Взгляд. Украина на карте научного мира

20 мая, 2011, 13:41 Распечатать Выпуск №18, 20 мая-27 мая

Практически все правительства новой Украины демонстрировали свою приверженность инновационному курсу развития страны.

© clip.dn.ua

Практически все правительства новой Украины демонстрировали свою приверженность инновационному курсу развития страны. Не стал исключением и нынешний президент Украины, определивший амбициозную цель — до 2020 года вывести Украину в число лидеров среди стран мира. Очевидно, что достичь этой цели невозможно без современных науки и образования, используя их потенциал для развития украинского бизнеса, базирующегося на высокотехнологическом производстве. По словам высоких должностных лиц, Украина имеет мощный научный и образовательный потенциал для решения поставленных задач, проблема только в финансировании. Непосвященному трудно проверить справедливость этих утверждений, поэтому попробуем разобраться в нынешнем положении вещей и возможных путях решения неединичных проблем.

Любая успешная научная и образовательная деятельность ведется в тесном сотрудничестве с коллегами внутри страны и за границей, она включает общение (как личное, так и путем публикаций), а также участие в образовательной деятельности для подготовки следующих поколений исследователей, преподавателей и высококлассных специалистов. Одним из самых важных результатов такой деятельности являются качественные научные публикации, свободно доступные коллегам для обмена новой информацией и ее критического осмысления. Именно генерация, доступность и эффективный взаимообмен научной и образовательной информацией внутри страны и с внешним миром являются ключевыми для того, чтобы утверждать, что страна имеет современную науку и образование, потенциал для их развития. К сожалению, если исходить из этих критериев, то, несмотря на попытки украинских высоких должностных лиц демонстрировать прогресс, украинские образование и наука находятся преимущественно в состоянии упадка на задворках научного мира.

Чтобы прийти к такому выводу, достаточно ознакомиться с отчетом SIR World Report 2010, обнародованным в конце 2010 года авторитетной организацией SCImago Research Group. Отчет, составленный на основе базы данных Scopus, содержит количественные данные для 2833 учреждений во всем мире относительно публикаций и их цитирований в период 200–2008 гг. Кроме того, указанная группа принимает участие в развитии нескольких средств информационного анализа для оценки влияния научных журналов стран SCImago Journal & Country Rank. Результаты более подробного анализа с использованием нескольких критериев для периода 1996–2009 гг. есть в открытом доступе и предназначены для использования политиками, администраторами, исследователями, СМИ и заинтересованными гражданами для сравнения исследовательской активности многих стран и их учреждений.

Таблица 1 содержит итоги научной деятельности на основе SCImago Country Rank по критерию количества публикаций в известных научных журналах в период 2004–2008 гг. с целью сделать возможным сравнение с обнародованным отчетом SIR World Report 2010. Данные в таблицы сгруппированы по странам, с которыми Украина имеет общую границу; бывшими республиками СССР, другими странами, что может быть полезным для дальнейших выводов и сравнений.

Если брать абсолютные результаты, то для Украины они в целом неплохие. Впрочем, картина существенным образом меняется, если ввести относительный критерий и проанализировать количество научных публикаций за анализируемый период из расчета на один миллион населения страны, что и приведено в последнем столбике таблицы. Этот критерий свидетельствует не только об уровне науки и образования определенной страны, но и опосредствованно об их влиянии на уровень развития общества. Как видим, Украина отстает от большинства своих соседей, заняв седьмое место среди стран — бывших республик СССР, и у нее на порядок слабее отдача по сравнению с ведущими странами мира. Можно порадоваться за страны Прибалтики, которые благодаря умело проведенным экономическим реформам сумели сохранить и приумножить свой научный потенциал, оказавшись среди европейских стран.

Неутешительный вывод о нынешнем положении с научными публикациями усиливается, если проанализировать относительную динамику их изменения по годам, взяв, например, за точку отсчета 1996 год — первый год, доступный в базе. Соответствующие данные для нескольких стран приведены на рис. 1. В частности научная отдача Украины и России демонстрирует признаки стойкой стагнации — в отличие от динамического развития, присущего Германии, Венгрии, Польше и особенно Египту, о чем более подробно будет говориться ниже.

Результаты подробного анализа для Украины, сделанного на основе отчета SIR World Report 2010, приведены в таблице 2. Среди огромного количества исследовательских и образовательных учреждений Украины только восемь из них прошли решето отбора и имеют хоть какую-то заметную научную отдачу. Следует заметить, что Харьковский университет им. В.Каразина после переименования в «национальный» существует в базе как два отдельные учреждения, поэтому для исправления этой неточности соответствующие данные объединены в одной строке.

Вне сомнения, Национальная академия наук Украины делает самый большой вклад в «научную отдачу» Украины (см. табл. 1), а вот другие отраслевые академии, имеющиеся в Украине, практически отсутствуют в научном пространстве. (Поэтому у плательщиков налогов закономерно мог бы возникнуть вопрос: а надо ли за счет бюджета содержать, например, Академию правовых наук? И не эффективнее ли было бы перевести финансирование отраслевых академий на грантовую основу? И вообще, существуют ли в мире академии правовых наук?) Среди других организаций, причастных к созданию имиджа Украины в научном мире, представлено только семь университетов, остальные не имеют практической научной ценности. SIR World Report предлагает для сравнения разных научных учреждений использовать дополнительные критерии, а именно доля публикаций, выполненных в сотрудничестве с иностранными партнерами (IC, табл. 2), доля публикаций, напечатанных в топовой четверти журналов соответствующего профиля (Q1, табл. 2), и влияние на научный мир по отношению к среднемировому, которое выбрано как единица (не отображено в таблице, самое высокое значение 0,57 для Украины имеет ХНУ им. В.Каразина). Для того чтобы иметь определенную точку отсчета и представления об этих параметрах, следует ознакомиться с соответствующими данными для Польши (табл. 3), которая в свое время имела едва ли не худшие стартовые условия по сравнению с Украиной, а теперь у нее в три раза выше научная отдача (табл. 1) и 50 (!) число учреждений, включенных в SIR World Report 2010.

Следует особенно заметить, что подобно НАН Украины Польская академия наук (ПАН) делает самый крупный вклад в научную сокровищницу страны. Самый крупный, но в отличие от Украины не решающий, поскольку значительное количество исследований Польши ведется в относительно небольших учреждениях, содействуя равномерному распространению знаний в обществе. В соответствии с годовым отчетом ПАН за 2009 год, в 2008 году она имела в своем составе семь научных подразделений (социальные науки; биологические науки; математические, физические и химические науки; технические науки; аграрные, лесные и ветеринарные науки; медицинские науки; науки о Земле и горных науках). Как видим, в состав ПАН входят подразделения, которые в Украине имеют статус академий, при этом эффективность деятельности ПАН существенным образом превышает соответствующее значение для НАНУ. Так, данные таблиц 2 и 3 показывают, что оба учреждения имеют близкие научные отдачи, но при этом количество высококачественных публикаций научных работников ПАН почти вдвое выше. При этом, в соответствии с годовым отчетом ПАН в 2008 году, здесь работало свыше восьми тысяч научных сотрудников с бюджетом всей организации 957,3 млн. злотых. Соответственно в НАНУ количество научных сотрудников составляла 19818 и бюджет — 2509,9 млн. грн. (обменный курс к тому времени был около 2 грн./злотый). Эти данные однозначно свидетельствуют, что в действительности дело не в размере финансирования украинской науки и образования, а в эффективном использовании полученных средств. По свидетельству экспертов — успешных украинских научных сотрудников, при существующей системы распределения средств даже неоднократное увеличение финансирования не приведет к существенному улучшению ситуации в целом.

Отдача со стороны наилучшего в Украине университета — Киевского национального имени Т.Шевченко — тоже значительно меньше по сравнению с польскими высшими учебными заведениями. Это является следствием примитивного менеджмента наших университетов, который почти не изменился с советских времен и основной чертой которого является распределение заработной платы между сотнями сотрудников так называемой научно-исследовательской части в соответствии с желанием руководства университетов. При этом администрация почти не уделяет внимания изучению и практическому воплощению передового опыта зарубежных научно-исследовательских университетов. Ученым просто невыгодно, и они в большинстве своем и не умеют внедрять собственные прикладные разработки в производство на коммерческой основе, потому что от этого не зависит их зарплата и официальный статус учреждения. Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины мало интересует то, что штатные преподаватели любого украинского университета имеют колоссальные «горловые» нагрузки и обязаны писать великое множество ненужных отчетов, из-за чего не остается времени для настоящей науки, а не ее имитации. Для возрождения научной среды в университетах нужны четкие критерии и условия, а также хотя бы минимальная материальная база для студентов и преподавателей, которая нуждается в закупке оборудования или решения, например, проблемы прекурсоров. Если это тяжело удается наилучшему университету Украины, то что уж говорить о других, «провинциальных» учебных заведениях?

Ситуация в академических учреждениях не намного лучше. Нынешняя форма организации НАН Украины является рудиментом бывшей советской системы, направленной преимущественно на быстрое освоение средств. Так, в соответствии с уставом НАНУ, действительными членами избираются ученые, «сделавшие выдающийся вклад в развитие соответствующих направлений науки», а членами-корреспондентами — те, кто «обогатил науку выдающимися достижениями». Согласно этому же уставу члены НАН Украины имеют преобладающее право на предоставление им условий для осуществления научных исследований в учреждениях НАН Украины, и только они имеют право принимать участие в управлении делами академии. По состоянию на 1 января 2008 г., НАНУ имела в своем составе 182 действительных членов (академиков) и 343 членов-корреспондентов. За эти академические звания каждый из них пожизненно получает доплату (!) в размере 5112 и 3400 грн. соответственно. По экспертным оценкам, общая сумма выплат со стороны бедного государства для этой категории ученых, наделенных властью и полномочиями, может превышать доходы, типичные для директоров западных исследовательских учреждений. Но, если на практике проанализировать достижения многих членов НАН Украины, то возникает множество вопросов относительно их «выдающихся вкладов» и «выдающихся достижений» в науке. Так, Национальная библиотека имени В.Вернадского ведет и обнародует на своем веб-сайте рейтинг топ-100 научных сотрудников Украины по показателям наукометрической базы данных Scopus. В базе представлена действительно элита Украины — это ученые, печатающие свои работы в ведущих научных изданиях мира, чем привлекают внимание коллег, о чем свидетельствуют цитирование их статей. Среди них на данное время немного более 20 членов НАН Украины. А где все остальные из почти пятисот, на содержание которых тратятся бюджетные средства, — вопрос открытый.

Фактически разветвленная система государственных академий Украины вместе с университетами существует только для создания иллюзии в окружающем мире, что Украина имеет мощные науку и образование. Единичные исключения в виде успешных научных сотрудников только подтверждают это правило. Последствием имитации научной и образовательной деятельности является практическое отсутствие реально действующей экспертной среды. А признанные властью «эксперты» могут легализировать любые разрушительные для общества прожекты взамен на бюджетные выплаты или льготы.

Отдельная тема — выдача дипломов о высшем образовании и научных дипломов чиновникам, что превратилось в позорную кормушку для большого количества псевдопросвещенцев и псевдоученых. В Украине действует постановление Кабинета министров Украины от 30 августа 2002 г. №1298, в соответствии с которым кандидат наук, даже не работая на научной или преподавательской должности, может рассчитывать на надбавку в предельном размере 15% должностного оклада (ставки заработной платы), а доктор наук — 25%. Нетрудно понять, что суммы, идущие на выплату надбавок этой многотысячной армии «одаренных» научными степенями, могут превышать суммы зарплат работающих научных сотрудников.

Попробуйте теперь пофантазировать о том, как побороть гидру коррупции и связанную с ней неэффективность государства Украина, если бы у кого-то из наделенных властью высоких должностных лиц действительно появилось желание навести порядок в этой сфере.

Во-первых — это прозрачность финансовых потоков и принятых решений от самого высокого до самого низкого уровней, доступных для ознакомления каждому. Открытая интернет-система должна работать по принципу, аналогичному  тому, как это предлагает Т.Монтян для регистрации имущественных прав (см. «Опорно-недвижимый аппарат», ZN.UA №14, 2011 г.).

Во-вторых, должна заработать экспертная среда со следующим отбором и продвижением наиболее успешных научных кадров на основе четко определенных критериев, где среди прочих — обязательное наличие публикаций в международных изданиях, непосредственное участие в научных исследованиях и свободное владение английским языком, как необходимое условие того, чтобы достойно чувствовать себя в международном сообществе.

Отдельный вопрос — преобразование НАНУ в действенную научную структуру авторитетных ученых без каких-либо льгот и привилегий, демократизация устава НАНУ с реальной возможностью для успешных научных сотрудников быть привлеченными к принятию текущих и судьбоносных решений.

В-третьих, без наличия доступного исследователям современного оборудования с инфраструктурой его поддержки нечего говорить об инновационном развитии государства. Едва ли можно серьезно относиться к сумме 185627,8 млн. грн., выделенной в 2008 году на покупку оборудования, материалов и приборов для потребностей всей НАНУ.

Последнее, и не менее важное: наведение порядка с журналами, на основе публикаций в которых можно защищать диссертации. Сокращение их числа, публикации преимущественно на английском языке и размещение в Интернете электронных версий — это болевые, но нужные решения, которые помогли бы исправить ситуацию.

Если предыдущие пункты зависят от доброй воли наделенных властью высоких должностных лиц и от изменений законодательства (в чем существуют большие сомнения), то на низовом уровне можно предложить ряд шагов, которые можно и следовало бы реализовывать в образовании и науке собственными силами, без ожиданий помощи свыше. Прежде всего для Украины сейчас является критически важным импорт знаний для восполнения утраченных возможностей и развития собственных технологий, что невозможно без изучения и активного использования английского языка. Для этого, в частности, нужна доступная для всех научных сотрудников подписка на электронные версии ведущих научных журналов.

Также обратите внимание на рис.1 и стремительное развитие отдачи египетской науки. Автору в свое время представился случай посетить один из университетов в глубинке Египта, и он убедился, что уровень оборудования лабораторий там не хуже того, который есть в Украине, а свои результаты они печатают на английском языке преимущественно в международных изданиях. Во время общения с коллегами оказалось, что необходимым условием получения диплома о высшем образовании или научной степени в естественных науках является написание всей работы на английском языке с краткой аннотацией на арабском. Кроме того, в стране работает система отбора талантливых молодых людей, которым предоставляется возможность получить гранты на поездку за границу для стажировки или получения научной степени. Очевидно, что такие относительно мало затратные шаги привели к стремительному росту качества научной продукции, свидетельством чего является несколько Нобелевских лауреатов, которые учились в Египте или родом из этой страны.

Другое важное направление — популяризация научного мнения в обществе, развенчание лженаучных представлений и предрассудков. НАН Украины самоустранилась от участия в этой деятельности, и к тому же разрешила работать под своей крышей аферистам, которые ведут открытую антинаучную пропаганду. В информационном пространстве Украины из-за упомянутой бездеятельности практически нет научно-популярных программ, публичных лекций и журналов, хотя еще есть люди, готовые доносить знания до подрастающего поколения. В Германии, например, очень популярны технические музеи (см., напр., этот), где на простых моделях объясняется история открытий и явления окружающего мира. Автор несколько раз принимал участие в увлекательных фестивалях науки в Германии, где научные сотрудники с помощью демонстрации простых и ярких экспериментов, которые проводятся в исследовательских институтах, пробуждают интерес молодежи к знаниям, образованию и науке, пополняя таким образом свои ряды новыми исследователями.

Неужели все это так сложно? Амбициозная цель 2020 года остается пока что только провозглашенной мечтой...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно