ДИАЛОГИ СО ЩЕРБИЦКИМ В

4 января, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 4 января-9 января

Едва ли есть необходимость представлять читателям Владимира Алексеевича Гусева. Более десяти лет он возглавлял Киевский горисполком, много сделав для развития украинской столицы...

Едва ли есть необходимость представлять читателям Владимира Алексеевича Гусева. Более десяти лет он возглавлял Киевский горисполком, много сделав для развития украинской столицы. С его именем связано появление новых микрорайонов, развитие их инфраструктуры. Но Гусева помнят не только как неутомимого строителя. Во время работы в должности председателя горисполкома он заслужил славу непокорного мэра. Если принять во внимание то, что все это происходило в так называемые застойные времена, то не может не вызвать чувства уважения то сопротивление, которое он оказывал верхним эшелонам командно-административной системы в попытках навязать Киеву «волевую» строительную политику. В результате случилось то, что не могло не случиться - с должности мэра Гусева сняли, назначив заместителем министра промышленного строительства. Потом он работал советником по строительству на Кубе, а возвратившись, опять же таки в ранге заместителя министра, отстраивал многострадальные города Армении. Но его должность неожиданно сократили.

В 1990 году Владимир Алексеевич Гусев избран председателем исполкома Союза строительных кооперативов Украины. Кроме восьми орденов СССР, он награжден Президентом Украины орденом «За заслуги» III степени.

О сложных временах своей работы мэром Киева Владимир Алексеевич Гусев написал книгу воспоминаний «Крещатик, 36». Одну из глав этой книги мы предлагаем вниманию наших читателей.

С разу после избрания

В.В.Щербицкого первым

секретарем ЦК Компартии Украины в 1971 году:

- Здравствуйте, товарищ Гусев.

- Здравствуйте, Владимир Васильевич.

- Мне докладывали, как вы хотели угодить Шелесту, даже новый дом ему хотели построить. Угодничали, выслуживались...

- Владимир Васильевич, я никогда не угодничал и не выслуживался. Если бы я пошел по этому пути, то работал бы уже в Москве, а не в Киеве.

Относительно дома для семьи Петра Ефимовича.

Дом по улице Осиевской, где жили обычно первые секретари ЦК Компартии Украины, в т.ч. и Н.С.Хрущев, - дореволюционной постройки, с деревянными перекрытиями, пораженными древесным грибком. Полы прогнулись, и дом необходимо капитально ремонтировать. Кстати принадлежал этот дом ранее аптекарю.

Петр Ефимович попросил составить проект нового современного дома на той же территории.

Я поручил главному архитектору Киева Иванову И.Н. заняться проектированием этого дома, что он и сделал, разработав вначале эскизный проект. Иванов сам докладывал свой проект Шелесту, я даже не был приглашен на этот доклад, да это и правильно, ведь я не архитектор, а инженер-строитель. Предполагаю, что строило бы этот дом строительное управление управления делами ЦК.

- Вы так угодничали перед Шелестом, что даже прирезали дополнительно территорию за счет города на этой усадьбе.

- Это не так, Владимир Васильевич... Когда строительное управление ЦК меняло дряхлый забор на новый, то оно и согласовывало с главным архитектором Киева новые границы этого забора. Мне по этому поводу даже никто не звонил.

- Мне докладывают, что вы лично носили ордера на квартиры для окружения Шелеста, самому Шелесту, в зубах, так сказать...

- Да, был случай, когда Петр Ефимович позвонил и попросил выписать ордер на однокомнатную квартиру из специального резерва на определенную фамилию и чтобы человек «не светился» в горисполкоме, попросил меня лично передать ему ордер. Что я и сделал довольно оперативно. Причем ордер я передал из рук в руки, а не из зубов в зубы...

- А вы хоть поинтересовались, кому предназначался этот ордер на квартиру?

- Да, Петр Ефимович сам сказал, что это стюардесса правительственного Ту-134.

- Это была его любовница.

- Владимир Васильевич, я не стоял со свечой в руках, а слухам я не верю.

- Это не слухи, а факт... А вы сами как относитесь к женщинам?

- Всегда положительно, Владимир Васильевич.

- Остряк, за словом в карман не лезете...

- Такова должность моя, Владимир Васильевич, обязан быстро соображать.

- Ну, хорошо, идите и думайте. Мы еще вернемся к этому вопросу.

-М не стало известно, что вы, Владимир Алексеевич,

учитесь в аспирантуре Киевского инженерно-строительного института. Вы не можете делить себя между городом и учебой в аспирантуре.

- Да, Владимир Васильевич, учусь в заочной аспирантуре Киевского инженерно-строительного института. Кандидатские экзамены я сдал еще до работы в Киеве.

- А кто вам разрешил поступить в аспирантуру?

- Разрешил Петр Ефимович Шелест, когда я работал начальником Главкиевгорстроя. Разрешил продолжить учебу и после избрания председателем Киевского горисполкома.

- Но это отнимает много времени, а дел в городе нерешенных невпроворот.

- Владимир Васильевич, аспирантура мне не мешает. Я ведь руковожу разработкой совместно с НИИАСС «Автоматизированной системы управления строительством Главкиевгорстроя». Она позволит вводить объекты строительства в нормативные сроки и сулит большой экономический эффект.

- Город требует всего вашего времени, и я рекомендую вам прекратить учебу в аспирантуре. Заберите документы и доложите мне.

Документы я забрал и был отчислен из аспирантуры. Потом я узнал, что целому ряду работников аппарата ЦК В.В.Щербицкий разрешил работу над кандидатскими и докторскими диссертациями. А председателю горисполкома - не разрешил...

-М не доложил Злобин

Г.К. (заведующий

строительным отделом ЦК - В.Г.), что вы предложили кровлю ДК «Украина» из нержавеющей стали.

- Совершенно верно, предложил кровлю из листовой нержавеющей стали для ДК «Украина». В Норвегии она широко применяется для кровли зданий, служит 100 лет и не требует в течение века ремонта и замены. Видел сам эту кровлю, листы свариваются автоматами Института электросварки им. Патона.

- Но это очень дорого.

- Если посчитать, что каждые семь лет необходимо ремонтировать кровлю из рубероида, а в течение 100 лет сделать 13 ремонтов, то кровля из нержавеющей стали будет дешевле. Это посчитали экономисты-строители в Норвегии. Там деньги считают.

- У нас не хватает нержавеющей стали для ложек, вилок и ножей.

- Вилки, ложки можно делать из мельхиора.

- Ваше предложение нереальное, а если коротко - то дурацкое!

- Однако я строитель и отвечаю за свое предложение.

- Херовый вы строитель, если дурь предлагаете.

- Владимир Васильевич, вы можете не принимать мое предложение, но зачем вы меня оскорбляете?

- Я не оскорбляю, а называю все своими именами.

Мне стало горько и обидно. Ведь с древних времен купола церквей покрывали не только свинцовыми, цинковыми и медными листами, но и золотом поверху. Не только для красоты, но и долговечности. Изготавливалось для этих целей с древних времен сусальное золото, очень тонкие листочки. А нержавеющая сталь в 0,8 - 1 мм не проблема для нашей промышленности. Тем более для уникальных сооружений. Ведь известно, что скупой платит дважды. Не предлагал же я делать кровли из нержавеющей стали для жилых домов. Хотя в будущем это не исключено.

П осле реконструкции

Центрального стадиона

в Киеве с 50 тысяч мест на 100 тысяч, которую осуществили Главкиевгорстрой и Мостотрест №1, во время одного из первых матчей футбольного сезона меня пригласил в правительственную ложу В.В.Щербицкий.

- Спасибо, Владимир Алексеевич, за успешную реконструкцию стадиона.

- Пожалуйста, Владимир Васильевич. Как говорят в армии в подобных случаях - служу Советскому Союзу!

- Как мне говорят, вы не любитель футбола...

- Да, Владимир Васильевич, я любитель тенниса. Но для развития футбола делаю все, что возможно. Даже бываю в команде «Динамо» на ее базе в Конче-Заспе, которую также построил Главкиевгорстрой. Бываю там вместе с зампредом Совмина В.Е.Семичастным, обычно это бытовые вопросы футболистов: квартиры, мебель, легковые автомобили.

Затем В.В.Щербицкий показал на жилые дома, просматривавшиеся поверх верхнего яруса стадиона, и обратил мое внимание, что один кирпичный дом резко выделяется среди других домов, облицованных светлой керамической плиткой.

- Надо облицевать этот дом.

- Хорошо, Владимир Васильевич, если вы обращаете на это свое внимание, то я займусь цветом этого дома.

После матча я поехал в этот жилой район и нашел пятиэтажный кирпичный дом, который принадлежал КЭЧ Киевского военного округа.

Прямо из машины по радиотелефону я связался с заместителем командующего ККВО по строительству и расквартированию войск и попросил подъехать к дому, назвав адрес. Сообщил, что по этому дому есть поручение В.В.Щербицкого.

Через 20 минут замкомандующего приехал. Осмотрели мы фасад кирпичного дома. Кладка была выполнена под расшивку. По ходу дела я рассказал ему о поручении Щербицкого. Сразу мы определили как строители, что ни о какой облицовке керамической плиткой речи быть не может. Я порекомендовал покрасить фасад дома силикатной краской, аналогичной цвету керамической плитки.

За несколько дней военные строители покрасили фасад этого дома. Жители были приятно удивлены и спрашивали, кто из жильцов дома написал письмо командующему ККВО о необходимости покраски фасада. Такого жильца не было, никому бы и в голову не пришла мысль о необходимости покраски фасада добротного кирпичного дома.

На следующем футбольном матче я обратил внимание В.В.Щербицкого, что его поручение выполнено. Кирпичный красный фасад уже не раздражал очей Владимира Васильевича.

-В ладимир Васильевич, я пришел с запиской и обоснованиями о необходимости проектирования и строительства в Киеве двух автомобильных мостов через Днепр. Киев на двух берегах, а мостов пока только два. Количество автотранспорта растет год от года, два моста не обеспечивают нормальное транспортное передвижение. В ближайшие годы необходимо ремонтировать мост им. Патона, движение будет через него то справа, то слева. Будут пробки и большие экономические потери. На строительство одного моста необходимо 50 млн. рублей и на подходы к нему и транспортные развязки еще до 50 млн. Итого - 100 млн. рублей. Мост можно, при наличии проекта, построить за три года. Кстати 110 лет назад мосты через Днепр, это при царе Николае I, были построены каждый за два года. Более подробные обоснования в докладной записке.

- Денег нет, обойдемся пока двумя мостами...

- При всех трудностях необходимо выделить деньги на проектирование, а потом и на строительство хотя бы одного моста.

- Оставь, я почитаю и посоветуюсь.

- Я узнал, что вынашивается идея строительства в Киеве нового музея Ленина, а у нас ведь по сути уже два музея - музей В.И.Ленина на ул. Владимирской и музей- дом семьи Ульяновых на ул. Ульяновых.

- Это - другое дело, да и стоить будет меньше, чем строительство моста через Днепр.

Прошел год. Несколько раз я напоминал Владимиру Васильевичу о необходимости проектирования и строительства автомобильного моста через Днепр. Наконец лед тронулся. Были выделены деньги на проектирование и строительство Северного мостового перехода. Мост-красавец был построен... за пять лет. Это потому, что выделялось только по 10 млн. руб. в год. Мост был назван Московским - по направлению движения. Киевляне получили возможность быстрее достигать левобережья Киева, через новый мост был направлен транзитный грузопоток, разгрузив центральную часть города. Главный мостостроитель Украины И.Ю.Баренбойм - Герой Социалистического Труда, вписал в «Книгу трудовой славы» Мостотреста-1 еще одну победу!

В перерыве между заседа-

ниями годичного собра-

ния Академии наук Украины в сессионном зале Киевского горсовета

- Садитесь, Владимир Алексеевич, поговорить надо.

- Слушаю вас, Владимир Васильевич.

- Я вот все время думаю, как заставить вас работать?

- Не понял.

- А чего тут понимать. Вы все время представительствуете, ездите по заграницам, вам же работать надо.

- Владимир Васильевич, здесь какое-то недоразумение. После работы начальником Главкиевгорстроя моя нагрузка возросла по крайней мене вдвое, если не больше. Работа председателя горисполкома - это каторга, причем всяк пытается пнуть ногой, а то и плюнуть. Все, что хорошо в городе, - это горком партии, а все, что плохо, - это горисполком...

- Ваши слова мало что значат, у меня достаточно фактов.

- Владимир Васильевич, мое представительство заключается в исполнении служебных обязанностей. Да, я представительствую на пленумах ЦК как член ЦК, на сессиях Верховного Совета - как депутат Верховного Совета, на бюро и пленумах горкома партии - как член бюро горкома партии. Что же мне - не присутствовать на пленумах и сессиях?

- Не упрощайте...

- Да я и не упрощаю. Что же касается «загранки», то раз в год я бываю не более 10 дней в одном из городов-побратимов Киева - Киото, Тампере, Тулузе, Флоренции, Лейпциге, Братиславе, Кракове. Один раз был в Ереване. Тоже город-побратим Киева. Еще раз говорю - 10 дней в год, не более.

- Могут вместо вас ездить и заместители, не обязательно только вам там бывать.

- Заместителям тоже хватает поездок, ездят и они. Так, были за кордоном и Лаврухин, и Орлик, и Менжерес, и Огарков, и другие, причем неоднократно.

- Городом надо заниматься, для того вы и избраны председателем горисполкома столицы.

- Я и занимаюсь, работаю по 12 часов, а то и более, в сутки. Работаю по субботам и даже воскресеньям. За меня никто мою работу не выполняет.

- Горком партии на вас жалуется, а я не могу горкому не верить.

- Да, первый секретарь горкома всегда недоволен, когда я еду за границу. Даже убеждает меня каждый раз, что он не ездит, и мне не советует. Но поездки в города-побратимы еще и полезны для Киева. Каждый раз я что-то ценное перенимаю и внедряю в городское хозяйство. Могу перечислить, что именно.

- Не надо перечислять. Делайте выводы из нашего разговора.

-В ладимир Васильевич, не могу в городских инстанциях согласовать один вопрос в связи с 1500-летием Киева. Рекомендуют обратиться к вам. Речь идет об иллюминации электрическими лампочками креста памятника Владимиру на Владимирской горке. Из литературных источников известно, что до революции этот крест был иллюминирован электрическими лампочками. С наступлением темноты и до рассвета крест сиял над Киевом. Те, кто смотрел на Киев со стороны Днепра и левобережья, любовались светящимся крестом-знамением.

- Так то было до революции...

- Разрешите осветить крест, мы сделаем это быстро и красиво.

- Нас не поймут.

- Поймут, ведь близится 1500-летие Киева, будет много гостей.

- Знаешь что, лучше освети прожекторами весь памятник Владимиру, так будет лучше.

Были смонтированы прожекторы, которые освещали в темное время суток весь памятник Владимиру. Однако крест издали не был виден. Советовал я и Салию И.Н. - представителю президента Украины в Киеве иллюминировать крест электрическими лампочками. Но то ли не захотел, то ли не успел.

Эту рекомендацию выполнил новый председатель Киевсовета Л.Г.Косаковский - очень оперативно. Крест сияет над Киевом. Но, как всегда при спешке, поставили не те лампочки...

В 1979 году: Вы, Влади-

мир Алексеевич, газеты

читаете?

- Читаю, Владимир Васильевич, «Правду», «Известия», «Литературную газету», «За рубежом», «Экономическую газету», «Вечерний Киев», «Правду Украины»...

- А о том, что в Париже закрыли рынок в центре города, «Чрево Парижа» - читали?

- Да, читал...

- Ну и какой вывод сделали для Киева?

- Вывод... что у нас нет «Чрева Киева».

- А Бессарабский рынок?

- Владимир Васильевич, в Париже в центре был оптовый рынок, т.е. склад, куда свозили продовольствие. А потом развозили по розничной торговой сети. Бессарабский рынок - это розничная торговля.

- Значит, вы не разобрались, если так говорите...

- Разобрался, я ведь был в Париже, был в «Чреве Парижа», видел все своими глазами.

- Как докладывает санитарная служба - на Бессарабском рынке крысы, мыши, антисанитария, продавцы в замызганных грязных халатах, вонь от хранящихся шкур.

- Это все поправимо, крыс и мышей изведем, а халаты заставим регулярно стирать, шкуры складируют самовольно.

- И все-таки Бессарабский рынок следует закрыть!

- Но у нас нет замены Бессарабскому рынку. Дело в том, что ежедневно там совершается примерно пятьдесят тысяч покупок. Двадцать тысяч из них - для передач больным, находящимся в киевских больницах и госпиталях. Продукты на Бессарабке более высокого качества. Если закрыть Бессарабский рынок, то на других рынках они подорожают.

- На Бессарабском рынке цены выше, чем на других рынках.

- За качество надо платить... У меня возникает вопрос, а что будет в помещении Бессарабского рынка?

- Есть разные варианты, первый вариант - универсам.

- Но у нас и в имеющихся универсамах не хватает продуктов, поставки не обеспечивают их потребности.

- Есть еще один вариант - спортивный зал.

- Но у нас рядом Дворец спорта, который не используется полностью для спорта, а превращается все более в гигантский кинотеатр зарубежных фильмов или в концертный зал.

- Почему вы не хотите закрыть Бессарабский рынок, неужели вам мало того, что я сказал?

- Владимир Васильевич, ваши «советники» вас дезориентируют. Допустим, я подпишу распоряжение горисполкома о закрытии Бессарабского рынка, и он будет закрыт. Это вызовет бурный протест киевлян, негодование. Полетят телеграммы Брежневу, пойдут письма. Люди будут обзывать меня сошедшим с ума, просто дураком. Реакцию я предвижу: будет дана команда генсека - рынок открыть, а дурака - председателя горисполкома - снять с работы и привлечь к партийной ответственности за игнорирование нужд или интересов трудящихся.

Одним словом, я не подпишу распоряжение о закрытии Бессарабского рынка. Не поддержит этого и горисполком, тем более, городской совет.

- Мне докладывают, что вы вышли из повиновения и никого не слушаете, упрекают меня, что Гусев подчиняется только Щербицкому. Теперь я убедился, что вы не слушаетесь и меня.

- Владимир Васильевич, дайте мне лист бумаги, я сразу же напишу вам заявление о своей отставке, так как не согласен с закрытием Бессарабского рынка. Так будет честно.

- Не горячитесь, хорошенько обдумайте наш разговор. Я чепухи не предлагаю, есть предложение специалистов, заключение санэпидслужбы.

- Разрешите идти?

- Идите и думайте!

Бессарабский рынок я не закрыл, натиск выдержал. Но через некоторое время было напечатано сообщение в газетах, что я назначен заместителем министра промышленного строительства УССР - начальником Главного управления промышленных предприятий министерства. Мое заявление не понадобилось.

P.S. Бессарабский рынок не был закрыт и после моего ухода с должности председателя горисполкома. Видимо, одумался В.В.Щербицкий. И однако, была одержана победа в этом неравном бою. Председатель горисполкома был повержен, а Бессарабский рынок уцелел...

О сенью 1985 г., будучи

уже несколько лет заме-

стителем министра промышленного строительства УССР, после очередной замены министра, я позвонил В.В.Щербицкому по «сотке» (тогда супертелефон):

- Здравствуйте, Владимир Васильевич, прошу принять меня в удобное для вас время. У меня есть предложение, я изложу его за три минуты, зная вашу занятость.

- А если по телефону?

- Я попросил бы принять меня, мы ведь давно не виделись...

- Да, вы единственный, кто не выяснял отношений... после перевода вас в Минпромстрой. Будьте завтра с девяти утра на месте, мой помощник свяжется с вами и сообщит о времени приема.

На следующий день я был принят в 12.00

- Я узнал, Владимир Васильевич, что начальник Главкиевгорстроя Гречко будет назначен министром строительства предприятий тяжелой индустрии, и поскольку я хорошо знаю Главкиевгорстрой, проработав главным инженером и начальником семь лет, то попросил бы вас рассмотреть вопрос о возвращении меня в главк. Министерство промышленного строительства вооружило меня новым опытом и претензий ко мне не имеет. Напомню вам, что Главкиевгорстрой был награжден орденом Ленина во время моей работы начальником главка.

- А откуда вы узнали, что Гречко будет министром?

- Сразу же после возвращения из отпуска об этом сказал мой водитель, встречавший меня в аэропорту.

- Странно, ведь об этом знали только три человека, включая меня. А где вы отдыхали, что так загорели?

- В Сухуми...

- А почему не в Крыму?

- Да там будут киевляне задавать вопросы, как и почему меня сняли с председателя горисполкома и направили в замминистры.

- Ну хорошо, предложение ваше мы сейчас обсудим и потом решим коллегиально...

В.В.Щербицкий позвонил при мне первому секретарю Киевского горкома Компартии Украины Ельченко Ю.Н. и выяснил у него, что тот не возражает против «возвращения» Гусева на должность начальника Главкиевгорстроя.

Позвонил он и заведующему отделом строительства ЦК Кун-

де Е.В., но того не было на месте. Позвонил и секретарю ЦК Качуре Б.В., но того тоже не было.

Затем он позвонил второму секретарю ЦК Титаренко А.А. и только сказал ему о моем предложении, как тот закричал (а говорил он по громкой связи):

- Ни в коем случае!.. Все, кто угодно, но только не Гусев!

Щербицкий сказал Титаренко, что не стоит так... и выключил громкую связь, положил телефонную трубку. Отошел к открытому окну, закурил сигарету и сказал мне:

- Не ожидал я такой реакции, но, слава Богу, у нас коллегиальное руководство и мы обсудим ваше предложение. О решении вы узнаете.

Я окунулся с головой в дела Минпромстроя, но каждый день ждал звонка из ЦК.

Не дождался!

Через неделю Гречко был назначен министром, а начальником Главкиевгорстроя был назначен Александр Филиппович Селецкий, бывший управляющий трестом «Строймеханизация», а потом и заместитель начальника Главкиевгорстроя.

Больше я с В.В.Щербицким не встречался...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно