ЕЙ НЕЛЬЗЯ ЗАВИДОВАТЬ, МОЖНО ТОЛЬКО ВОСХИЩАТЬСЯ

14 мая, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 14 мая-21 мая

Все помнят нашумевший в свое время фильм «Человек-амфибия». На премьеру зрители бесцеремонно пробирались через окна — был полный аншлаг...

Все помнят нашумевший в свое время фильм «Человек-амфибия». На премьеру зрители бесцеремонно пробирались через окна — был полный аншлаг. И до сих пор наши современники с удовольствием наблюдают за главными героями — Гуттиэре (Анастасия Вертинская) и Ихтиандром (Владимир Коренев).

Главный режиссер фильма Владимир Чеботарев в 1962 году на фестивале фантастических фильмов в Триесте получил престижную премию «Серебряный парус». Кстати, во время съемок он провел под водой 260 часов, а оператор Эдуард Разовский — 400.

Исполнительницу главной роли А.Вертинскую знают все, но мало кому известно, что сначала был снят рабочий вариант киноленты, в котором снимались Галина Шурепова и чемпион СССР по плаванию Рэм Стукалов — первые советские подводные каскадеры. Именно они дублировали самые рискованные сцены «Человека-амфибии».

Галина Александровна Шурепова — единственная в СССР женщина-водолаз, талантливый тренер дельфинов. На ее счету 3000 часов погружений. Этой женщиной можно восхищаться до бесконечности, ее силе воли и таланту могут позавидовать многие даже опытные подводники.

Галина Шурепова до безумия влюблена в море и дельфинов. Она живет в спартанской квартире, где, как обычно это бывает в Крыму, подолгу нет горячей воды. Но никогда не соглашалась уехать от моря, какими бы заманчивыми не были перспективы.

«Человек-амфибия»

В 1959 году, когда режиссер Владимир Чеботарев пригласил Галину сниматься в фильме «Человек-амфибия», она училась на третьем курсе Ленинградского института физкультуры, занималась подводным плаванием.

«Мы работали все лето в живописной бухте в Новом Свете, — вспоминает Галина Александровна. — Поскольку раньше в Советском Союзе цветные художественные подводные фильмы никто не снимал, было очень интересно, но нелегко. То отказывало оборудование, то возникали проблемы с цветопередачей. А однажды пиротехника взорвалась прямо в лодке, ласты и костюмы сгорели, а люди получили ожоги».

Во время работы над фильмом Галина чуть не утонула. Дублируя Вертинскую, она проплывала под скалой-макетом и зацепилась за штырь, который забыли убрать. На большой глубине, без акваланга, она еле спаслась. Рванулась изо всех сил, так что сорвала купальник. Полуживая, обнаженная выплыла на поверхность и потеряла сознание.

После «Человека-амфибии» Шурепову пригласили сниматься в научно-популярном фильме «Рассказы моря». Он был посвящен отлову дельфинов. Все животные шли на костную муку и жир (для парфюмерии и лекарств). «Зрелище было ужасное, — вспоминает Галина, — в сердце дельфина вонзали металлический штырь, спускали кровь, а тушку везли на переработку. Они лежали грудой — один на другом». В «Рассказах моря» фигурирует акула. На самом деле ее дублировала громадная белуга, которую купили у рыбаков, выпотрошили и набили ветошью. А вместо крови использовали красную гуашь. В море ее выливали бочками».

— Недавно в Севастополь приехал «Ленфильм», — рассказывает Галина Шурепова. — Было интересно посмотреть, что собой представляют актеры и дублеры этих работ 40 лет спустя. Оператор восхищался: «Вы единственная из участников съемок, кто еще может повторить эти трюки!»

Мне бы очень хотелось сниматься в кино, хоть в роли Кикиморы, моржа или скалы. Ради этого я готова идти на любые лишения, лишь бы быть под водой и жить по-настоящему.

Яйцо со скорлупой

До войны родители Галины — Александр и Александра Шуреповы вместе с дочерьми Галей и Наташей жили в небольшом литовском городке Вилькавишкисе. Отец работал в особом отделе — руководил внешней разведкой. Началом войны для Шуреповых стал взрыв авиабомбы у крыльца дома в четыре утра 22 июня 1941 года. В тот же день контузило Александра. Его эвакуировали на самолете в тыл, а семья осталась на оккупированной территории, скоро они попали в гестапо.

Фашисты создали приют, куда и поместили девочек. Там они получили новые имена: Галя стала Хеленой, а Наташа — Алдоной. Мама работала поденщицей на хуторе у литовцев. Виделись они крайне редко, а об отце остались лишь воспоминания.

Хелену и Алдону отправили в Германию, где они попали в донорскую группу детей «Пфляуме». Немецкие врачи вливали кровь детей до пяти лет в раненых офицеров и солдат, верили в ее омолаживающий эффект.

В 1948 году сестер привезли в Вильнюс и в очередной раз поменяли фамилию на Шубертайте. К этому времени девочки полностью забыли русский язык. В литовском детском доме они говорили только по-немецки, за что их нещадно били. В Вильнюсе директор приюта так обозлился за немецкие слова, что сломал Галине левую руку.

Александр Шурепов после окончания войны был направлен в Гродно — курировать внешнюю разведку. Он сразу же бросился на поиски родных, но в Вилькавишкисе ему выдали официальную справку о том, что его жена была расстреляна в 1942 году, а дети умерщвлены в газовой камере спустя два года. Верить в потерю родных Александр отказывался.

Александра Шурепова работала в Германии на подземном пороховом заводе. Когда советская авиация начала бомбить Берлин, она бежала и пешком добралась до Риги, где ее направили в лагерь для перемещенных лиц. Мыла полы в кабинетах начальства, убирала мусор на территории, и в качестве поощрения ее отпустили на несколько часов в город. Саша сразу же помчалась в НКВД, где до войны работал муж. Новый начальник сказал ей, что Александр погиб.

Неизвестно, чем бы закончилась история семьи Шуреповых, если бы не секретарша. Догнав убитую горем женщину, седую в 29 лет, она сказала ей, что Александр жив и сейчас работает в Гродно.

Родители встретились и объединили усилия в поисках детей. Александр делал запросы в детские приюты, рассылал фотографии, ездил в Германию и Прибалтику. В феврале 1949 года по служебным делам он был в Вильнюсе и в одном из детдомов обратил внимание на даты рождения сестер Шубертайте. Они совпадали с днем рождения его пропавших дочерей.

…Сначала девочки подумали, что их пришли в очередной раз удочерить. Папа достал довоенную фотографию, на которой были изображены Галина и Наталья (Хелена и Алдона). Потом напомнил о Наташином шрамике: на ручку трехмесячной девочке упал утюг и от ожога остался след.

Когда отец привез девочек в Гродно, мать долго плакала от счастья. «А мы были в ужасном состоянии: дикие, изможденные, завшивевшие, — вспоминает Галина. — Первое вареное яйцо я съела со скорлупой. Мама научила их чистить. Яйца были настолько вкусными, что я съела сразу шестнадцать штук и заболела желтухой».

Секретная программа

— После окончания института я три года работала на Сахалине, — рассказывает Галина Александровна, — там вышла замуж, родился сын, Юрочка. Потом вернулась в Ленинград, где готовила тренеров легководолазов для Прибалтийского пароходства. В 1961 году первой в СССР стала мастером спорта по подводному спорту. К этому времени холодная война между СССР и Западом обострилась. США, увязнув во Вьетнаме, стали разрабатывать нетрадиционные виды оружия. В начале 1964 года боевые пловцы-вьетнамцы подорвали американский военный транспорт «Кардж». Как-то после операции пловцы не вернулись на базу. Их считали добычей акул. На самом деле команду подводников уничтожили боевые дельфины.

В то время в ВМС США разработали программу борьбы с подводными диверсантами. Ежегодно отлавливали около тридцати дельфинов и морских львов, на их обучение тратили миллионы долларов. Действительно, дельфины стали надежной защитой американских военных кораблей. В СССР старались не отставать. Главком ВМФ, адмирал флота СССР Сергей Горшков принял решение создать в Казачьей бухте под Севастополем первый в стране секретный центр дрессировки морских животных. У американцев таких было пять. Тренировать решили афалин (разновидность дельфинов), которые хорошо переносят неволю, поддаются дрессировке и могут нырять на глубину до 200 метров. К проекту в общей сложности было подключено 80 научных институтов и конструкторских бюро. Из Ленинграда я переехала в Севастополь, у меня было сорок животных.

Рецепт ее молодости

Стены квартиры Галины Шуреповой украшают ее фотографии среди питомцев-дельфинов на выступлениях в дельфинарии. Но особо привлекает внимание портрет: красивая девушка-блондинка самоуверенно смотрит вдаль, грациозно откинув руку с папироской. Спортивная тельняшка, короткая прическа, волевой, но в то же время романтичный взгляд… Такая девушка должна была сводить с ума многих.

— У меня было много женихов, среди которых Валентин Манкин — олимпийский чемпион, Боря Семенов — знаменитый фотограф, Коля Морозов — тренер спортсменов-велосипедистов, — рассказывает Галина. — Когда я ехала с первенства СССР, в поезде познакомилась с итальянцем. На протяжении трех лет он каждый месяц приезжал в Ленинград. Родители разрешили выйти замуж, и я уже собралась уехать, но возникли трудности с сыном: забрать в Италию его не разрешали, а разлуку с ним я не могла перенести.

Подруг у меня как таковых нет, есть приятельницы. Общение с женщинами утомляет. Мужчины — другое дело: космонавт Волков, Иосиф Кобзон, Боря Семенов, Махмуд Эсамбаев, актер Неведомский, режиссер Ленинградского театра Товстоногов, Сергей Захаров, актер Демич, Вячеслав Тихонов, министр обороны Гречко и главнокомандующий Горшков — мои самые лучшие друзья и собеседники.

У меня множество подарочных наручных и настенных часов от министра обороны, грамот от командующего ВМФ, наград от Бориса Патона. Работа под водой — это регулярное переохлаждение, но страсть к морю, дельфинам побеждала любую боль. И сейчас болезни не отпускают. Врачи прогнозировали мне костыли и замену тазобедренного сустава. К счастью, мой организм немолод и клетки делятся медленнее; возможно, поэтому рак легких не дал метастаз. Увядание организма я задерживаю зарядками, дышу морским воздухом и еще увлекаюсь йогой.

В далеком 1949-м научилась делать зарядку. Сначала меня вынуждали силой — утром выливали ковш студеной воды под одеяло. До сегодняшнего дня мы с сестрой делаем зарядку. Откровенно говоря, каждое утро я думаю: «Хоть бы ураган какой был, чтобы на зарядку не пойти». Но на улице солнышко, я выбегаю к морю и первые 20 минут делаю через «не хочу», а потом — такое наслаждение! Я называю это мышечной наркоманией.

Молодым можно быть в любом возрасте. Если душа не рвется, не радуется, не стремится к общению — значит, ее обладатель мертв.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно