ЗАЧЕМ УКРАИНЕ «ЛАСТОЧКИНО ГНЕЗДО» В АНТАРКТИДЕ?

12 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 12 мая-19 мая

С затянувшейся историей о передаче Украине британской антарктической станции «Фарадей» наш уважаемый читатель уже достаточно осведомлен из предыдущих публикаций...

С затянувшейся историей о передаче Украине британской антарктической станции «Фарадей» наш уважаемый читатель уже достаточно осведомлен из предыдущих публикаций. Последняя из них была приурочена возвращению двух украинских полярников, побывавших на станции с целью ознакомления с ее техническим состоянием и условиями работы. На состоявшемся по этому поводу в Центре антарктических исследований (ЦАИ) брифинге превалировали восторженные впечатления наших полярников об «антарктической Швейцарии» и прочих невиданных прелестях цивилизации во льдах. Обещание руководства ЦАИ высветить «подводные рифы и течения вокруг этой проблемы» свелось, собственно, к главному камню преткновения — правительству, которое «почему-то медлит с подписанием соответствующего соглашения».

Украинцы, как известно, не новички в Антарктиде. Осваивать ее они начали еще в 1911 году вместе с экспедицией Роберта Скотта. Одна из антарктических бухт носит имя полтавчанина Антона Омельченко. О советском же времени и говорить не приходится: почти в каждой полярной экспедиции работали наши соотечественники. Есть в этой антарктической летописи и печальная страница: при строительстве станции «Мирный» погиб наш земляк Иван Хмара. Двухтомный «Атлас Антарктиды» — в основном труд украинских ученых. Кроме признанных научных достижений в исследовании ледового материка, Украина располагает лучшими в мире транспортными средствами для работы в полярных широтах — вездеходом «Харкiв’янка» и специально созданным для полярных условий самолетом Ан-74.

Поэтому вполне закономерно, что после обретения Украиной независимости была выдвинута идея о продолжении в южном регионе самостоятельных исследований. Какие интересы преследует при этом наше государство, как и те, кто уже прочно «застолбил» там свое присутствие и успешно осваивает ледовый материк, нашему читателю, по видимому, объяснять не надо. Да об этом уже достаточно было сказано в публикациях «ЗН», касающихся вопросов передачи Украине английской антарктической станции «Фарадей».

Поскольку попытка получить от России под юрисдикцию Украины одну из законсервированных бывших советских станций не возымела успеха, было решено осуществить самостоятельную украинскую антарктическую экспедицию. С этой целью при президиуме Национальной академии наук Украины в 1992 году создан Межведомственный антарктический комитет. На первом его заседании было принято решение о создании Центра антарктических исследований (ЦАИ) с правом юридического лица. Директором ЦАИ избран зам.директора Института геологических наук НАН Украины, доктор геолого-минералогических наук П.Гожик, заместителями — кандидат геолого-минералогических наук С.Гуридов и бывалый полярник Ю.Оскрет, ученым секретарем кандидат географических наук В.Шевченко.

Последующие события полностью переориентировали деятельность ЦАИ. В октябре 1993 года от Великобритании было получено неожиданное предложение о передаче Украине антарктической станции «Фарадей». Отложив в сторону создание национальной программы антарктических исследований и решение о проведении самостоятельной украинской антарктической экспедиции, ЦАИ вскоре все усилия направил на получение этой станции и, естественно, на поиск путей получения средств из госбюджета для работы на ней.

С процессом вхождения ЦАИ в программу «Фарадей» не все были согласны в Межведомственном антарктическом комитете (МАК). В виду тяжелого финансового положения государства программе «Фарадей» сначала отводилась второстепенная роль.

Тем временем были созданы АО «Украинский антарктический фонд» (УАФ) и общество с ограниченной ответственностью «Украинская антарктида». Как сказано в уставе УАФ, фонд создан «с целью накопления средств для финансирования и проведения украинских антарктических экспедиций, а также для поддержки других государственных или не государственных программ, связанных с изучением и освоением Южного полярного региона».

Ориентация только на станцию «Фарадей» принесла большой вред, считают специалисты УАФ, поскольку были отключены практически все альтернативные схемы исследований и силы, берущиеся их выполнять. В результате такой переориентации МАК фактически не работает. В самом же ЦАИ произошел раскол: из его состава вышли сторонники идеи самостоятельного развития украинских антарктических экспедиционных исследований. Таким образом, решение по «Фарадею» принималось в узком кругу, без обсуждения в МАК.

По мнению специалистов Украинского антарктического фонда, путь в Антарктиду через «Фарадей» хоть и кажется заманчивым, однако только на первый взгляд. Украина не готова принять предложенную англичанами станцию, несмотря на то, что это, как говорится, и дареный конь. Но даже дареного коня нужно кормить. А это, по приблизительным подсчетам, 800 тысяч долларов в год. Бюджетных средств на это, во всяком случае на нынешний год, в Украине нет.

На государственном уровне не проводилось экспертных оценок по станции, экологических заключений по площадке, где она размещена, вообще, никаких серьезных проработок в этом вопросе не предпринималось. Мол, дареному коню в зубы не смотрят.

Но... Одним из главных условий передачи станции «Фарадей» является то, что Украина должна продолжать английскую программу по ионосферным, магнитным и геодезическим исследованиям в течение 10 лет. Попадая таким образом под пресс обязательной программы и международной ответственности, Украина должна будет ежегодно финансировать из бюджета работу полярников на станции.

Существует еще и политическая подоплека в данном вопросе. Место, где размещена станция «Фарадей» — это островной край (северная окраина Антарктического полуострова), в котором уже много «старожилов». В этом районе находится 17 антарктических станций. Причем вероятность такова, что лет через десять здесь будут целые города. Уже сейчас чилийские и аргентинские станции напоминают поселки. И через какое-то время станция «Фарадей» будет похожа здесь на всем известное «Ласточкино гнездо». А это означает, что с полуострова, насыщенного станциями, очень трудно говорить о перспективе выхода на материк.

Необходимо напомнить, что одной из причин, побудивших англичан отказаться от этой станции, является отсутствие аэродрома и невозможность его построить в районе размещения «Фарадея». Случай гибели от болезни английского полярника, к которому вовремя не подоспела медицинская помощь, был расценен, как национальная трагедия.

— Одним словом, вопрос о станции «Фарадей» очень «сырой», непроработанный, — считает президент Украинского антарктического фонда Сергей Гуридов. — Этого не было бы, если б работал Межведомственный антарктический комитет, была разработана украинская программа антарктических исследований. Тогда бы, конечно, принимать станцию со слов двух-трех человек не стали. По-моему убеждению, в этом вопросе ярко отразились старые механизмы принятия решений.

Как стало известно из официальных источников, сейчас дело идет к подписанию межправительственного соглашения о передаче-принятии станции «Фарадей».

Кто в данной ситуации будет «на коне»? Конечно, БАС (Британская антарктическая служба) — уверены специалисты УАФ. Она освобождается от обузы, развязывает себе руки (финансово) для выхода на континент. Туда все уважающие себя страны стремятся, достаточно лишь окинуть взглядом карту Антарктиды, чтобы в этом убедиться. Взяв станцию вроде бы в подарок, Украина вскоре поймет, что БАС нашла себе бесплатную рабочую силу в лице наших полярников. А платить-то будем мы.

— Почему было не проработать другие варианты получения станции? К примеру, на бартерной основе, чтоб она не стала для нас обузой, — недоумевает Сергей Гуридов. — Можно было бы продолжить работу с Россией на предмет передачи одной из станций. То, что со стороны России получено одно письмо — отказ в передаче, — считаем частным решением. Ведь на правительственном уровне этот вопрос не решался. По-видимому, нужно было искать более оптимальные варианты, которые бы дали по возможности быструю отдачу и при этом не рассчитывать только на бюджетные средства.

Главное сегодня для Украины в плане антарктических интересов присутствовать в Южном полярном регионе, работать там сезонно — считают в Украинском антарктическом фонде. Нужно осваивать моря, ловить рыбу, накапливать средства для последующего освоения континента, а не ориентироваться на затратные механизмы антарктических исследований.

Чем же ныне занимается Украинский антарктический фонд? Зарабатывает и накопляет средства, заключает договора на выполнение научно-исследовательских работ. Создан научно-экспедиционный центр «Київ», который занимается разработкой и изготовлением различного экспедиционного инвентаря. В ближайших планах УАФ — осуществление научно-промышленной экспедиции в Антарктику.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно