ИНФОМАГИСТРАЛЬ

7 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 7 марта-16 марта

Так есть ли жизнь на Марсе? К поиску ответа на этот сакраментальный вопрос ученых подстегнули новые данные, полученные при изучении марсианского метеорита...

Так есть ли жизнь на Марсе?

 

К поиску ответа на этот сакраментальный вопрос ученых подстегнули новые данные, полученные при изучении марсианского метеорита. В крошечных кристаллах метеорита, известного науке под кодовым названием ALH840001, весом в 1,8 килограмма, найденного в 1984 году, по утверждению сразу двух групп ученых, обнаружены следы древней органической жизни. Возраст этого метеорита насчитывает 4,5 миллиарда лет, и тогда планета, ныне холодная, безводная и безжизненная, была значительно теплее, содержала в своей атмосфере гораздо больше влаги, и, следовательно, вполне могла способствовать зарождению жизни.

Впрочем, значительно большая часть ученых считает доказательства существования жизни на Марсе, полученные микробиологом Кэти Томас-Кепрта и биологом Имре Фридманом, не такими уж убедительными. Ведь речь идет об обнаружении так называемых магнетитов, крошечных намагниченных кристалликов, чья чистота, форма, размер и ориентация внутри породы позволяют предположить, что они были созданы весьма специфичным типом бактерии. По крайней мере, их основные параметры идентичны параметрам кристаллов, созданных на Земле бактериальным штаммом под названием MV-1. Этот штамм бактерии живет в воде, однако способен обходиться без доступа кислорода, и получает энергию за счет преобразования двуокиси углерода.

Ученые, обнаружившие эти кристаллы в марсианском метеорите, считают, что такие бактерии, существовавшие на красной планете много миллиардов лет тому назад, были «впечатаны» в скальные породы ударом метеорита, который попал на Марс 3,9 миллиарда лет тому назад. Затем, под воздействием другого метеорита, упавшего на планету 13—16 миллионов лет тому назад, этот кусочек марсианской скалы оторвался и отправился в самостоятельное космическое путешествие, которое завершилось на антарктической льдине нашей планеты.

Хотя данная гипотеза и выглядит достаточно стройной, тем не менее большая часть ученых не считают полученные доказательства существования органической жизни на Марсе неопровержимыми. Намагнитить кристаллы таким специфическим образом, утверждают они, можно и без вмешательства бактериальных сил. Правда, так считают физики, а вот биологи с ними совершенно не согласны. Так что вопрос останется открытым до дальнейших изучений скальных пород, полученных с глубинных слоев поверхности Марса.

 

Проводники перестают сопротивляться...

 

С тех пор, как в начале 1900 годов было открыто явление сверхпроводимости, исследования в этой области принесли ученым четыре Нобелевских премии. Вполне возможно, что последнее достижение японских физиков, о котором сообщалось в февральском номере журнала Nature, станет основанием для присуждения очередной награды. Речь идет о получении явления сверхпроводимости при рекордно высоких температурах — аж 234 градусах ниже нуля по Цельсию (минус 389 градусов по Фаренгейту). Напомню, что прежний «предел» составлял минус 415 градусов по Фаренгейту. Кроме того, приятно удивляет относительная дешевизна материала, из которого создан новый сверхпроводник — дибромид магния.

Это достижение, по мнению ряда ученых, открывает новую отрасль прикладной физики, и теперь уже реально говорить о достижении явления сверхпроводимости при температурах, которые достигаются при помощи охлаждения жидким азотом. До недавних пор чуть ли не единственным практическим применением явления сверхпроводимости было использование сверхпроводников для создания мощных электрических полей в медицинской аппаратуре, использующей метод магнитного резонанса. Однако сейчас речь уже может идти о применении сверхпроводников в мощных электрических генераторах, силовых кабелях и трансформаторах. Уже несколько групп ученых, в первую очередь американских, заявили о своем намерении продолжить работы в направлении, которое принесло такой шумный успех Яну Нагамацу и его команде из Токийского университета.

Сенсор — лучший дегустатор

 

Несвежее мясо или рыбу мы безошибочно узнаем по запаху. Так, процесс порчи мяса сопровождается разложением аминокислот и при этом выделяются летучие продукты с неприятным запахом. Несвежая рыба дурно пахнет триметиламином, который выделяется из-за окисления и разрушения белков рыбы. Но как же быть, если процессы разложения уже начались, но запах еще слишком слаб?

Ученые Белорусского государственного университета разработали прибор, с помощью которого можно быстро определить даже небольшое количество веществ, сигнализирующих о начавшемся разложении мяса или рыбы. Это химический сенсор для определения концентраций сероводорода и триметиламина, чувствительный элемент которого — тонкая пленка из оксида олова.

Возможности сенсора ученые продемонстрировали на свинине и сельди. Они размораживали продукты и оставляли их лежать при комнатной температуре. Время от времени от них отрезали по пять граммов и помещали на 15 минут в измерительную камеру. Как оказалось, мясо начинает быстро портиться после десяти часов его хранения при комнатной температуре, в то время как человек может почувствовать неприятный запах разложения только через сутки.

Благодаря белорусским химикам «осетрину второй свежести», грозящую по меньшей мере расстройством желудка, можно будет определить и не обладая тонким нюхом. Достаточно миниатюрного прибора.

 

Бактерии разлагают... иприт

 

Список опасных для здоровья веществ, которые вследствие деятельности человека загрязняют окружающую среду, очень велик. Среди них не последнее место занимает отравляющее соединение иприт. Попадая в почву и водоемы, иприт, или, как его еще называют, горчичный газ, поражает глаза, кожу, верхние дыхательные пути и легкие. Этот газ токсичен не только для людей и животных, но и для грибов, бактерий!

Сотрудникам Санкт-Петербургского научно-исследовательского центра экологической безопасности РАН впервые удалось получить две культуры бактерий, которые иприта не боятся. Это псевдомонады, выделенные из морского грунта в районе захоронения химического оружия в Балтийском море, и микрококки, полученные из почвы, которую насыщали ипритом в лаборатории. Они дезактивируют высокотоксичное вещество гораздо эффективнее, чем различные химические и физические методы, которые сами по себе не являются экологически чистыми.

Хотя опыты проводились только в лаборатории, микробиологи уверены, что выделенные ими микроорганизмы можно будет использовать для обеззараживания загрязненных ипритом почв.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно