Что написано в книге жизни. Страницы и судьба Леонида Андриевского

23 августа, 2007, 13:32 Распечатать Выпуск №31, 23 августа-31 августа

За плечами у Леонида Андриевского — признанного мастера современного книжного искусства, публициста и искусствоведа, общественного деятеля, директора издательства «Криниця» — 65 лет...

За плечами у Леонида Андриевского — признанного мастера современного книжного искусства, публициста и искусствоведа, общественного деятеля, директора издательства «Криниця» — 65 лет. Прожито и пережито немало, чего хватило бы и на несколько благополучных биографий его более умеренных современников.

Искусствовед Владимир Пидгора еще в 1983 году определил сущность художника Андриевского — мастер книги. И именно в этот, впервые провозглашенный в нашем «условно молодом государстве» Год украинской книги особое значение приобретают отдельные события на жизненном и творческом пути Леонида Ивановича.

Впрочем, украинской книге и ее создателям в 2007 году, щедром на политические и экономические зигзаги, непросто отстоять свое существование в Украине. А о расцвете книгоиздания и говорить не приходится. Но авторам и издателям, ставившим перед собой высокую этико-эстетическую планку, по-своему нелегко было и в предыдущие годы. Особенно — в три ближайших «негосударственных» века.

Леонид Андриевский когда-то сказал: «Судьба не устлала мой путь розами, терний на нем было больше». И это сказано не ради красного словца.

Родился Леонид Иванович 14 (20 — по словам матери) марта 1942 года в Лубнах на Полтавщине и потому по праву является сегодня одним из почетных членов полтавского землячества в Киеве. Его отец Иван Тимофеевич — рядовой солдат-артиллерист, с самого начала Великой Отечественной войны отступал с западной границы Украины до родных мест, а потом до последнего дня боев шел на запад и встретил Победу в Германии. Маму вместе с маленьким Леонидом оккупанты вывезли на принудительные работы в концлагерь под Нюрнбергом. Он был ранен еще во время авиационного удара по лагерю остарбайтеров в родных Лубнах. А выжил благодаря усилиям старого врача-немца и самоотверженности молодой матери, 18-летней Марии: она дала кровь для переливания своему первенцу, который уже почти не подавал признаков жизни.

Послевоенные годы Леонид провел с родителями в Крыму, у дедушки — Андриевского Тимофея Харитоновича, а потом — на родине матери, в Лубнах.

Школьные и юношеские годы не были безоблачными. Иван и Ма­рия Андриевские уже с тремя маленькими детьми оказались на Даль­нем Востоке, в пересылочном лагере бухты Находка. А дальше — с 1954 по 1957 год — порт Ванино, Совгавань. Возвращение в Ук­раину. Отца пригласили как специ­алиста на военный завод, где он до того работал. И семья Андриевских в поисках заработка (мечтали построить новый дом на месте старенького родительского в Лубнах) уезжает, но уже по своей воле, на Дальний Восток — в город Совгавань. Здесь Леонид учился в школе рабочей молодежи, потому что уже работал вместе с отцом на заводе, где ремонтировали двигатели подводных лодок. Продолжал посещать художественную студию, как это было в Лубнах. Суровая дальневосточная природа словно дополняла студийные занятия, придавая сюжетные мотивы живописным этюдам юного художника. Становлению характера в значительной степени содействовала служба в Советской армии на Дальнем Востоке. Командир пусковой ракетной установки Леонид Андриевский за успехи в овладении техникой даже получил отпуск домой, к родителям, уже вернувшимся в Украину.

По всем жизненным обстоятельствам и имеющимся возможностям сын рабочего Леонид Андриевский тоже должен был влиться в ряды рабочего класса. Так и выш­ло, когда он впервые приехал в Киев. У каждого человека есть призвание от Бога, и именно оно определяет жизненные ориентиры и поступки. И потому вскоре Леонид Андриевский начал расписывать фарфор на Киевском экспериментальном керамическом заводе.

А в 1965—1966 годах он уже вошел в среду известных скульпторов и мастеров народного творчества, среди которых Молдаван, Рапай, Щербина, Павленко, Тимченко, Калуга. Их произведения — скульптура малых форм и разнообразная роспись на посуде — были высокохудожественными изделиями. Сегодня их можно увидеть в ведущих музеях. Среди этих мастеров Андриевский открыл дверь в настоящий мир искусства, где ему суждено было сказать свое слово. Но, как говорится, скоро сказка сказывается...

Медленно, но уверенно наш герой входил в многочисленный коллектив киевских художников, занимавшихся художественным оформлением города: его улиц, площадей, витрин универсальных магазинов. К всемирным форумам, которые проводились в Киеве, пришлось и самому выполнить ряд работ уже в роли главного художника (1969—76 гг.) Киевского рекламного комбината. Нелегкое дело — руководить творческим процессом в большом коллективе.

Будучи гуманитарием по натуре, он поступает на заочное отделение факультета журналистики Государственного университета имени Тараса Шевченко в Киеве.

Еще до поступления в университет, работая на Киевском рекламном комбинате, Андриевский рисовал поздравительные открытки, разрабатывал макеты многопрофильных рекламных альбомов для иностранных туристов. Уже тогда ярко проявилась неординарность его творческого мышления. Которая и в дальнейшем будет отличать его деятельность и откроет путь как художнику книги в ведущие тогда издательства Украины — «Дніпро», «Мистецтво», «Наукова думка» и т.д.

Книги, оформленные Леонидом Андриевским
Книги, оформленные Леонидом Андриевским
Именно в искусстве книжного дизайна Леонид Андриевский найдет свое настоящее призвание, создаст выдающиеся, новаторские для своего времени большие комплексы художественного оформления книг и альбомов. И станет основателем целой школы современного украинского книжного искусства, в частности, сделав принципом оформления книги активную режиссуру и разработку собственного сценария книжных разворотов и сквозной композиции книги в целостном объединении формы и содержания.

Научные монографии П.Толочко «Киев и Киевская земля в эпоху феодальной раздробленности ХІ—ХІІІ веков» и «Древний Киев», исследования В.Рубан «Українсь­кий живописний портрет першої половини ХІХ століття» и И.Пархоменко «Василь Штернберг» стали образцами высокохудожественного оформления научных изданий. По устоявшейся традиции для книги «Киев и Киевская земля...» (1979) — сугубо научного издания — было бы вполне достаточно нарисовать суперобложку, оправу, титул и, в крайнем случае, шмуцтитулы (и то при условии, если такое оформление запланировано). Но Леонид Андриевский по собственной инициативе, проконсультировавшись и получив согласие автора П.Толочко, создал факсимильные рисунки произведений прикладного искусства, реконструкции одежды горожан и княжеской одежды, реконструкцию киевского жилья и многочисленных храмов. Яркий изобразительный ряд выгодно дополнил и озвучил сухое научное историческое изложение. Сегодня эти рисунки-реконструкции часто используются в разнообразных исторических изданиях, но почему-то без указания авторства (издательство «Либідь», «Видавничий дім «Альтернатива» и тому подобное). Такие уж мы «обобществленные» коллективисты, до сих пор не избавились от многих синдромов советской эпохи.

Новаторские принципы художественного оформления современной украинской книги Леонид Андриевский внедрял не только собственным творчеством, но и как заведующий редакцией художественного оформления издательства «Наукова думка», как главный художник других издательств, а с 1998 года и по сей день как директор известного издательства «Криниця».

Несмотря на официальную специализацию в области книжной графики, художник Андриевский всегда чувствовал себя мастером широкого профиля. Прежде всего это проявлялось в обращении к станковой живописи и графике, где его одаренность раскрылась полностью. Присвоение почетного звания заслуженного художника Украины (1994) и принятие в тот же год в Национальный союз художников Украины свидетельствовали о признании достижений в этом направлении.

Но главным для Леонида Андриевского стало оформление изданий художественного профиля в издательстве «Мистецтво».

В 1980-х годах руководство издательства «Наукова думка», властные партийные органы начали выдвигать огульные обвинения за эстетические «чрезмерности» в оформлении книг, за творческие национально-патриотические начинания и т.д. За работой художника, который длительное время возглавлял в этом ведущем издательстве отдел художественного оформления, установили тотальный жесткий контроль, его оригинальные макеты книг практически уничтожали, прорабатывали на собраниях, советах и совещаниях, на партбюро и т.д. На одном из таких публичных судилищ у Леонида Андриевского не выдержало сердце и «скорая помощь» отвезла его в больницу, где ему пришлось провести больше месяца. Притеснения испытывала и семья: жена Анна Алек­сандровна, работник издательства «Мистецтво», и даже дети (у Леонида Андриевского к тому времени было три дочери-школьницы). Дружно преодолевали трудности, дети росли в тепле безмерной любви матери и отца. И все остались Андриевскими, даже в браке каждая сохранила фамилию отца в знак благодарности и любви, знак единства и неистребимости рода Андриевских. Сегодня старшая из них, Анжелика, — известная певица, заслуженная артистка Украины, Илона — театровед, а младшая, Виктория, — искусствовед и художник-график.

Общение с авторами изданий (а среди них такие выдающиеся деятели, как Я.Запаско, С.Килессо, А.Лопухов, В.Откович, В.Свен­цицкая, В.Пидгора, В.Рубан-Кравченко, П.Толочко, А.Федорук, М.Забочень, В.Яцюк) для Леонида Андриевского всегда было плодотворным и отмечалось взаимным согласием. Сам художник считал себя не просто аранжировщиком, создателем сложных и многочисленных элементов книжного ансамбля, а скорее соавтором идеального образа Книги. Каждый из авторов благодарен художнику за блестящее раскрытие замысла. Вот потому издания, оформленные Леонидом Андриевским, всегда получали самые высокие оценки на республиканских и всесоюзных книжных форумах и пользовались неизменным спросом у широкой аудитории.

Леонид Андриевский выступает также и как искусствовед, и как историк, и как публицист — в прессе, на художественных вернисажах, литературных вечерах; общается с художниками. Особого внимания заслуживает его многолетняя деятельность как зампреда правления Украинского фонда культуры. Поэтому когда он знакомится с представленным автором огромным материалом, воспринимает его прежде всего как теоретик, организатор издательского проекта, способный определить его историческую и художественную ценность и перспективу.

Оформленные им книги и широкоформатные альбомы всегда воспринимаются не просто как источники информации, а прежде всего как произведения искусства, которые дарят эстетическое наслаждение, западают в души читателей. Как это ни парадоксально, просмотр изданий, оформленных Леонидом Андриевским, впечатляет сильнее, чем знакомство с тем же произведением непосредственно в оригинале в музейной экспозиции, поскольку художник в совершенстве владеет искусством видеть искусство.

Уже замечено, что издания, срежиссированные и оформленные Леонидом Андриевским, не часто появляются на букинистическом рынке. У тех, кому посчастливилось приобрести их, нет желания с ними расставаться. Как правило, это фолианты, которые впечатляют изысканностью замысла и выполнения; художник продумал и неоднократно выверил в них каждую деталь, а каждое репродуцированное произведение представлено в самом выгодном для него ракурсе.

Украшением государственных и частных библиотек во всем мире стали оформленные Леонидом Андриевским альбомы, посвященные собраниям музеев западного и восточного искусства в Киеве и Одессе, альбомы «Крізь віки. Київ в образотворчому мистецтві ХІІ—ХХ століть. Живопис. Графіка» (1982), «Мистецтво, народжене Жовтнем. Українське образотворче мистецтво та архітектура. 1917—1987», «Світ очима народних майст­рів. Українське народне малярство ХVIII—ХХ століть» (1991), «Па­м’ятки книжкового мистецтва. Ук­раїнська рукописна книга» (1995), «На спомин рідного краю. Україна у старій листівці» (2000), «Не забудьте пом’янути… Шевчен­ківсь­ка листівка як пам’ятка культури. 1890—1940» (2004), монографическое исследование «Мистецькі роди України. Кричевські і українська художня культура ХХ століття. Василь Кричевський» (2004). Каждое из названных изданий стало этапным на пути развития украинского книжного искусства, а его автору принесло заслуженную славу, о чем свидетельствуют положительные рецензии, которые регулярно появлялись в прессе. Высо­ким признанием на государственном уровне стало присуждение в 1995 году Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко авторскому коллективу в составе Леонида Андриевского, Василия Отковича и Веры Свенцицкой за альбом «Українське народне малярство…».

Уже два десятилетия в Украине и за рубежом большой популярностью пользуется издание «Мистец­тво, народжене Жовтнем», достойно и неконъюнктурно представляющее украинское искусство ХХ века. О чем свидетельствуют все новые авторитетные отклики. Кроме чрезвычайно высокой художественной ценности этот альбом имеет и откровенно идейно-полемическую направленность. В 1980-е годы приходилось отстаивать право на возвращение в историю искусства умалчиваемых при тоталитарной системе имен: график Г.Нарбут, архитектор Д.Дяченко, художники школы М.Бойчука и другие. Более поздние этапы художественной поступи тогда были вне критики. В годы же «перестройки», «ускорения», «гласности» все делалось наоборот. Термин «метод соцреализма» стал чуть ли не бранным словом, а все, что было связано с ним, даже чисто исторически, некоторые слишком заполитизированные искусствоведы пытались перечеркнуть. Издание «Мистецтво, народжене Жовтнем» со всей убедительностью показывало антигосударственность и антинародность уси­лий последних. В значительной степени это заслуга именно Леонида Андриевского, который характерными для него средствами ярко раскрыл и подчеркнул художественную значимость произведений украинских художников и архитекторов периода 1960—1987 годов, когда творческий потенциал украинской нации не смогла нивелировать и затоптать советская антидемократическая система.

За весомый вклад в украинское искусство книги в 1998 году Леонид Андриевскому присвоено почетное звание народного художника Украины.

…Власть изменилась, меняются и мировоззренческие ориентиры наших современников. Видим другие «гримасы истории», другие трудности. В советские времена художники подвергались идеологическому давлению, а сейчас, можно сказать, физически-финансовому. Вот и у Леонида Андриевского возникли новые, неслыханные проблемы с переоформлением аренды творческой мастерской, в которой он работает уже два десятилетия (особенно плодотворный и значимый период с конца 1980-х годов). В ней создал свой лауреатский шедевр «Українське народне малярство». Не думал, не гадал ведущий художник книги, что в год, на государственном уровне объявленный Годом украинской книги, будет вынужден ходить по кабинетам управленцев и защищать свое право творить на двадцати метрах творческой мастерской...

* * *

65 лет — вроде бы и немало, но и немного. Время собирать камни еще не пришло. Однако эти годы у Андриевского настолько спрессованные и насыщенные, что одновременно вызывают и удивление, и уважение. И укрепляют уверенность, что еще не все сделано, впереди — новые творческие успехи. А следовательно — еще появятся на тысячелетних холмах нашего святого Киева новые рукотворные вершины Украинской Книги.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно