БИСЕРНОЕ ЧУДО

25 апреля, 2003, 00:00 Распечатать

Если Украина дала миру писанку, то Буковина — особую писанку, из бисера, произведение уникальной бисерной культуры, присущей именно земле синих гор и буков...

Если Украина дала миру писанку, то Буковина — особую писанку, из бисера, произведение уникальной бисерной культуры, присущей именно земле синих гор и буков.

Впервые это радужное чудо Лариса Канюка увидела еще школьницей. Несколько старинных бисерных писанок подарила ей на добрую память супруга известного черновицкого священника отца Андрея Гриволя, тогда уже покойного. Венецианский жемчуг и стеклярус сверкали в удивительных узорах, более века не теряя сочности своих красок. Конечно же, яйцо с его хрупкой скорлупой не выдержало бы веса жемчужин, а потому бисерные писанки делались на деревянной основе, выточенной в безупречный овал и пропитанной особым смоляным раствором, на котором и держались крохотные стеклянные бисеринки.

Писанки вообще для Ларисы предмет особый. С ними связаны самые лучшие воспоминания детства, когда отец, который был священником, приносил их на Пасху домой полную корзину — дары благодарных прихожан, и Лариса играла ими дни напролет. А потом к ним в семью пришла горничной Цецилия Нимейчук — известная буковинская писанкарка, которой не было равных. Пани Цецилии в свое время заказал настоящую, то есть скорлупную, писанку сам буковинский митрополит Виссарион (было это еще при румынах, в 39-м году) и, заплатив мастерице большие деньги, попросил сделать как можно лучше, ведь предназначалась она в качестве пасхального дара румынскому королю Михаю и его венценосной семье. Ежегодно накануне Пасхальных праздников Цецилия торжественно начинала роспись ритуальных яиц, и те весенние вечера, когда из-под рук писанкарки при помощи ароматного воска, красок и безграничной фантазии рождались настоящие произведения искусства, превращались для Ларисы, которая, затаив дыхание, следила за этим чудом, в незабываемые минуты сопереживания высокого творческого вдохновения.

К писанкам Лариса Канюка вернулась спустя многие годы, отдав дань романтическому увлечению юности — археологии, которой бредила. Еще студенткой исторического факультета Черновицкого университета считала большим счастьем поехать на раскопки с профессиональными археологами. А на Буковине как раз начался настоящий археологический бум: на Днестре планировалось грандиозное строительство гидростанции, и большие земельные угодья со всем, что было на них и в них, подлежали затоплению. На территорию будущего водохранилища приехала работать археологическая экспедиция из ленинградского Эрмитажа, и Лариса выпросила место в ней, пусть даже простым чернорабочим.

Раскапывали сарматские курганы, которых немало на склонах Днестра. Древние могилы метров эдак с 20 в диаметре, завалены сверху каменными глыбами, которые предстояло разбирать. На том и закончилась для Ларисы вся романтика — она поняла, что археология не для женских рук. Потом работала научным сотрудником в Черновицком областном краеведческом музее и, ощущая непреодолимое влечение к народным промыслам, увлеклась лозоплетением, которое как раз начал возрождать в своей мастерской известный буковинский коллекционер и знаток народных промыслов Иван Снигур. Но лоза тоже повиновалась только силе и ранила в кровь руки тех, кто пытался укротить ее нрав. И тогда, заживляя раны на пальцах, Лариса вспомнила о подарке детства — бисерной писанке.

Сколько перечитала книжек, пересмотрела архивных документов, однако нигде не нашла ни намека на то, как сделать это чудо. Старшие люди в буковинских селах, к которым Лариса обращалась, надеясь все-таки что-то разведать из древних секретов бисерного ремесла, подтверждали: действительно, видели такие писанки. Но как на них держались жемчужины, не знал никто.

Пришлось устроить на дому настоящую лабораторию средневекового алхимика. В старых медных котлах не месяц и не два дымило и шипело смоляное варево, но эксперименты увенчались успехом. Лариса отыскала золото старинных рецептов изготовления основы под бисер. Теперь он мог держаться на дереве вечно. Древнее народное ремесло, граничащее с искусством, было воскрешено из небытия.

Сегодня Лариса Канюка, а она мастер народных промыслов в отделе прикладного искусства Черновицкого филиала Союза художников Украины — единственная в мире писанкарка жемчугом, работающая по только ей известной самобытной технологии и только с природными материалами, как когда-то в древности делали наши предки.

— Бисерная писанка встречается только на Буковине и только в селах под Черновцами, — рассказывает Лариса. — Это составляющая особой бисерной культуры, сложившейся именно в нашем регионе. В ней отразился менталитет наших людей: чтобы было много, с гонором и красиво. По этому принципу буковинцы обустраивали свою жизнь — работу, быт, одежду. Бисер как можно полнее отражал стремление к красоте и зажиточности. Изделия из него на удивление красивы, богаты и вместе с тем долговечны. Бисером вышивали ленту в свадебном венке невесты и шляпку замужней женщины в праздничном наряде. Чрезвычайно красивый вид имеют вышитые жемчугом рубашки, головные повязки-герданы, юбки-горбатки, кептари. Мужчины украшали ими пояса, футляры для карманных часов, считавшихся когда-то предметом роскоши. А писанки из бисера делали только по заказу, и стоили они немалых денег. Писанки были оберегами семейного счастья, символами благосостояния, их дарили в самые торжественные моменты жизни — при помолвке, на свадьбу, крестины — с наилучшими искренними пожеланиями, которые через закодированные символы непременно должны были сбыться.

Бисерные писанки Ларисы Канюки — взрыв радужных цветов, концентрация животворной энергии, переливы света на узорах из стеклянных бусинок. Их символика — солярные знаки, трипольский «бесконечник», стилизованные звезды, птички, цветы, одним словом — все, что связано в народном воображении с верой, счастьем, любовью.

От писанки, а она является частью пасхального ритуала, Лариса сделала следующий шаг в творчестве и начала изготавливать бисерные иконы, похожие на миниатюрные образки византийских смальтовых изображений Богородицы с младенцем-Спасителем на руках. В своих иконах мастерица придерживается всех церковных православных канонов, отдавая предпочтение двум колористическим направлениям: бело-перламутровому и характерной манере древневизантийских мастеров — лазурно-синему на золотом фоне.

Все в этом мире похоже на бисерные россыпи, собранные Мастером в удивительные узоры: водовороты атомов и созвездия галактики, слова и песни, цвет и звук. Лариса Канюка добавляет к мировой гармонии и красоте еще одно чудо — буковинскую бисерную писанку.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно