ЧЕМПИОНУ УЖЕ НЕ ДО СМЕХА

27 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 27 октября-3 ноября

Сыграно уже больше половины из 16 партий матча между Гарри Каспаровым и Владимиром Крамником, где ...

Сыграно уже больше половины из 16 партий матча между Гарри Каспаровым и Владимиром Крамником, где разыгрываются 2 миллиона призовых долларов и «не лицензионное» звание чемпиона мира, так как ФИДЕ определяет своего лучшего игрока по итогам чемпионата мира по нокаут-системе, и официальным обладателем шахматной короны является Александр Халифман из Санкт-Петербурга. С этой точки зрения очень интересны высказывания гроссмейстера Сергея Долматова в электронной газете «gazeta. RU».

— В этом матче не разыгрывается звание чемпиона мира, — говорит Долматов, — вполне возможно, что этот матч выявит сильнейшего шахматиста, но чемпион мира у нас Александр Халифман, победивший в Лас-Вегасе на первенстве планеты по нокаут-системе. В шахматах теперь все, как в спорте. Вот возьмем, к примеру, футбол. Чемпионом мира там является команда, которая победила на чемпионате мира, — сборная Франции. Но сильнейшей всегда считали Бразилию, и так будет еще очень долго. Другой пример из легкой атлетики. Там есть рекордсмены мира — те, у кого наилучшие достижения в этом виде спорта, а есть чемпионы мира, то есть те, которые получили этот титул в конкретном турнире. У Каспарова самый высокий рейтинг в мире среди шахматистов, но он не чемпион мира. Так к этому относится большинство шахматистов. Может быть, при помощи матчей, подобных проходящему в Лондоне, возникнет соответствующая система, будет определяться сильнейший шахматист мира. Но я лично за то, чтобы разыгрывалось звание чемпиона мира так, как это делается в ФИДЕ, когда подчеркивается, что шахматы — это спорт, для которого характерен элемент случайности. Ведь что значит определение «Каспаров — сильнейший шахматист»? С одной стороны, он объективно сильнейший и побеждал в матчах за это звание. Но на Каспарова работало огромное количество людей. Ведь шахматы — очень конкретный вид знаний, причем знаний специализированных. Один владеет информацией по дебютам, другой — по эндшпилю и так далее. И Каспаров получал эти знания от дру- гих. В этом смысле его звание сильнейшего — совокупный товар, некая торговая марка. Каспаров в этом смысле — глава фирмы, президент компании. Сейчас у Каспарова есть проблемы с секундантами. Причина заключается в том, что Гарри испортил отношения со многими своими бывшими помощниками и находится приблизительно в таком же положении, как в свое время Карпов при подготовке к матчам с Каспаровым. Грубо говоря, не всякий согласится работать с Каспаровым, зная его как человека. Следовательно, это и заставляет Каспарова обращаться за помощью к молодым. Была бы у него возможность — он пригласил бы других шахматистов.

Ну а пока суд да дело, пока шахматы сравнивают с футболом, образовалась ситуация, что матч может закончиться с чисто футбольных счетом 1:0 — ведь среди ничьих фигурирует всего один «гол», забитый Крамником. После девятой партии счет 5:4 в пользу претендента. Разница лишь в том, что первоначально Каспарову приходилось спасаться от неприятностей в ничейной гавани, а в последних партиях плохо приходится уже Крамнику. Апофеозом этой игры была ничья на одиннадцатом ходу по предложению Каспарова в их восьмой встрече — рекорд матчей на первенство мира. Гарри Кимович обещал объяснить причины, побудившие его так рано запросить мира после окончания матча. Подождем.

В десятой партии Каспаров потерпел неудачу на 25 ходу, а в одиннадцатой соперники согласились на ничью. Счет стал 6,5:4,5 в пользу Крамника.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно