Епископ Илларион: «Христианский мир ожидает урегулирования статуса украинского православия, а Вселенский патриарх готов посодействовать этому»

30 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 30 сентября-7 октября

Епископ Илларион (Рудник) — фигура в религиозной жизни Украины новая, но едва ли случайная. За боле...

Епископ Илларион (Рудник) — фигура в религиозной жизни Украины новая, но едва ли случайная. За более чем триста лет это первый украинец (до еще и гражданин нашей страны), которого рукоположил в епископы Константинопольский патриарх. Наш собеседник — единственный из канонических епископов — граждан Украины не представитель Московского патриархата. Несмотря на то что он носит титул епископа Тельмиса (епископская древнегреческая кафедра) и руководит православной епархией в Португалии, его называют «епископом по украинским вопросам» Вселенского патриарха. Он довольно молод, знаком с реалиями Украины, и, по оценкам тех же наблюдателей от религии, может уже в недалеком будущем сыграть чрезвычайно важную роль в вопросе предоставления поместного статуса Украинской православной церкви.

Владыка Илларион неохотно дает интервью и согласился сделать исключение только лишь для «ЗН». Это первое его интервью для украинских СМИ. Ответы преосвященнейшего на вопросы довольно дипломатичны. Объяснение простое — за каждое его слово могут ухватиться оппоненты, что может повредить делу. Хотя даже из этого интервью можно сделать вывод о том, какова позиция Вселенской патриархии по поводу церковной ситуации в Украине и попытаться спрогнозировать дальнейшее ее развитие.

— Преосвященнейший владыка, как случилось, что за многие столетия вы, гражданин Украины, впервые стали архиереем Вселенского патриархата?

— По предложению Вселенского патриарха Варфоломея я был избран епископом Святым и Священным Синодом Константинопольского патриархата 11 января 2005 года, а 29 января этого же года состоялась моя архиерейская хиротония в Патриаршем кафедральном соборе Св. Юрия, что в Константинополе (Стамбуле). Прежде чем принять этот высокий сан, я учился в Киевской духовной семинарии (с 1989 по 1992 год), а позже — на богословском факультете Солунского государственного университета в Греции, там и защитил диссертацию на кафедре канонического права. Ее тема: «Канонические связи Киевской митрополии с Вселенской патриархией до 1240 года». В 1997 году я принял постриг в монашество и рукоположен в дьяконы в Патриаршем ставропигийном монастыре Влатадон, митрополитом Тиролойским и Сирентийским Пантелеймоном. В 2000 году стал пресвитером. После стажировки в Иллинойском университете Чикаго (США) в 2002 году меня направили для пастырского служения в Португалию. Конечно, со времени моей учебы в Солунском университете приходилось в качестве консультанта и переводчика помогать Вселенской патриархии в украинском церковном вопросе. Он после провозглашения независимости Украины снова, как и в 20-е годы ХХ столетия, актуализировался. Известно, что в последние годы многие церковные и религиозные деятели не раз обращались к Вселенскому патриарху по этому вопросу. Надеюсь (и предпосылки свидетельствуют), что об этом с Божьей помощью на этот раз он будет решен положительно. Со времени крещения Киевской Руси до экзарха Константинопольского патриарха, Киевского митрополита Петра Могилы, сотни украинцев были епископами Вселенской патриархии. Слава Богу, эта традиция, присущая украинскому православию еще со времен святого равноапостольного Владимира Великого, восстанавливается.

— Можно говорить, что эта традиция, начиная с вас, уже восстановилась. Святейший патриарх Варфоломей и синод Константинопольского патриархата, наверное, не случайно назначил вас епископом в Португалии и Испании. Там ныне находятся многие заробитчане-украинцы. Каковы перспективы для вашей пастырской работы?

— Как утверждает статистика, официально легализованных граждан Украины в Португалии более 70 тысяч. Это преимущественно молодые люди, которых судьба, по известным причинам (имею в виду экономическую ситуацию в Украине), закинула на край Европы. Большая часть из них возвратится на Родину, кто-то наверняка останется на чужбине навсегда. В Португалии сравнительно молодая диаспора, существующая здесь менее десяти лет, а потому дальнейшее ее развитие прогнозировать еще рановато. Но наши люди в не всегда легких условиях на чужой земле пытаются не раствориться среди чужого социума. Они уже создают первые православные общины, союзы, воскресные школы. Наши общины еще находятся в состоянии организации, они являются миссионерскими с обнадеживающими перспективами. Многие наши соотечественники впервые нашли дорогу к храму, сознательно окрестились, пришли в зрелом возрасте на первую исповедь и, что важно, не стесняются своей прадедовской православной веры. Они лелеют ее в чужой религиозно-культурной среде.

— Насколько мне известно, вам и ныне, кроме пастырской работы, приходится заниматься проблемами украинского православия. Расскажите об инциденте, произошедшем в аэропорту Стамбула, после того как вас назначили представителем на переговорах между украинскими властями и Константинопольской патриархией.

— На следующий день после встречи Вселенского патриарха Варфоломея с президентом Украины Виктором Ющенко я был задержан полицией в аэропорту Стамбула по абсурдному обвинению, что у меня якобы поддельные документы гражданина Украины, фальшивое разрешение на проживание в Португалии. Меня обвиняли в том, что я являюсь не монахом, а... чеченским террористом. Только после вмешательства Генерального консульства Украины в Стамбуле меня удалось освободить из полицейского участка. Естественно, что государство Украина, соответствующие органы Португалии и Вселенская патриархия подтвердили мой статус, ничего общего с обвинениями представителей Турции не имеющий. Не исключаю, что это была откровенная провокация против меня. В 2005 году я трижды въезжал на территорию Турции и тогда не возникало никаких проблем. Только почему-то после моего участия во встрече президента Украины Виктора Ющенко и Вселенского патриарха Варфоломея I возникли упомянутые проблемы. У меня нет сомнения, что задержание было спланировано силами, не заинтересованными в урегулировании украинского церковного вопроса. Они, видимо, боятся преодоления ситуации невыгодным для них путем и заинтересованы в консервации существующего процесса маргинализации украинского православия. Определенные силы не желают видеть православную церковь в Украине со статусом, который должен ей соответствовать во Вселенском православии.

— Вам не страшно?

— Каждый человек, — даже самый храбрый, в какой-то момент может испугаться — это естественная реакция организма. Другой вопрос, будут ли его действия подчинены этому страху. Я монах и прекрасно помню, что Бог в правде, а не в силе.

— Официальная делегация Вселенского патриархата (куда входили и вы) во время пребывания в Киеве весной с.г. заявила, что Константинопольский престол воспринимает Украину как свою каноническую территорию. Не могли бы вы объяснить подробнее, что это означает для православных Украины на практике и чем было вызвано это заявление?

— По патриарху Константинопольскому Фотию (877—886 гг.), в православной церкви административные церковные изменения наступают вслед за политическими в стране. Как свидетельствует церковная история, после распада Оттоманской империи в ХІХ веке Вселенская патриархия урегулировала статус православных церквей во вновь образовавшихся балканских государствах, а в ХХ веке — православных церквей в Польше, Албании, Чехословакии, Финляндии, Эстонии. Украина как независимое государство состоялась. Это засвидетельствовала и недавняя оранжевая революция. Теперь время и самоотверженный труд граждан нашей страны работают на украинскую нацию. Нет никаких сомнений, что церковный вопрос в нашей стране рано или поздно с
Божьей помощью будет решен — это уже необратимый процесс.

— В Украине много говорят о необратимости процесса, но реальных шагов на пути пока маловато. Зато в изобилии имеется деклараций на самых высоких ступеньках власти — о необходимости поместной УПЦ говорили все три президента Украины: Леонид Кравчук, Леонид Кучма, а теперь Виктор Ющенко. Что же украинцы должны сделать для того, чтобы ускорить предоставление Украинской православной церкви статуса поместной и перевести из плоскости декларативности в реальность?

— Прежде всего нужно понимать, что проблемы украинцев решат сами украинцы, а православные других стран могут только способствовать или препятствовать этим процессам. Перспектива предоставления соответствующего канонического статуса зависит от тех лиц, которые себя и свое будущее идентифицируют с украинским православием, и их способности к объединению. Православные украинцы должны ускорить процесс восстановления единства между собой, пытаться восстановить мирные связи, которые будут фундаментом для искреннего диалога. Это, в конце концов, приведет к объединительным процессам. Разделение украинского православия на части усложняет положительное решение этого вопроса. Поэтому противники украинского православия пытаются всеми доступными способами препятствовать объединительным процессам, используя весь спектр возможных средств. К сожалению, пока происходят процессы, не способствующие объединению, но иного пути решения украинского церковного вопроса нет. Так вот, повторюсь: православные украинцы, если хотят ускорить процесс определения надлежащего канонического статуса украинского православия, должны активизировать свои объединительные усилия. Наверное, каждый православный с болью в сердце может смотреть на разделение украинского православия, ему тяжело смотреть на то, как многие миллионы его братьев по вере ходят с клеймом раскольника или неканоничного.

— Известно, что между Вселенской и Московской патриархиями велись переговоры по поводу украинской ситуации. Каковы их результаты? Насколько решительно настроена Вселенская патриархия в своем стремлении помочь украинскому православию?

— Переговоры между Вселенским и Московским патриархатами по поводу ситуации в Украине ведутся уже не один год, будем надеяться, что они принесут положительные результаты в духе христианской любви. Чего греха таить — особых, положительных результатов переговоров у нас пока нет. Создается впечатление, что просто затягивается время для консервации существующей ситуации до благоприятных политико-церковных условий. Сам факт переговоров свидетельствует, что Московский патриархат не в состоянии самостоятельно решить этот вопрос. Хочу подчеркнуть, что решение это является чрезвычайно актуальным. Особенно после провозглашения независимости Украинского государства, после того, как миллионы православных украинцев изъявили желание обрести свою поместную церковь. Проблема возникла без участия Матери Церкви — Вселенской патриархии, а вот урегулировать ее без авторитета Константинопольского патриарха, как показывает опыт, нельзя. Московский патриархат триста лет руководил Киевской митрополией в условиях политической зависимости Украины от России. Украина не имела статуса государства. Возможно, тогда зависимость Киевской митрополии от Московского патриаршего престола и имела свою логику. Но в данное время политические условия изменились — Украина провозгласила независимость, а оранжевая революция убедила весь мир, что это не выдумка кучки политиков, а политическая реальность. На мой взгляд, будущее украинского православия без смены его канонической ипостаси таит роковые последствия для православия как тысячелетнего религиозно-культурного фактора самоидентификации украинской нации. Сохранение нынешнего неурегулированного статуса православной церкви в Украине может породить серьезные проблемы для Вселенского православия, которые будут в целом ослаблять его миссию и место в современном христианском мире.

Теперь о Вселенской патриархии... Сегодня кто-то недоволен тем, что Святейший патриарх Варфоломей с таким вниманием и пониманием относится к проблемам Украины. Тысячелетняя духовная связь Матери Церкви с украинским православием является непрерывной. Право и обязанность Матери Церкви содействовать преодолению временного раздела украинского народа и предоставить соответствующий статус украинскому православию.

— Вы были участником встречи президента Украины Виктора Ющенко со Вселенским патриархом Варфоломеем. Изменилась ли позиция новых властей в отношении конфессиональной ситуации?

— Как я понял из длительной беседы с Виктором Ющенко, самое большое его отличие от предшественника в том, что Виктор Андреевич — глубоко верующий человек. Ощущалось, что посещение резиденции Святейшего патриарха для него не было очередным формальным пунктом поездки. Президент интересовался историей Вселенской церкви, ее историческими связями с Киевской митрополией. Думаю, его мудрая, взвешенная позиция, умноженная на волю народа и главное — Божью помощь, даст результаты, и украинское православие сможет занять положенное ему место в семье других церквей Вселенского православия. Знаете, я в Португалии внимательно наблюдаю за событиями в Украине, поэтому понимаю: новые власти переживают ныне испытание. Большая часть ответственности за все происходящее в государстве ложится на плечи именно президента. Я ежедневно молюсь, чтобы Господь Бог дал ему сил и мудрости, и надеюсь, что он сможет выполнить возложенную на него историческую миссию.

Епископ Телмиса Илларион (в миру — Роман Рудник) родился 14 февраля 1972 года во Львове. В 1989 году поступил на ІІ курс Киевской духовной семинарии. По рекомендации архиепископа Скопа Всеволода и с благословения Вселенского патриарха продолжил учебу на богословском факультете Солунского государственного университета Св. Дмитрия. В 1997 году получил диплом и продолжил учебу в аспирантуре. Кандидат богословия. 12 января 2005 года стал епископом — помощником митрополита Италии и Португалии. Гражданин Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно