О МНИМЫХ НОВАЦИЯХ И АТТЕСТАЦИЯХ

29 апреля, 1999, 00:00 Распечатать

В свое время, на заре создания в Украине Высшей аттестационной комиссии, в среде ученых было высказано ряд соображений и конструктивных предложений относительно деятельности новой структуры...

В свое время, на заре создания в Украине Высшей аттестационной комиссии, в среде ученых было высказано ряд соображений и конструктивных предложений относительно деятельности новой структуры. Один из авторов этой статьи выразил, в частности, опасение, не явится ли ВАК двойником своей союзной предшественницы? Не будут ли переняты новой комиссией бюрократические тенденции и укоренившиеся стереотипы этого сурового учреждения, неприятие которых явилось в прошлом предметом выступлений научной общественности в печати и на научных форумах? В последующем оказалось, что эти опасения, увы, оправдались. «Своя» ВАК в основном копировала практику бывшей аналогичной союзной структуры. Постоянные все новые и новые регламентации, директивы, указания и инструкции, в которых главенствуют формальные требования, ограничения, запреты… Сегодня можно с полной уверенностью сказать, что по своему бюрократическому стилю и административно-командным тенденциям наша ВАК превзошла бывшую союзную структуру. Не случайно последняя многим сейчас представляется чуть ли не очагом демократизма и интеллигентности, этаким своеобразным ностальгическим образцом. Для такого утверждения, безусловно, имеются серьезные основания.

На страницах «Зеркала недели» неоднократно выступали ученые, убедительно доказывающие необходимость давно назревших изменений в системе подготовки научных кадров и деятельности ВАК, освещалось содержание форумов, посвященных этой проблеме. Нужно ли доказывать, что прокрустово ложе бюрократических стереотипов, культивируемых ВАК, не стало (да и не могло стать) колыбелью для науки? И что попытки научной общественности изменить к лучшему ситуацию не увенчались успехом? И если при предыдущем руководстве ВАК к голосу ученых хотя бы начали прислушиваться и в определенной мере пытаться реализовать их предложения на практике, то нынешние «реформаторы» от науки полностью игнорируют общественное мнение, хотя при этом некоторые из ваковских новаций способны вызвать разве что удивление и недоумение.

Старая метла

по-новому метет?

В июле минувшего года указом Президента Украины был назначен новый председатель Высшей аттестационной комиссии Украины ректор Киевского университета им.

Т. Шевченко академик НАН Украины В. Скопенко. ВАК - одна из высших государственных структур в Украине, которая призвана организовывать, направлять, контролировать всю систему аттестации научных кадров высшей квалификации, присуждать ученые степени докторов и кандидатов наук (несколько тысяч ежегодно), руководить работой нескольких сотен (более 600) специализированных ученых советов. ВАК организует и контролирует деятельность нескольких десятков экспертных советов, в составе которых трудятся несколько сотен профессионалов высшей квалификации, исключительно все - доктора наук. И вот впервые руководить всей этой громадной структурой пришел совместитель, являющийся по основному месту службы ректором одного из крупнейших вузов. Виктор Васильевич так и представился на первом (и последнем в этом составе) совещании председателей экспертных советов ВАК: «Я - ректор Киевского университета».

Говорят, что Виктор Васильевич очень активный человек. Говорят, что он жесткий человек и вообще сильная личность. Наверное, это так, это необходимые качества для ректора вуза. Но чем же ознаменовалась деятельность нового руководителя ВАК Украины?

Расформированы экспертные советы ВАК, в состав которых входили видные ученые страны, имеющие огромный научный авторитет, известные люди в научном мире. Причем без каких-либо предупреждений и объяснений. Безусловно, ротация экспертных советов необходима, но метод ее осуществления по своей форме вряд ли может быть оправдан. Таким же образом был расформирован и президиум ВАК. Представляете себе состояние авторитетного ученого, прибывшего на заседание президиума из другого города, - и вдруг ему сообщают, что он уже не в составе президиума? А может быть, причина столь резких «реформаторских» шагов во многом в том, что некоторые из ученых позволили себе на первом заседании президиума под руководством нового председателя ВАК выразить сомнение по поводу обоснованности и целесообразности некоторых нововведений в системе аттестации? Но с ректором шутки плохи! Постановление Кабмина (быстро, в течение нескольких недель!) - и готов новый состав президиума, а недовольные пусть уходят…

Новым Положением о ВАК отменен такой важный для всего дела демократизации аттестационной системы институт, как «Велика рада» ВАК, собиравшаяся ежегодно в виде форума ученых всех специальностей. Трудно преувеличить роль и значение этой, пожалуй, одной из немногих для украинских ученых возможности хоть как-то влиять на принятие судьбоносных для науки решений… Серьезный, кстати, это документ - новое Положение о ВАК! «Велику раду» отменили, а «платные услуги в области аттестации научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации» ввели!..

Развернута кампания массового закрытия специализированных ученых советов, порой необоснованного. Так, в течение последних месяцев закрыты известные своей эффективной работой на протяжении десятков лет специализированные советы по теоретической, клинической и профилактической медицине в Харькове, Киеве, во Львове. Чтобы убедиться, что дела нешуточные, стоит пролистать «Бюлетень Вищої атестаційної комісії України» (№1, 1999 г.), напоминающий местами криминальную хронику: «приостановить полномочия…», «освободить от обязанностей…», «лишить права…», «исключить из перечня…», «предупредить…» и т. д. и т. п.

И уж настоящим бюрократическим «перлом» стало постановление президиума ВАК под названием «О публикациях результатов диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук», датированное 13 января с. г., буквально повергнувшее в шок научную общественность. Этот вмиг разошедшийся среди научных коллективов плод «законодателей науки» (как потом выяснилось, это был, по словам ученого секретаря Р.Бойко, проект, но, странное дело, об этом стало известно не сразу) вызвал взрыв негодования научных работников и целых академических коллективов.

По убеждению ваковских функционеров, настоящий научный труд, заслуживающая утверждения диссертация должны точь-в-точь соответствовать требованиям, изложенным в этом постановлении. Приведем из него лишь один пункт: «объем основного содержания монографии составляет не менее 25 печатных листов на соискание ученой степени доктора наук и не менее 15 печатных листов - кандидата наук». Далее идет подробная регламентация, сколько нужно экземпляров, в каких изданиях публиковаться соискателям научных степеней и т. д. и т. п. Когда против таких ваковских новаций выступили ученые, руководство НАН, АМН Украины и другие научные центры, чиновники от науки, по-видимому, поняв, что «передали куті меду», поспешили выдать новый вариант постановления, где ваковские требования к соискателям научных степеней несколько смягчены. Да разве кто-то против ужесточения требований к выполняемым диссертациям? Наоборот, научная общественность за усиление требований, но категорически против того, чтобы они сводились лишь к формальным признакам.

Кстати сказать, при подобном, «количественном», подходе к оценке научной работы ни Эйнштейн, ни Павлов, ни другие классики мировой науки в нашей ВАК ученой степени бы не получили, поскольку их труды по объему (имеется в виду количество страниц) были весьма скромными.

Исписанная бумага - два килограмма

Две черты, явно присущие ВАК как в прошлом, так и настоящем, особо превалируют в деятельности Высшей аттестационной комиссии нынешнего состава. Это - сводить критерии оценки диссертационных работ к количественным показателям и практически игнорировать мнение широкой научной общественности.

В связи с первым хотелось бы напомнить курьезный случай, о котором поведал как-то знакомый харьковский профессор. В свое время, завершив кандидатскую диссертацию, он отвозил ее оппоненту в Донецк и в предзащитной суете забыл свой труд в вагоне поезда. Когда же с трудом разыскал его в камере утерянных вещей, то обнаружил, что в книге учета утерянная им диссертация значилась: «Исписанная бумага - 2 килограмма».

Стоит ли говорить о том, что увеличение количественных критериев к работам на соискание ученых степеней (ныне существует 39 форм документов, которые должен представить соискатель!) никоим образом не может повлиять на повышение их научного уровня, наоборот - способствует появлению слабых по содержанию диссертаций? Не оттого ли у нас с каждым годом рос поток диссертаций и число «остепененных» специалистов, тогда как общий уровень исследований по большинству научных направлений снижался? Особенно возросло в последнее время количество диссертационных работ по гуманитарным и политическим наукам, а также по специальности «государственное управление» (такая «отрасль знаний» учреждена ВАК впервые). Нельзя не заметить, что в последнее время ученые степени стали входить в своего рода джентльменский набор для многих политиков и управленцев.

Создана абсолютно бюрократизированная система рассмотрения обращений ученых по различным вопросам аттестации кадров. Приведем такой пример. На «Великій раді» ВАК в прошлом году, где обсуждалось состояние подготовки и аттестации научных кадров по медицине, выступавшие были единодушны в том, что ни в коем случае нельзя запретить соискателям-медикам иметь при необходимости двух научных руководителей. Речь идет о диссертационных работах, выполняемых на стыке разных специальностей, как-то: кардиологии и биохимии, токсикологии и генетики, гигиены и онкологии, фармакологии и радиологии и т. п. Надо сказать, что сегодня без такого комплексного подхода нигде в мире не выполняются научные исследования по разработке новых методов диагностики, профилактики и лечения заболеваний, созданию новых лекарственных средств и т. д. То есть именно такого рода диссертации находятся в ряду отражающих эволюцию современной науки.

Эту справедливую мысль, наряду с другими замечаниями, созвучными указанным выше, высказал академик В.Фролькис в ряде своих выступлений. Он же акцентировал внимание на том, что система аттестации научных кадров должна соответствовать особенностям этапа развития науки. Достаточно ознакомиться с наиболее рейтинговыми научными журналами мира, посмотреть на горячие точки (клонирование, генная терапия, проблема продления жизни), чтобы убедиться: разработчиками приоритетных направлений и отражающих их результат публикаций являются авторские коллективы. Оправданно ли при этих условиях положение ВАК, столь безоговорочно отдающее предпочтение индивидуальным публикациям и даже регламентирующее их обязательное количество? К сожалению, в ВАК вовсе не учитывается общепринятый в мире в качестве критерия индекс цитирования (citation index).

К чести инициаторов обсуждения, состоявшегося на этом заседании, они прислушались к мнению ученых. Было принято решение разрешить при необходимости назначение двух научных руководителей. И что же? «Велика рада» ВАК ликвидирована, ее решение проигнорировано, так же, как и принятое в свое время постановление президиума ВАК №6-02/3 от 26 марта 1998 года.

Еще один пример. На той же почившей в бозе «Великій раді» ВАК академик П. Костюк ратовал за то, чтобы освободить соискателей степени кандидата наук (как известно, кандидатская диссертация - квалификационный труд) от неоправданной излишней опеки ВАК и множества ничем не мотивированных ограничений. И с этим нельзя было не согласиться. А в новом положении все те же количественные регламентации и запреты (количество публикаций, в каких журналах они должны публиковаться и т. д.). Более того, стало известно еще об одной новации: в журналах, редколлегия которых не имеет пяти докторов наук (?!), вовсе не следует публиковаться. А что если издание, как, например, выходящее под эгидой Академии медицинских наук, - один из весьма авторитетных и солидных журналов, - вообще не имеет редакционной коллегии, а предпочитает иную структуру, в которой всего три доктора наук?

А вот еще один из последних бюрократических шедевров «новой ВАК» - приказ о создании программ кандидатских экзаменов. Согласно этому приказу с 1 мая вообще нельзя будет защищать диссертации, если специализированные советы не успеют создать «утвержденные ВАК» программы. Как будто наука раньше в Украине и не существовала...

Ученые сегодня уже не вправе сами, без санкции президиума ВАК, оценивать качество научных публикаций. Некоторые положения этого приказа, по мнению ученых, имеющих значительный опыт работы в экспертных советах и бывшей союзной, и родной украинской ВАК, совершенно надуманны. Например, почему автор не может опубликовать в одном и том же номере журнала больше одной статьи? Почему членами редакционной коллегии должны быть пять штатных (?) докторов наук? Ознакомившись с этим приказом, чл.-корр. НАН и АМН Украины Д.Зербино, ранее ряд лет работавший в одном из экспертных советов ВАК, заметил: «Полагаю, что уровень компетентности штатных работников ВАК должен быть на порядок выше».

К этому можно добавить, что первым заместителем ВАК Украины недавно назначен кандидат наук М. Степко, возглавлявший до этого одно из управлений в Министерстве образования. Можно ли представить, чтобы в армии лейтенант аттестовал генералов? А в научной среде все можно. Видимо, поэтому в нашей науке так мало настоящих «полководцев».

ВАК, откройся!

Спору нет, что сейчас особенно необходимо повышение качества диссертационных работ, пресечение проникновения в науку лжеученых. Но если уповать при этом лишь на меры формально-бюрократического характера, ничего не меняя по существу в системе аттестации научных кадров, то мы никогда не продвинемся в этом вопросе к цивилизованным странам. Сегодня многие ученые, особенно молодые, высказывают мнение, что наша организация аттестации научных кадров явно устарела, что ВАК в нынешнем виде - это рудимент советской системы, что в этом деле нужно отказаться от укоренившихся стереотипов государственной структуры, монопольно представленной ВАК. Еще несколько лет назад один из авторов этой статьи в журнале «Вісник Національної академії наук України» (1995, №9-10) опубликовал полемические заметки «ВАК в новых условиях: творческие поиски или стереотипы прошлого?», где изложил целый ряд конкретных предложений (как результат совместных обсуждений этой проблемы с другими коллегами), которые предлагалось положить в основу государственной подготовки и аттестации научных кадров высшей квалификации. Предлагалось, в частности, присуждение ученых степеней кандидатов наук полностью возложить на специализированные советы институтов НАНУ и отраслевых академий наук, признанных научных центров и университетов. ВАК при этом отводились, кроме контролирующей, и иные, аналитические функции. Среди них:

- разработка стратегии и тактики подготовки научных кадров в стране с учетом реальных потребностей и долгосрочных прогнозов применительно к разным отраслям науки, образования, культуры, техники;

- осуществление координирующей, а при необходимости и арбитражной, функции относительно деятельности специализированных советов;

- систематизация данных об ученых разных специальностей в Украине, создание и обновление банка данных о научных кадрах;

- учет и анализ данных о специализированных советах, квалификации их состава, уровне подготовленных специалистов, их дальнейшей деятельности;

- ежегодный анализ состояния научных кадров в стране (структура, количественная и качественная характеристики, сфера деятельности, эффективность использования), периодическая публикация этих данных в прессе;

- обоснование соответствующих рекомендаций по приоритетам дальнейшей подготовки научных кадров в Украине по разным специальностям.

Основное слово в оценке научной работы, безусловно, должно принадлежать ученым, специализированным ученым советам. Разумеется, такие советы должны создаваться и функционировать при учреждениях, имеющих устойчивую репутацию и авторитет в научном мире. Но это уже иной подход, иной принцип, нежели доминирующий сегодня в ВАК.

Может возникнуть вопрос: нужна ли вообще ВАК - организация в системе науки, о которой напрочь ничего не ведают в западных странах? Полагаем, что придет время, когда в подобной структуре вовсе отпадет необходимость. Но сегодня, учитывая наш менталитет, в том числе в сфере науки, отказаться от ВАК было бы неоправданным.

Однако очевидно, что исходить в ее повседневной деятельности из бытующего в комиссии посыла, что среди нынешних соискателей ученых степеней множество потенциальных прохиндеев, за которыми нужен глаз да глаз, является сомнительным, хотя не секрет, что таковые имеются. Но нельзя, чтобы подобное представление было возведено в принцип, определяющий основную деятельность комиссии. Поэтому, как нам представляется, необходимо придать всему стилю работы комиссии иной, более открытый, более демократичный и гласный характер с большим доверием к деятельности специализированных советов на местах, да и экспертных советов самой ВАК.

P.S. Попытка обсудить с руководством ВАК вопросы, поднятые в этой статье, увы, не увенчалась успехом, но отнюдь не по вине авторов...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно