ДЕСЯТИННАЯ ЦЕРКОВЬ: ЗА И ПРОТИВ ТРИ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НА ОДНУ ПРОБЛЕМУ

14 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 14 июля-21 июля

Этот храм, построенный тысячу лет назад на Старокиевской горе рядом с княжеским дворцом, возвышался над Подолом и днепровскими далями и до появления Киевской Софии не имел себе равных...

Этот храм, построенный тысячу лет назад на Старокиевской горе рядом с княжеским дворцом, возвышался над Подолом и днепровскими далями и до появления Киевской Софии не имел себе равных. Он погиб в страшную для Руси годину — во время татаро-монгольского нашествия. Вот что рассказывает о его последних днях летописец: «И взошли татары на стены, и сидели день и ночь. Горожане же построили новую стену вокруг Святой Богородицы (она же Десятинная церковь. — Д.К.). На следующее утро битва началась снова. И была брань между ними великая. Люди же сбежались в церковь. И на коморы церковные с добром своим. От их тяжести стены рухнули. И взят был град татарами».

Древний храм простоял в руинах почти четыреста лет. И лишь в начале XVII века при митрополите Петре Могиле к одной из его сохранившихся стен пристроили деревянную церквушку. Но через некоторое время разрушилась и она. Только в 1828 году по проекту архитектора Стасова была возведена новая Десятинная церковь. Увы, сооруженная в псевдовизантийском стиле, она не шла ни в какое сравнение со знаменитым древнерусским храмом и ничем особенным не выделялась. В 30-е годы уходящего века, когда по решению партийного руководства республики уничтожали «культовые сооружения», ее взорвали. Такова краткая биография знаменитого памятника.

В последнее время в Киеве в буквальном смысле возвращены из небытия церковь Богородицы Пирогощей на Подоле, Михайловский Златоверхий собор, сейчас завершается возрождение разрушенного во время войны Успенского собора Киево-Печерской лавры. Естественно, что некоторые специалисты, да и просто люди, интересующиеся историей, не могли не вспомнить об одном из самых древних и знаменитых храмов Киевской Руси. Поэтому распоряжение Президента Украины о воссоздании Десятинной церкви и поручение, данное Кабинету министров, внести ее в программу возрождения памятников вызвало большой интерес общественности. Но, наряду со сторонниками, у идеи построить новый «древний» храм (будем называть вещи своими именами) есть немало противников. Сегодня корреспондент «Зеркала недели» беседует с тремя специалистами, имеющими самое непосредственное отношение к данному вопросу.

«ОСТАВАТЬСЯ В СВОЕМ НЫНЕШНЕМ СОСТОЯНИИ ФУНДАМЕНТЫ ХРАМА НЕ МОГУТ»

Руслан КУХАРЕНКО, начальник управления охраны памятников истории, культуры и исторической среды Киевской городской госадминистрации, заслуженный архитектор Украины.

— В какие сроки намечено воссоздать Десятинную церковь?

— До 2003 — 2004 года.

— Насколько мне известно, вы один из самых горячих сторонников такого проекта. Какие у вас аргументы?

— Что такое церковь вообще? «Где двое-трое соберутся во имя мое, там и церковь моя», — сказал Иисус Христос. После Иерусалима и Константинополя Киев по праву считается третьим православным городом мира. С другой стороны, в годы тоталитарного режима тут уничтожено 69 храмов и монастырей. Наша столица потеряла свои лучшие духовные доминанты. В Десятинной церкви были великолепные фрески и мозаики, много деталей из мрамора, привезенного князем Владимиром из Херсонеса. Оттуда же доставили медных коней. Четверка их с колесницей (квадрига) стояла на мраморном постаменте перед храмом, который по всем признакам был в то время одним из лучших в Восточной Европе. Думаю, Президент Украины инициировал возрождение Десятинной церкви как человек, стремящийся объединить нацию, рассматривая древний храм как символ единения всех христиан.

— В каких формах можно воссоздать этот памятник и допустимо ли вообще начинать строительство столь крупного сооружения на Старокиевской горе? Во-первых, здесь теперь заповедная зона, во-вторых, архитектурная среда, даже по сравнению с прошлым веком, весьма существенно изменилась.

— Вы задали очень важный вопрос. Начнем с того, что наша климатическая зона отрицательно влияет на строительные конструкции. Если во многих европейских странах температура редко опускается ниже нуля, а в большинстве областей России в холодное время года, кроме двух-трех оттепелей, в основном, бывает минусовой, то в Киеве она переваливает через нуль несколько десятков раз в год. При таких условиях конструкции, находящиеся в насыщенном водой слое почвы, превращаются в труху. Это произошло и с остатками стен церкви Богородицы Пирогощей, и с фундаментами Михайловского Златоверхого, а также Успенского соборов, и с верхней частью сохранившейся кладки колокольни Михайловского монастыря. У нас руины древних сооружений можно сохранять только под соответствующим климатическим «колпаком».

Что же касается Десятинной церкви, то камни, которые сейчас вроде бы трассируют ее фундамент, только еще больше проводят вниз — к сохранившейся древней кладке — отрицательные температуры. До конца года мы определим, в каком состоянии находятся фундаменты древнейшего киевского храма. Дело в том, что все предыдущие исследования были несистематизированными и не являются достаточно достоверными. Поэтому тут предстоит провести серьезную научную работу.

В своем нынешнем состоянии остатки храма не сохранятся. Если мы хотим сберечь их для будущих поколений, необходимо обеспечить фрагментам древней кладки благоприятный климатический режим. А это не осуществить без специального павильона. Благодаря ему появится возможность увидеть настоящие музеифицированные фундаменты Десятинной церкви.

— А если подобным павильоном-музеем и ограничиться — не строить потом храм? Ведь каким он был на самом деле, точно не знает никто.

— Конечно, можно рядом возвести небольшую часовню в память о погибших тут в сражении с татаро-монгольскими завоевателями защитниках Киева. Что будет здесь в действительности, не знаю. Это покажет конкурс, который нам поручено организовать в нынешнем году. Он позволит специалистам выразить свою точку зрения на то, каким они видят решение проблемы воссоздания храма Успения Богородицы Десятинной. Но как бы там ни было, романтическая реконструкция церкви тоже имеет право на существование.

— Что вы подразумеваете?

— Внизу создать музей, а над ним, на специальной платформе построить церковь в формах Х столетия.

— В натуральную величину?

— Естественно, с мозаиками и фресками. Это один из вариантов, который, я думаю, будет рассмотрен на конкурсе. Мы обязаны дать людям возможность высказать свою точку зрения.

«ПОСТАВИТЬ ВОССТАНОВЛЕНИЕ ДРЕВНИХ ПАМЯТНИКОВ НА КОНВЕЙЕР — ЭТО АБСУРД»

Петр ТОЛОЧКО, академик Национальной академии наук, председатель Украинского общества охраны памятников истории и культуры.

— Как вы относитесь к возрождению древних киевских храмов?

— Однозначно отрицательно. У нас их не возрождают, а строят сегодняшние копии в современных материалах. Мы не можем воссоздать, скажем, плинфу, а также камень или шифер, которые применялись во времена Киевской Руси. Подобные сооружения возводятся индустриальным способом — при помощи арматуры, цемента, бетона и крупноформатного кирпича. Иными словами, по материалу такие церкви ничем не напоминают древний памятник. Поставить их воссоздание на строительный конвейер — это абсурд.

Кроме того, мы не в состоянии решить проблему интерьера. Например, в Михайловском Златоверхом соборе были великолепные древние мозаики и фрески, а также живопись более позднего времени. Сегодня их восстановить невозможно.

— Но ведь часть фресок сохранилась. Почему их нельзя «имплантировать»?

— Этого не следует делать ни в коем случае. Сейчас они находятся в музеях. И пусть там остаются. Если попробовать перенести их на стены, боюсь, мы их окончательно потеряем. Кроме того, некоторые фрески и мозаики, вывезенные в свое время из Михайловского собора, смонтированы в Киевской Софии. Значит, сначала их придется извлечь, а проще говоря, вырубить из стены. Подобная операция невозможна. Да и не нужна. Если же говорить об Успенском соборе Киево-Печерской лавры, то здесь были и великолепные фрески, и живопись последующих веков, включая роспись, выполненную В. Верещагиным. Как подобные сокровища воссоздать?

Восстанавливать древние памятники следует чрезвычайно осторожно, в исключительных случаях. И, конечно же, не в массовом порядке. Согласен, решение о возрождении Успенского собора — и правильное, и своевременное. Его руины были незаживающей раной. К тому же некоторые фрагменты древнего сооружения сохранились. В данном случае еще можно говорить о реконструкции. А вот в отношении Михайловского монастыря такое уже не скажешь. Его от начала и до конца построили заново. Как и церковь Богородицы Пирогощей. Всего этого для Киева более чем достаточно. Глубоко убежден, заниматься еще и Десятинной церковью нет ни смысла, ни возможностей. Хотя бы по той простой причине, что исследователи просто не знают, какой она была. Конечно, уничтожение в советское время ее стасовской преемницы — преступление и вандализм. Однако сомнительное «восстановление» этих грехов никоим образом не искупит.

— Но ведь фундаменты знаменитого древнерусского храма все же остались.

— Существует примерно 7—8 вариантов их реконструкции. Фундаменты, трассированные на том месте, где стояла церковь, — лишь один из вариантов, не претендующий, как и все остальные, на полную достоверность. К тому же имеется предположение, что храм строился не в один прием и что сначала сооружалось основное ядро, а потом оно обстраивалось галереями. Мы совершенно не представляем себе архитектуру церкви. Ее галереи могли быть открытыми и закрытыми, одноярусными или двух- ъярусными. Храм был или пятикупольным или многокупольным. Скажем, их тут насчитывалось 12—13 — как в Киевской Софии. А мог иметь, как указано в одном из списков «Городов дальних и близких», чуть ли не 25 куполов. Далее — какой высоты была Десятинная церковь? Сие нам тоже неведомо. Как же воссоздавать то, о чем мы так мало знаем? По всем международным хартиям, регламентирующим восстановление памятников, подобное совершенно невозможно. Что бы мы сегодня на Старокиевской горе ни построили, это лишь отдаленно будет напоминать храм Х века.

Даже наш крупнейший историк архитектуры профессор Юрий Асеев, выполнивший графический вариант реконструкции Десятинной церкви, считает, что мы в состоянии предположить, какой она могла быть, но ни в коем случае не должны утверждать, что именно такой она была. Как честный исследователь, он хорошо понимает, что воссозданное сооружение не сможет быть адекватным тому, которое существовало в действительности.

И еще один серьезный аргумент против. Изменилась вся градостроительная ситуация. Прорезана улица Владимирская, которой в древности не было. Сегодня юго-восточный угол сооружения нависал бы над входом на территорию Национального музея истории Украины. При строительстве церкви пришлось бы снимать гранитное ограждение с лестницей, что очень сложно. К тому же строительная площадка отрезала бы музей от внешнего мира. Наконец, рядом, на более низком холме находится настоящий архитектурный шедевр — неподражаемая Андреевская церковь. Как она будет выглядеть по соседству с огромным новоделом? (Десятинная церковь по своим габаритам не многим уступала Софийскому собору.)

Если мы хотим достойно отметить двухтысячелетие рождества Иисуса Христа, мне кажется, следует построить современный храм. И пусть он будет памятником, достойным нашей эпохи, шедевром, который останется в Киеве на века. А вот древние церкви, по моему глубокому убеждению, «воссоздавать» больше не нужно. Мы должны лучше сохранять те, что есть. В столице много прекрасных памятников XVII—XIX веков, которые давно пора привести в порядок.

«ОСОБЕННО СПЕШИТЬ Я БЫ НЕ СТАЛ»

Юрий АСЕЕВ, доктор архитектуры, профессор Академии художеств и архитектуры Украины.

— Считаете ли вы возрождение Десятинной церкви реальным?

— Видеть храм восстановленным мне бы очень хотелось, но… Возможно ли такое? Поручиться за это я не могу. Существует по меньшей мере полдесятка различных проектов реконструкции знаменитого памятника. Какому из них отдать предпочтение — сказать трудно. Мне кажется, прежде всего следует провести тщательные археологические исследования, чтобы определить план сооружения, его размер. После того как такая работа будет выполнена (а может, и не дожидаясь ее завершения), нужно сделать модель, подобную существующему сейчас макету Софии. По сути, она и станет своеобразным проектом восстановления храма.

Я бы согласился с мнением, выссказанным академиком Толочко. Он предлагает построить на Старокиевской горе небольшую часовенку, установить в ней макет и открыть для всеобщего обозрения — пожалуйста, приходите, смотрите: «Вот такой мы собираемся построить Десятинную церковь. Высказывайте свои соображения». А затем проанализировать их и лишь после этого принимать решение. Кстати, макет даст возможность увидеть, как будет выглядеть рядом со столь крупным сооружением Андреевская церковь, не окажется ли она «задавленной».

Пока завершатся археологические исследования и будет выполнена модель, пройдет года два-три. А там посмотрим… Особенно спешить, по-моему, здесь не следует. Что касается лично меня, то я уже говорил специалистам, занимающимся данным проектом, что готов их с удовольствием консультировать и участвовать в работе.

***

Пожалуй, к сказанному тремя уважаемыми специалистами добавить нечего. Замечу только, что, по мнению сведущих людей, на воссоздание Десятинной церкви потребуется внушительная сумма — порядка 100 миллионов гривен. А ведь, к примеру, годовой бюджет Национальной академии наук составляет 150—160 миллионов. Тут есть над чем подумать. Мне могут возразить, что на средства государства в данном случае никто не рассчитывает. Строительство, мол, должно финансироваться из специального общественного фонда. Обстоятельство и впрямь существенное. Тем не менее, как говорят в Одессе: «Да, но все-таки…»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно