге. Как вспоминала потом, в этом же лагере находились певица Лидия Русланова, жены Якира и генерала Власова. Почти на год пересидела свой срок, и на свободу вышла 9 мая 1954 года.

Мемориальная доска Галине Кузьменко
Мемориальная доска Галине Кузьменко
Хотела поселиться в Киеве, где проживал ее племянник, сын брата Николая, погибшего в 1937 году. Даже приехала в Киев, но племянник просто на вокзале, встретив тетку, прямо сказал ей, чтобы ехала куда-нибудь в другое место, потому что из-за нее их семье «будет от властей». С этим патологическим страхом Галина Андреевна встретится еще, когда спустя несколько лет приедет в родные места за какими-то пенсионными справками (пенсии она будет получать 26 рублей 5 копеек), а родственники из Песчаного Брода категорически откажутся ее принимать, и она одиноко будет сидеть в зале ожидания Помешнянского вокзала. Именно такой впервые увидит ее и запомнит в то время еще маленький Григорий Гусейнов, уроженец станции Помешная.

А тогда, в 1954-м, угнетенная и разочарованная Галина Андреевна уехала к дочери в Казахстан. На долю Елены также выпали тяжкие испытания, но она сумела получить образование, и уже после 40 лет создала семью с украинцем из Хмельнитчины Иваном Куликовым.

Только в 1971 году, после многолетних мытарств и просьб, власти удосужились выделить Галине Андреевне жилье. Примерно в это же время у нее завязалась переписка с троюродным внуком Нестора историком Виктором Яланским. По его приглашению она за два года до смерти побывала в Украине, посетила и Гуляйполе. Благодаря Виктору Яланскому (он и сына назвал Нестором, за свою приверженность к истории собственного рода имел немало неприятностей от тогдашних властей), сохранились уникальные фотографии и немало воспоминаний Галины Андреевны.

Умерла она в Джамбуле в 1978 году. Там похоронена, как и ее дочь Елена.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно