Владимир Боднар: "Сайенс-арт — это бомба замедленного действия, заложенная в ороговевшую ткань позитивной науки"

12 августа, 2016, 23:00 Распечатать Выпуск №28, 13 августа-19 августа

Еще во время обучения в университете он начал делать перфомансы и интерактивные инсталляции, применяя биологические технологии и даже не подозревая, что занимается биоартом. Теперь он готовит новые проекты и хочет создать школу биоискусства, поскольку уверен: благодаря этому напрямую можно изменить шаблоны в понимании того, чем являются наука и искусство. Итак, о неординарном восприятии науки и почти неизвестном в Украине биоарте беседуем с Владимиром.

Молодой художник-биотехнолог Владимир Боднар считает науку особым видом искусства

Еще во время обучения в университете он начал делать перфомансы и интерактивные инсталляции, применяя биологические технологии и даже не подозревая, что занимается биоартом. Теперь он готовит новые проекты и хочет создать школу биоискусства, поскольку уверен: благодаря этому напрямую можно изменить шаблоны в понимании того, чем являются наука и искусство.

Итак, о неординарном восприятии науки и почти неизвестном в Украине биоарте беседуем с Владимиром.

— В научном и художественном мире нет единого видения, что считать биоартом. Так какие произведения можно отнести к биоискусству, в чем их особенности и специфика?

—Биоарт — это художественная практика, когда художник использует живые или квазиживые объекты и биологические явления как соавторов или как инструменты реализации творческого замысла. Для достижения художественного эффекта применяются биотехнологии и достижения современной медицины. Часто художник пользуется даже собственным телом, особенностями его биологических процессов. Например, Эдуард Кац вводит себе в ткани капсулу времени, Стеларк выращивает на руке третье ухо, Наташа Вита-Мор искусственно увеличивает костную плотность.

Особое и наиболее контраверсионное место в биоарте занимает конструирование новых живых форм: мутантов, химер, генетически модифицированных организмов с новыми эстетическими показателями или функциональными возможностями. Скажем, растения, которые светятся в темноте, напоминая хозяевам, что их нужно полить, бабочки с буквами или рисунками на крыльях и т.п.

Кроме того, биоартом можно считать также проекты, имитирующие жизнь, компьютерные имитации эволюции и генетических процессов. Использование ДНК в кодировании информации, преобразование последовательности нуклеотидов на разные аудио- или визуальные произведения также будут биоискусством.

Относительно того, что считать биоартом, иногда ведутся дискуссии: довольно трудно отличить научный проект от биоискусства.

— Что известно о первопроходце биоарта и в чем заключается концепция его произведения? Насколько это событие стало резонансным?

— Название "биоарт" впервые начал активно использовать в конце 1990-х Эдуардо Кац. Но первые произведения биоискусства появились намного раньше. Вспомним хотя бы известного биолога, изобретателя антибиотиков Александра Флеминга. Он "выращивал рисунки" еще в начале 1930-х. Колонии бактерий образовывали визуальные образы, вырастая на пропитанных питательными средами субстратах. Такого вида биоискусство сегодня уже не производит сильного впечатления. Подобные эксперименты ради развлечения делают студенты-биологи. В современном произведении ценится, скорее, оригинальность идеи, а не эстетическая привлекательность. А вообще желательно, чтобы это был медиа-сайенс-арт. Тогда это действительно успех.

— Какие ученые или художники удивили мир наиболее оригинальными произведениями за относительно непродолжительное время популярности направления? В чем важность этих работ, с научного и художественного взглядов?

— Таких произведений много. Я, возможно, вспомню несложные для понимания неподготовленного человека. Самой эпатажной является работа Стеларка. Австралийский художник "вырастил" на своей левой руке ухо. Проект не закрыт — ухо постоянно модернизируется. Оно стало достоянием человечества — каждый желающий может онлайн слышать все, что воспринимает это ухо: лекции, концерты, разговоры. А спустя какое-то время оно будет говорить голосами интернет-пользователей.

Интересный проект 2008 г. под названием "Кожа без жертв". Люди предпочитают хорошо одеваться, но не хотят, чтобы из-за этого страдали другие живые существа. Биотехнологии предлагают выход — выращивать кожаную одежду. Публика может видеть, как растет квазиживой миниатюрный "кожаный жакет", созданный из специальных клеточных линий фибробластов мыши и эпидермальных клеток человека. Эти межвидовые биологические материалы с помощью специальной технологии создавали ткань живых клеток. Они росли на трехмерной биологически инертной основе, вроде вешалки. Ткани оставались живыми и набирали биомассу, используя питательную среду и гормоны роста. Поскольку процесс роста был основным для этой инсталляции, "жакет" был перемещен в стеклянный стерильный инкубатор.

Наделала шуму робота Эдуарда Каца с трансгенным GFP-кроликом, который светился. Проект вызвал неоднозначную реакцию в обществе: поднялась даже волна биоэтических движений. Работа важна, прежде всего, тем, что стирает грани между научным и художественным дискурсами. Имеем два объекта, которые по технической манере исполнения идентичны: GFP-кролик и GFP-рыбки. GFP — это аббревиатура, означающая зеленый флуоресцентный протеин. Таким образом, протеин появляется у животных благодаря биотехнологическим манипуляциям, из-за чего шерсть и чешуя светятся. Однако кролик — детище биохудожника, и именно поэтому он считается произведением искусства. Зато GFP-рыбок создали исследователи Сингапурского университета, когда пытались изобрести новый метод для мониторинга загрязнения водоемов. И этих рыбок никто не позиционирует как художественное произведение. Интересно, правда?

Среди музыкальных поисков биоискусства, считаю, был мощным, по уровню 2000 г., "Проект "Геном музыки", с аллюзией на грандиозную научную работу "Проект "Геном человека". Благодаря последней человечество получило карту своего генома, со всеми нуклеотидными последовательностями ДНК. Символично представленные последовательности получали в результате секвенирования человеческой ДНК с помощью методов молекулярной биотехнологии. Они есть в свободном доступе электронной базы данных генетических библиотек, и каждый может использовать их для любых целей. "Проект "Геном музыки" создавался на базе таких нуклеотидных последовательностей. Cонификация ДНК происходила благодаря компьютерной программе, которая по определенному алгоритму перекодировала генетические последовательности в музыкальные тоники.

Сейчас легко сонифицируются разные данные. Например, колебания курса белорусского рубля к евро с 2005 по 2016 гг. вы можете прослушать в форме музыкального трека в стиле дрон-эмбиент. Или наоборот — удастся музыку и, в конце концов, любые цифровые данные закодировать в нуклеотидные последовательности ДНК.

сайнс
Медиа-инсталляция Владимира Боднара «Мозг без ума»

— А когда началось украинское биоискусство?

— Думаю, оно родилось в 2003 г. Я не буду утверждать, что являюсь его отцом, но при родах точно присутствовал (смеется). Я учился на биологическом факультете Львовского университета имени Франко. На кафедре генетики и биотехнологии существовал генетический клуб. Поскольку на факультете получали образование много чрезвычайно творческих студентов, было решено одно из заседаний посвятить биологии и искусству. Мы назвали мероприятие "Поэзия — это жизнь, а жизнь по-гречески bios". Название было концептуально сплетено с одноименным стихом гениального Антонича.

Заседание предполагало еще не упоминавшееся нигде направление — литературное биоискусство. Я, например, проводил перфоманс — читал биопоэзию под микроскопом. Тексты были написаны бактериями и дрожжами на питательных средах в чашках Петри. Стихи выросли в термостате. Они были о чувстве, любви, но составлены так тонко, с использованием биологических терминов, что их могли понять лишь клеточные биологи. Также мы зачитывали генетические задачи собственного авторства — комического, иронического, абсурдного или детективного содержания. Еще, помню, при участии членов университетского ансамбля песни и танца "Черемош" были представлены несколько перфомансов — девушки пропевали названия этапов синтеза белка, которые отвечали частям проведения нашего заседания. Были еще интерактивные инсталляции с агарозными средами возле львовских памятников, но, кажется, они тогда не имели ожидаемого резонанса.

— Таким образом, биоарт зародился в Украине довольно давно, однако до сих пор им практически никто не занимается. Это направление, кажется, не вызывает и особого интереса. В чем причины, по сути, отсутствия развития биоискусства в Украине?

— До нашей страны, как правило, многие вещи доходят с некоторым отставанием, но тут как раз дело в другом. Биоискусство — это разновидность сайенc-арта, или научного искусства. Для того, чтобы появился сайенс-арт, нужно, чтобы на должном современном уровне существовали две эти области — наука и искусство. В Украине, по большому счету, нет ни первого, ни второго. Как здесь может появиться что-то третье? Ну, хорошо (с иронией), наука есть.

Биоарт — это роскошь, технологическая и интеллектуальная. Большинство стоимостных проектов биоискусства — это работы с привлечением новейших ультрасовременных технологий, которые проводят в сотрудничестве с исследовательскими институтами и лабораториями. Кроме того, это искусство непопулярно по своей сути. Его иногда сложно понять людям, которые не имеют естественнонаучной специальности или технического образования, а порой и узкой специализации. Многие проекты, как я уже говорил, сложно отличить от научных, а некоторые трудно локализовать, чтобы занести их в экспоцентр или галерею.

О биоарте действительно мало говорят. Это причина и следствие слабого развития биоискусства в Украине. Собственно по биоарту у нас было, если закрыть глаза на нюансы, от силы две или три выставки, привезенные с Запада. Некоторые из них дальше Львова, в глубь страны, не продвинулись.

Но динамика вообще положительная.  Люди начали интересоваться биоартом. В принципе, создать для биологов или культурологов спецкурс по биоискусству для меня не представляло бы трудностей. И, наверное, — даже школу.

— Почему важно развивать биоарт в Украине? Что это направление может дать для прогресса науки и, возможно, ментальных изменений?

—Биоарт не ходит поодиночке, в Украине нужно поднимать науку. Дело, конечно, не в интеллектуальном потенциале, а в материальной базе. Количество украинских ученых, достигающих успеха в научных отраслях, обратно пропорционально материальной базе. Чем меньше нужно денег для открытия, тем больше вероятность, что оно происходит благодаря украинским ученым. Поэтому украинская школа математики не покидает топовые места в мировых рейтингах.

Мировые интеграционные процессы показывают, что бюджетных средств в скором времени нам потребуется меньше, поскольку наука выходит за пределы формальных учреждений. Собственно сайенс-арт ярко иллюстрирует эту положительную тенденцию: где стираются грани, приоткрываются безграничные возможности; то, что выходит за пределы формальности, институциональности, является более продуктивным. Мы сейчас переживаем время экспериментов, объединяющих в себе в традиционном понимании несовместимые вещи, и в этом красота и потенциал. Научные открытия чаще появляются на столкновении несопредельных сфер. Сейчас очень популярными стали всяческие междисциплинарные занятия, хакатоны для ученых и художников. Хотя пока что это чаще всего ІТ-сфера, где публика довольно эмансипирована и открыта. А если брать академические структуры — дела тут скверные, но не безнадежные. В Украине культура такого сотрудничества только зарождается. В этом году я имел в Харькове возможность принимать участие в проекте для украинских художников и ученых, организованном "Новой художественной школой". Школа закончилась выставкой наших работ. Дело, в конце концов, не в самой экспозиции, а, как часто отмечала куратор школы Янина Пруденко, "в символическом акте: научно-исследовательские институты открыли свои двери для художников". На пути к чему-то новому всегда приходится преодолевать ментальные препятствия и предубежденность. Сайенс-художники — это диверсанты против институциональной науки, которые должны ее мягко демонтировать и превратить в сферу искусства. Так сказать, войти как игла, а выйти как плуг. Сайенс-арт — это бомба замедленного действия, заложенная в ороговевшую ткань позитивной науки.

— Вы упоминали, что в Харькове представляли свою работу. Как она выглядела со стороны наблюдателя — можете описать? 

—В марте этого года состоялась выставка работ школы "Сайенс-арт. Харьков", которая называлась "Под наукой". Я представил интерактивную инсталляцию "Мозг без ума". Но это был не биоарт, а философская медиаинсталяция, обыгрывающая тему познания и науки.

Представьте себе, что вы входите в комнату, и в противоположном конце ее видите большую плазму с изображением мозга. Чем ближе подходите к нему, тем глубже внедряетесь в глубь мозга: на тканевом, клеточном, субклеточном, молекулярном и атомарном уровне. Наконец, следите за моделями движения электронов. Делаете еще шаг к монитору — и вдруг видите себя в процессе наблюдения за самым собой в бесконечном коридоре рекурсии.

Как я писал в аннотации к работе, в этой комнате вы сможете пройти с наукой весь ее путь: от позитивистского пафоса физикализма и гносеологического оптимизма до большого осознания невозможности объективного проникновения в суть исследуемых явлений.

Однако ученые еще до сих пор довольно часто считают себя представителями позитивизма и убеждены в том, что наука дает достоверные знания о реальной картине внешнего мира. Такой подход давно опровергли как философия (конвенционализм, прагматизм, радикальный конструктивизм), так и сама наука. В частности, квантовая физика подорвала веру в возможность независимого от наблюдателя проникновения в суть исследуемого явления. Научное открытие или теория всегда несут в себе отражение своеобразия автора, его убеждений, вкусов и эстетических взглядов. Постепенный переход к осознанию себя сотворцом исследуемого явления, его творческого разворачивания с помощью науки можно рассматривать как беспрерывный процесс самоосвобождения человека.

Я уверен, что благодаря биоарту мы можем делать такие вещи более наглядными, изменить шаблоны в понимании того, чем являются наука и искусство. В новейшее время считалось, что только наука познает истинный мир. Позже эти две сферы воспринимались как взаимодополняющие друг друга в познании действительности. Теперь выясняется, что наука и есть искусство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно