АЛБАНИЯ: ВАМ РЕБЕНКА? ПОДРОСШЕГО? НОВОРОЖДЕННОГО? ИЛИ ОЖИДАЕМОГО?..

19 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 19 мая-26 мая

Одна из итальянских газет рассказала о торговле детьми в Албании, предварив это повествование заголовком: «Двести долларов и телевизор за ребенка»...

Одна из итальянских газет рассказала о торговле детьми в Албании, предварив это повествование заголовком: «Двести долларов и телевизор за ребенка». Я решил сам проверить, так ли это, и отправился в Тирану.

...Отель Даити. «Приятель, хочешь поменять деньги?» - бросается ко мне молодой улыбчивый албанец. Сразу же появляется второй, третий... «А может нужна женщина?» - шепчут наперебой. Кроме этих «коммерсантов» гостиница просто кишит самыми разными представителями местной - и иностранной - мафии.

В Албании сегодня продается все. Еженощно на моторных лодках вывозят «блондинок», которых затем заставляют заниматься проституцией в европейских и азиатских странах. Процветает торговля наркотиками, которые прибывают сюда, в частности, из Турции. Отсюда следуют в Сербию продовольствие, бензин, оружие. Процветает торговля фальшивыми документами. Но одним из самых доходных видов бизнеса стала торговля детьми.

Посредник, занимающийся этим «делом», подошел ко мне в ночном клубе. Назвался Леонардом. Здоровенный мужчина с седыми волосами и иссиня-черными усами спросил: «Хочешь ребенка? Какого? Новорожденного или уже подросшего? Все сделаем, как скажешь. Хочешь, будущая мать приедет в Италию и родит в вашей клинике?» «А цена? - спрашиваю. «Договоримся. Если берешь здесь и везешь в Италию сам - тысяча долларов. Если хочешь получить его в Италии - две тысячи». Я поражен. Эти первые контакты с торговцами детьми мне кажутся просто чудовищными. Сказал, что подумаю.

Раздавленный впечатлениями, иду к коллегам - одна из итальянских газет выпускает в Тиране нечто вроде приложения на албанском языке. Разговариваю с редактором отдела хроники Карло Боллино. «Торговля детьми - это подпольный, но очень развитый рынок, - говорит он. - Есть подозрение, что малыши становятся также жертвами мафиози, занимающихся негласной торговлей человеческими органами, необходимыми для трансплантации».

Еще я узнал, что есть и иные способы купить ребенка. Достаточно пообещать молодой паре, которая жаждет покинуть нищую родину и за это готова пожертвовать собственным ребенком (таких пар здесь сколько угодно), что сделаешь им вызов в Италию. Затем подписываешь заявление, что берешь на себя обязательство предоставить в Италии работу таким-то и таким-то, а также небольшую сумму на переезд. Пара получает визу, приезжает на Апеннины, вручает тебе малыша - и исчезает. Конечно, они уже не вернутся в Албанию. Можно проделать то же самое, «пригласив» к себе беременную женщину, которая, родив ребенка, отдаст его и тоже исчезнет из поля зрения...

Эта ужасная торговля процветает не только в Тиране.

...Местечко Грамца, пять тысяч жителей, тридцать пять километров в сторону от столицы. Жалкие домишки без окон и дверей - вместо них зияющие проемы в стенах, и потому ледяной ветер свободно проникает внутрь. Большинство жителей ходит босиком. Посреди местечка - некое подобие площади: утрамбованная небольшая площадка. Здесь стоит покосившийся старый барак, где временами собирается молодежь, которой абсолютно нечего делать. Работы в местечке никакой, разве что сезонная, на полях.

Мы приехали в Грамцу с посредником Леонардом, тем самым, что подходил ко мне в ночном клубе. Оглядевшись, Леонард свистит. Появляется староста. «Иностранцы купили бы ребенка», - сообщает ему Леонард. В мгновение ока площадь заполняется людьми с детишками всех возрастов. Матери и родственники буквально умоляют забрать их чадо и увезти отсюда: «В Италии они будут спасены, а здесь у них нет будущего». Все это похоже на рынок рабов. Ужасно, но это так.

Ходят ли дети в школу? Да, отвечают мне, ходят, но ни учебников, ни тетрадей у них нет. Мы видели и школу. Такая же хижина, как и все, без окон и дверей. В классах пусто - не то что парт или столов, нет даже скамеек ни для учеников, ни для учителей. Едят дети раз в день - лук, шпинат и хлеб, у кого он есть. Когда они вырастут, те, кому очень повезет, могут рассчитывать на работу на какой-нибудь фабрике за тридцать долларов в месяц (минимум, необходимый, чтобы не умереть с голоду). Другим придется как-то изворачиваться. Или эмигрировать.

Падре Эрнесто Сантуччи, иезуит, приехал в Албанию, чтобы построить здесь церковь. В результате построил семь - все в окрестностях Тираны, в тех местах, где стояли когда-то церкви, разрушенные коммунистическим режимом. «Албанцы - верующие люди, это голод толкает их на проступки и преступления. Жизнь здесь ужасна.

Я постарался сделать так, чтобы около церквей были построены амбулатории или пункты врачебной помощи. В особо тяжелом положении находятся дети. Они страдают от истощения, пьют воду из зараженных колодцев, болеют самыми разными болезнями». То, что делают Сантуччи и еще трое иезуитов, живущие в Тиране, - капля в море....

...Тирана, квартал на промышленной периферии города. Когда-то здесь функционировала фабрика трикотажных изделий. Потом она была остановлена, все разграблено, разбито. В жалкой лачуге, похожей скорее на нору, чем на человеческое жилье, Артур Лагани, 28 лет, и его жена Шпреза Мета, 26 лет, протягивают мне свою пятимесячную дочку Паолу. Меня познакомил с этой парой их приятель, с которым я случайно встретился и разговорился в гостинице. Они согласны отдать мне ребенка за 250 долларов и работу в Италии. Молча протягивают мне паспорта для оформления. Раньше он работал на фабрике, теперь работы нет. Она занималась спортом, а за это не платили. Молодая, красивая пара. Угнетенные, раздавленные ужасной жизнью люди.

Спрашивают, что будет с их девочкой, смогут ли они когда-нибудь увидеть ее. «Нет, - говорю им. - Вы приедете в Италию и привезете ребенка. Но больше уже никогда ее не увидите». Они согласны. Хотя знают, что даже если им сейчас и дадут визу, то потом они все равно окажутся в Италии на положении «нелегалов». Отчетливо понимают, что обеспечивают свое будущее, продавая собственного ребенка. Но тем не менее не колеблются ни минуты, только мать роняет несколько слезинок, но уже скоро начинает улыбаться... Мне все это отвратительно, я хочу скорее уехать.

Покидая «Орлиную землю», как называют свою страну сами албанцы, я навсегда уношу в сердце взгляд маленькой Паолы. От бессильной ярости хочется кричать....

P.S. История маленькой Паолы, которую родители готовы были продать, получила неожиданное продолжение. После опубликования репортажа, его автор и редакция «Оджи» получили много откликов своих читателей. А жительница Неаполя Имма Пемпинелло, 50 лет, мать двух уже взрослых дочерей, выразила желание удочерить албанскую девочку. Вместе с журналистом она побывала в Тиране. При встрече с родителями Паолы Пемпинелло сообщила им о своем намерении. Пока же пятимесячная Паола останется с родителями, а итальянская «мама» будет помогать им.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно