УКРАИНСКИЕ УЧЕНЫЕ НАЧИНАЮТ И... ВЫИГРЫВАЮТ

17 мая, 1996, 00:00 Распечатать

Неординарное событие произошло в Киеве 10 - 11 мая, когда (благо, столько выходных кряду) научная и прочая общественность дружно выехала «на картошку»...

Неординарное событие произошло в Киеве 10 - 11 мая, когда (благо, столько выходных кряду) научная и прочая общественность дружно выехала «на картошку». В тихом Лабораторном переулке в небольшом здании, переоборудованном по западным офисным стандартам, над парадным входом которого развеваются четыре флага, состоялось второе заседание административного совета Украинского научно-технологического центра. Принятие окончательного решения увенчалось презентацией в честь официального открытия нового офиса УНТЦ и «днем открытых дверей». Присутствовали высокие зарубежные гости, послы, представители Европейского союза, видные ученые.

Вначале несколько слов о том, что представляет собой эта структура. Украинский научно-технологический центр - межправительственная организация, которая финансируется Канадой, США, Швецией и Украиной. Главной целью УНТЦ, как утверждается в соглашении о его создании, подписанном в октябре 1993 года, является «предотвращение распространения технологий и опыта, связанных с производством оружия массового уничтожения, путем поддержки деятельности украинских ученых и инженеров, направленной на мирные цели», т.е. поддержка украинской науки в процессе конверсии. Как отметил еще на первом заседании административного совета УНТЦ его исполнительный директор Остап Гавалешка (Канада), технологии «звездных войн» должны найти применение в мирных отраслях, служить повышению уровня жизни людей.

Результаты, полученные в ходе обсуждения представленных на конкурс проектов, по мнению наблюдателей, превзошли все ожидания. Корреспондент «ЗН» обратился к двум авторитетным представителям административного совета УНТЦ с просьбой прокомментировать итоги двухдневного заседания, деятельности центра в целом.

Остап Гавалешка, исполнительный директор УНТЦ:

- Как вы, наверное, помните, на первом заседании административного совета УНТЦ мы смогли рассмотреть только 30 проектов (из них одобрены 13), поскольку все они (а речь идет об очень высоких технологиях) должны пройти через Комитет по государственным секретам, другие государственные инстанции. В рамках УНТЦ заключительное слово остается за Украиной: проходит или не проходит тот или иной проект, можно его финансировать в Украине или нет.

На нынешнем, втором, заседании мы рассмотрели 63 проекта, из них принято 37, т.е. 60%. Откровенно говоря, я не ожидал такого результата, это что-то неслыханное. Никогда такого не было в аналогичном московском центре. По международным меркам 10 - 15% проектов, победивших в конкурсе, - это приличный результат. Небывалый успех украинских ученых вызван исключительно высоким уровнем качества проектов. А проект Института ядерных исследований получил наивысшую оценку. Много интересных проектов прошло в этот раз из харьковских научных центров.

Хотел бы особенно отметить, что работе УНТЦ содействует поддержка других государств, изъявивших желание вступить в ряды доноров центра. Это, в первую очередь, Япония, представители которой участвовали в этой встрече на правах наблюдателей. О намерении вступить в УНТЦ с большой финансовой поддержкой украинских ученых заявил Европейский союз.

Украина имеет очень богатый интеллектуальный потенциал, и его нужно использовать во благо, задействовав таким образом, чтобы он приносил пользу Украине и международному сообществу. УНТЦ - пример системы, которая может эффективно работать в этом плане. Важно подчеркнуть, что право интеллектуальной собственности остается за Украиной. И она может им торговать, как хочет и с кем хочет. Государства, поддерживающие проекты финансово, имеют первоочередное право на их приобретение. И это, я считаю, вполне логично. Главное, что разработки находятся под контролем Украины. Все они запатентованы, и если зарубежная компания захочет применить у себя какую-то разработку, она может приобрести ее на основе индивидуального контракта.

Виктор Барьяхтар, вице-президент Национальной академии наук Украины:

- Все рассмотренные проекты оценивались по пятибалльной системе. Больше половины из них получили положительную оценку, т.е. «пятерку» либо «четверку». Это, я считаю, большой успех наших ученых и инженеров.

Общая сумма финансирования одобренных проектов составила 4,4 млн. американских долларов. Это большие деньги, реальная поддержка лучших специалистов.

Мы пришли к мнению, что максимальная стоимость проекта не должна превышать 0 тыс. Определенная сумма финансирования выделяется как стартовый капитал. Если успешно пойдет работа по практической реализации проекта, то в будущем мы сможем к нему вернуться. Либо рассмотреть другой проект, представленный этой же командой ученых и специалистов.

В пример приведу Институт имени Патона, который продемонстрировал свои возможности и в том плане, что пришел к нам уже с определенным финансовым и материально-техническим заделом. Мне кажется, это очень хорошая практика, когда финансирование проекта осуществляется не только за счет средств УНТЦ, но и института. Но это уже, так сказать, технические детали.

Финансовая политика центра - поддерживать конкретных специалистов, а не институты. Цель нашей деятельности - сохранить для Украины специалистов международного уровня, имеющих «золотые» руки и головы. А, как известно, проблема потери интеллектуального потенциала, или, по-другому, «утечки мозгов», все еще остро стоит перед Украиной: только за прошлый год мы потеряли в НАНУ около 600 специалистов. Это, я так считаю, является не чем иным, как искусственным ухудшением интеллектуального потенциала, уничтожением генофонда нации.

Простите за такое лирическое отступление, а по существу дела хочу сказать следующее: рецензии были объективны, в чем не возникает никакого сомнения. Кто рецензенты - это, по вполне понятным соображениям, остается, скажем так, коммерческой тайной.

Наивысшее признание получили разработки КБ «Южное» - 5 грантов (прошлый раз они выиграли два гранта). Таким образом оно доказало, что является одним из лучших конструкторских бюро в мире, созданные там ракеты не хуже американских, а, по моему мнению, они даже лучше тех, которые сейчас имеет Америка. Второе место по количеству грантов занял Харьковский физико-технический институт (он был одним из ведущих научных центров отечественной атомной индустрии) - четыре. Институт электросварки им.Патона тоже получил четыре гранта, что говорит о высоком уровне его специалистов, подтвержденном объективными оценками независимых экспертов. Наряду с этими известными научными центрами получили гранты и университеты, что свидетельствует о том, что университеты Украины имеют специалистов мирового уровня. Особенно рад за Харьковский университет, который я в свое время заканчивал и который остался навсегда моей альма-матер.

Выделяя средства на реализацию конкретных научно-технологических разработок, мы, во-первых, хотим видеть такие проекты, которые дают возможность иметь в Украине лучшие научные центры и лучшие умы. Во-вторых, мы поддерживаем те проекты, которые будут иметь значение не только для решения фундаментальных вопросов науки либо создания новейших приборов, но и для создания новой экономики, преодоления экономического кризиса. То есть УНТЦ поддерживает целенаправленные фундаментальные и прикладные исследования.

Итак, в Украине развернул активную деятельность солидный международный научный центр. Казалось бы, что плохого в том, наоборот, радоваться бы, что в период острого финансового голода в нашей науке, ее вымирания появилась такая поддержка, обещающая стать очень весомой. (Кстати, благодаря грантам УНТЦ возможность уже в ближайшем будущем плодотворно работать получат в Украине около 1000 научных работников.) Тем не менее кое-кто, особенно бюрократы от науки, которые по обыкновению многое знают, но мало могут, посматривают на него подозрительно, шепотом распространяя слухи о том, что, дескать, здесь что-то сокрыто, что подобная структура - своего рода помпа по выкачке интеллекта, лучших научных идей. И что за ее деятельностью нужен глаз да глаз, непременно инспектирующий и контролирующий. И никак невдомек им, что для сохранения в государственных интересах изобретений и научных идей недостаточно запретов, спецотделов и комитетов по охране госсекретов. Что голова ученого и есть лучший носитель и хранитель секретов. При одном условии: если он лично будет заинтересован в сохранении научной идеи. И в мире это достигается не запретом, а контрактом. Мы же только делаем первые робкие, с оглядкой на все стороны, шаги в этом направлении.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно