БОЛЬШЕ ШКОЛ, ХОРОШИХ И РАЗНЫХ

22 августа, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 22 августа-1 сентября

Настали последние дни августа. Совсем скоро начнется нелегкая работа — учиться в школе, — одинаково ответственная и для детей, и для родителей...

Настали последние дни августа. Совсем скоро начнется нелегкая работа — учиться в школе, — одинаково ответственная и для детей, и для родителей. Нам, мамам и папам, небезынтересно будет узнать о том, какие сегодня существуют модели школьного образования и чем школы в разных странах отличаются от той, которую в свое время посещали мы.

 

Более трехсот лет назад на свете жил профессиональный педагог и несчастный человек — Ян Амос Коменский (1592—1670). При жизни судьба гоняла его с места на место, но еще неуютнее стало ему после смерти. Дело в том, что Коменский еще в ХVII веке подробно описал в своих трудах современную школу: урок, учебный год, четверть, звонок, учебник, дневник, наглядное пособие, парта, нагоняй от учителя, обязательные предметы для изучения et cetera.

Гуманист Коменский считал человека образом Божиим и был уверен, что ученик желает узнать о мире все. Поэтому в школе «по Коменскому» учителя впихивали в ребенка столько знаний, на сколько хватало сил. Сошедшая с конвейера в ХVII веке школьная система со временем износилась. Выяснилось, что человек — не образ Божий. Кроме того, информации о мире становилось все больше и чтобы преподавать ее ребенку, нужно было привязывать его к столу и стулу.

Износ модели Коменского наблюдал еще Лев Николаевич Толстой, когда подметил, что из десяти школьных учеников верный ответ на вопрос может дать только один. Точность эмпирических наблюдений Льва Николаевича подтвердил опрос Института Гэллапа в 1988 году: из 10 учеников, приходящих в школу, 9 являются туда только для того, чтобы отсидеть урок за партой и смыться.

Вся мировая педагогика ХIХ—ХХ веков пыталась тем или иным способом отправить модель Коменского в утиль. Это не удалось никому, но в Европе и США стало применяться множество параллельных педагогических моделей.

В этом отношении Украина так же, как и другие страны СНГ, уникальна: даже в частной школе и за большие деньги здесь невозможно учиться по системе иного типа, чем та, которая была создана в ХVII веке. На всем пространстве бывшего Союза действуют только несколько частных вальдорфских и Монтессори-школ. И хотя у нас были интересные «прорывы» к более современной педагогике, например — Сухомлинский или Шаталов, тем не менее при всем уважении к методу, их новации в отдельную образовательную систему они так и не переросли.

За рубежом, в частности в США, очень гордятся так называемой «школой свободного выбора». Разработанная Джоном Дьюи, она хороша тем, что дети в начале года выбирают предметы, которые весь год должны будут посещать в обязательном порядке. У этой модели, безусловно, есть явные плюсы, но есть и один существенный минус: современное содержание образования в такой школе находится на очень низком уровне. Мне приходилось по роду деятельности общаться с американскими школьниками. Полным потрясением для меня было услышать, что они не знают, кто такой Марк Твен, не говоря уже о том полном невежестве, какое проявляется ими по части знаний о других уголках мира. О европейских странах, с их географией и культурой, они имеют такое же представление, как о другой Галактике.

Особенность американской школы — узкая направленность на свою страну, на какую-то одну, максимум две дисциплины, полное отсутствие широкого диапазона знаний. До последнего времени наличие знаний по разным направлениям человеческой деятельности считалось даже лишним и вредным. Однако кризис американской школы последних лет показал, что «школа свободного выбора» тоже не является образовательной панацеей.

Для сравнения современных систем образования в разных странах предлагаю обратить внимание на достижения Японии. Японской системе начального образования всего 100 лет. Следуя западным образцам, во второй половине XIX века Япония стала единственной не западной страной, которая сумела провести модернизацию своего образования, не попав в зависимость от других стран. Японцы выбрали из различных систем, использовавшихся на Западе, наиболее приемлемое, и адаптировали под себя. Так, например, начальная школа в Японии включает кроме обязательных уроков — математики, каллиграфии, музыки, японского языка и компьютера — еще очень много внеклассных занятий, занимающих столько же времени, что и остальные уроки. Это плавание, английский, всевозможные частные уроки и занятия, развивающие ребенка.

Особое внимание следует обратить на то, что в начальных школах Японии, в классах для самых маленьких детей, еще в 80-х годах ввели компьютеры. Практически в каждом классе есть компьютер с подключением к местной сети и скоростным доступом в Интернет. Ученики младших классов, обучаясь основам пользования компьютером, собирают информацию через Интернет и по сети докладывают учителю, что нового они узнали через свою домашнюю страницу.

Для начальной школы разработаны специальные программы, обеспечивающие работу детей в группах, общение их по электронной почте с учениками других школ, создание баз данных. Кроме того, они изучают авторское право и правила использования ресурсов Интернета. Иными словами, здесь дети обучаются основам использования компьютера как средства получения информации.

Кроме компьютерной школы, в Японии процветает методика «открытой планировки». Открытая планировка, пожалуй, мечта любого непоседы, потому что она подразумевает отсутствие строгого расписания и занятия вне помещений. Классы в такой школе размещаются в просторном интерьере, разделенном разборными перегородками. При такой организации учебного процесса, когда нет стен и классы между собой находятся в постоянной связи, достигается эффект общительности и независимости. В школе «открытой планировки» отсутствуют звонки, возвещающие о начале или конце занятий. Японские педагоги говорят, что открытое пространство открывает и умы.

Еще одна модель, которую пытаются ввести сегодня в Украине и в России (правда, в старших классах) — это «школа-парк». Учителя в этой школе больше воспринимаются как наставники. Они ведут не уроки, а студии свободного посещения. Ученики гуляют по школе и наведываются к разным преподавателям. Подобный тип учебного заведения восходит к свободной и разновозрастной средневековой школе, из которой позднее, в ХIII веке, выросли первые европейские университеты. Неизвестно, привьется ли такой тип образования в нашей школе, но в некоторых коммерческих вузах он уже работает.

Проведя этот краткий обзор существующих моделей образования, можно с уверенностью сказать: школ должно быть много и разных, тогда будет из чего выбрать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно