ХИТРАЯ ЭТА ШТУКА - НАУКА КОЕ-ЧТО О НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ В УКРАИНЕ

8 сентября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 8 сентября-15 сентября

Кто-то из писателей советовал писать для детей так же хорошо, как для взрослых, только лучше. Перефразируя это изречение, можно сказать, что к науке надо относиться так же хорошо, как к промышленности, только лучше...

Кто-то из писателей советовал писать для детей так же хорошо, как для взрослых, только лучше.

Перефразируя это изречение, можно сказать, что к науке надо относиться так же хорошо, как к промышленности, только лучше. Почему?

Все дело в значении науки и в ее особенностях.

На наших глазах в нашей стране происходит нечто невероятное. Страна движется вперед, к рыночной экономике, а ее наука откатывается назад, буквально вымирает. Между тем мировой опыт должен бы убедить нас в том, что наука и рынок не только совместимы, но и взаимообусловлены. Наука поставляет рынку новейшую технологию и высокообразованных участников общественного производства, а рынок, в свою очередь, в порядке обратной связи всячески поддерживает развитие науки, щедро одаривая ее. Их связывает плюс. Это нормально. Но плюс меняется на минус, когда в связке «наука и рынок» остаются незамеченными и непрореагированными обществом роль и специфика науки как отрасли человеческой деятельности. Отношение общества к науке бумерангом возвращается к нему. Как бы ни были хороши сами по себе экономические меры реформации, они окажутся совершенно безрезультатными, если не освоить выпуск наукоемкой и, следовательно, конкурентоспособной продукции. Не может быть экономического прогресса при техническом регрессе. Впрочем, напрасно во всем этом кого-либо убеждать. Обратим лучше внимание на особенности науки, с учетом которых формируется (должна формироваться) научно-техническая политика в Украине.

1. Первой особенностью науки назовем место и роль фундаментальных исследований. Они проводятся с целью познания объективных законов развития природы и общества, расширения знаний об окружающем мире и выявления путей их использования. Научные открытия, принципиальные научные и технические идеи, концепции и положения, постановка и решение крупных научных проблем - эти и другие результаты научного поиска теоретически обосновываются и в нужных случаях подкрепляются экспериментально. Фундаментальные исследования потому так и называются, что служат основой для всех других форм и этапов научно-технической деятельности. И если иногда под наукой подразумевают именно фундаментальную науку, то в этом нет ничего ни удивительного, ни, тем более, крамольного. Без фундаментальной науки нет настоящей науки, как дома без фундамента.

Об этом приходится говорить для того, чтобы показать одну из существенных черт науки. Как известно, результатом материального производства является продукция - товары народного потребления, средства производства и средства, используемые в непроизводственной сфере. В отличие от этого непосредственным результатом научной деятельности служат научные идеи и новейшие технологии. Уже потом, при потреблении они принимают материальную форму, но при выходе из сферы науки даже опытные образцы продукции в большей мере остаются прямым воплощением самой идеи, нежели принимают черты серийной продукции. Целый ряд стран (наиболее характерный пример - Япония) избрали своей государственной стратегией именно производство научных идей и их экспорт в другие страны мира. Наша научно-техническая политика должна внимательно присмотреться к этому опыту.

2. Конечные практические результаты научной деятельности по времени обычно значительно отдалены от самой этой деятельности. Проходит несколько лет, прежде чем научная идея воплощается, к примеру, в металл и находит своего потребителя. Фундаментальный поиск должен на 8-10 лет опережать выполнение прикладных исследований и разработок для того, чтобы обеспечить преемственность этапов цикла «наука-техника-производство-потребление».

В серийном производстве преобладает выпуск продукции для потребления в текущее время. В науке же, напротив, доминируют задачи по созданию задела на перспективу, в том числе весьма отдаленную. В этой связи научно-техническая политика большое внимание уделяет разработке прогнозов. Ученые стараются предвидеть характер и масштабы спроса на данный результат научной деятельности, условия его реализации, ожидаемый эффект, возможные отрицательные последствия, появление конкурентов на рынке научной продукции. Подобный научный маркетинг может предусматривать разработку не одного, а нескольких сценариев ситуации на рынке, которые позволяют заложить в программу исследований многовариантное решение проблемы, что особенно важно для изучения конъюнктуры на рынке продукции прикладных разработок.

Инвесторы и кредиторы по отношению к науке должны быть терпеливы, если они, конечно, способны на долгосрочное вложение капитала. Целесообразнее всего им вкладывать средства в те научные работы, которые с достаточной вероятностью обещают достаточный эффект. Результат должен быть тем большим, чем дольше его приходится ждать.

3. Конечные практические результаты отдалены от науки также и в пространстве, проявляясь в далеких от науки сферах. Значит, нужно добиваться не только успешного прохождения научной идеи до конечной ее реализации, но и успешного прохождения в обратном направлении определенной доли экономического эффекта до авторов научной идеи. Научно-техническая политика должна непременно включать в себя механизм участия научного учреждения в распределении и получении прибыли. Для этого используются средства ценообразования и роялти (участие в прибылях). И под то и под другое надо подвести нормативно-методическую базу, которая у нас в Украине еще далека от совершенства.

4. Результаты одной научно-исследовательской работы (НИР) используются обычно для многих заводских мероприятий и, наоборот, одно заводское мероприятие базируется на результатах многих НИР. Образуется не цепочка, а целая сложная сеть связей со множеством ингредиентов, усложняющих выделение доли эффекта, которую следует отнести на данную НИР. Если от выпуска нового трактора завод получил прибыль, то никто не в состоянии толком сказать, какую часть ее нужно отнести на новый полимерный материал, из которого была сделана электропроводка трактора, особенно если эта проводка стоит дороже, но зато улучшает техническую характеристику трактора. Трудно придумать более удобный повод не заплатить ученым за новый полимер. Выход из таких удручающих для науки ситуаций видится лишь в перспективе - с развитием рыночной конкуренции, когда предприятия станут «гоняться» за техническими новинками, чтобы производить конкурентоспособную продукцию и сохранять свое место на потребительском рынке. Вот тогда условия будут диктовать не заводы, а ученые и изобретатели. Остается набраться терпения. И пока направить усилия на создание в Украине единой государственной системы методик обоснования и оценки эффективности научно-технических мероприятий. Но об этом отдельный разговор.

5. Во многих случаях научная продукция обладает способностью тиражироваться без повторения основных затрат на ее создание, и это обстоятельство усложняет процедуру установления цены. Есть разные подходы к решению этой задачи, один из которых предусматривает перечисления научным учреждением в централизованный фонд части выручки от продажи научной продукции последующим (не первым, которые покрыли основные затраты). Такой подход небесспорен, но и другие решения, в частности продажа последующим покупателям продукции по пониженной цене, также не идеальны. Тут научно-техническая политика должна проявить гибкость и терпимость к практике договорных цен, если при этом сохраняется известное требование В.Парето, согласно которому любое изменение, которое никому не причиняет ущерба и приносит выгоду хотя бы одному участнику, является улучшением.

6. Устанавливать приоритетные отрасли и производства в народном хозяйстве, как известно, дело не простое. В науке - это почти безнадежно. Один математик жаловался, что его науку почему-то никогда не относят к приоритетным. Она что, не нужна? Или научные проблемы воспитания подрастающего поколения не так важны, как освоение космоса? Напрашивается вывод о целесообразности гармоничного развития научных отраслей, и если делать на отдельных из них в той или иной период времени акценты, то ориентируясь при этом на приоритеты народного хозяйства, например на создание энергосберегающего оборудования, внедрение экологически чистых технологий и т.п.

7. Кредиторы науки должны знать поисковый ее характер. Знать и вместе с учеными рисковать. Неопределенность поиска, некая вероятность ожидаемого результата, параллельность ведения исследования одновременно по нескольким направлениям, получение отрицательных выводов (также полезных) - со всем этим приходится сталкиваться тем, кто формирует и осуществляет научно-техническую политику. Другого не дано. Чтобы появился один гениальный поэт, нужны сотни простых поэтов, даже неудачников. Наука в этом не оригинальна.

8. Результаты научной деятельности далеко не всегда имеют экономическое содержание. Многие из них направлены на решение неэкономических проблем - в области культуры, здравоохранения, просвещения, охраны природы, обеспечения обороноспособности страны. Поэтому нужно разработать методы оценки эффективности такого рода результатов. Решение этой проблемы пока не дало приемлемых итогов. Впереди новые поиски критериев оценки и информационного обеспечения исчисления эффективности (в этом кроется основное затруднение).

9. В силу опосредственной связи науки с рынком не всегда возможно финансирование науки, адекватное экономическому эффекту использования ее результатов. В этих случаях, когда все-таки научная работа очень нужна обществу, но нет прямых, рыночных источников ее финансовой поддержки, в силу вступает (должен вступать) государственный протекционизм. Посредником между наукой и предполагаемыми потребителями выступает правительство. Оно устанавливает пределы, за которые рынку вторгаться запрещено. Особенно это касается гуманитарной науки.

10. Наука в известном смысле повторяет структуру жизни общества. Разнообразна жизнь - разнообразна наука: от фольклора и этнографии до металлургии черных и цветных порошков, от менеджмента до проблем космоса, от археологии до электросварки. И все это в одном научном ведомстве. Управление им усложнено, и это обязывает научно-техническую политику быть столь же разветвленной, сочетать соблюдение общих принципов управления наукой со множеством частных решений, отклонений и исключениями. Законодательство, касающееся науки, должно быть достаточно определенным и стабильным.

11. Собственно говоря, в науке не одно ведомство. Есть Национальная академия, отраслевые академии, еще другие появившиеся академии, есть вузовская наука, отраслевая. Понятно, что при множестве независимых друг от друга ведомств трудно обеспечивать их консолидацию, проводить единую политику. Поэтому-то и предлагаются в последнее время различные проекты укрепления централизованного начала управления наукой. Разумеется, без ущемления свободы научного творчества, региональных и отраслевых инициатив.

12. Разнообразие науки этим не исчерпывается. Многоэтапность жизненного цикла «научный поиск - прикладные разработки - опытные образцы» порождает организационную многоярусность. Например, в Национальной академии наук Украины насчитывается около 100 научно-исследовательских институтов и около 60 проектных, конструкторско-технологических организаций и опытных заводов. Еще более пестрая картина в отраслевой науке. Отсюда следует заключить, что в научно-технической политике должны быть соответствующие разделы, позволяющие отражать существенные различия в управлении, скажем, отдельной лабораторией в вузе и крупным экспериментальным предприятием со множеством цехов.

13. При самой высокой оценке труда в сфере материального производства и уважении к нему как к создателю благ, нужно признать, что труд ученого является более творческим, уникальным. Наука персонализирована. С уходом научного лидера его коллектив нередко распадается, чего не бывает в промышленном производстве. Вот почему научно-техническая политика так много внимания уделяет организации и стимулированию научного труда, внедрению контрактной системы трудовых отношений, заработной плате и средствам морального стимулирования.

14. В акционерном обществе промышленного типа вполне уместно принятие решений большинством голосов на собрании акционеров. В науке новейшие «крамольные» идеи не всегда в состоянии собрать большинство голосов даже в среде ученых, не говоря уже о научно-техническом персонале. Извечный вопрос «А судьи кто?» не находит ответа. Положение усугубляется еще и тем, что узкий круг ученых более компетентен в данной области науки, но менее объективен (тянет назад груз прежних представлений), и, наоборот, широкий круг ученых включает более далеких из них от данной области и поэтому менее компетентных, но зато они более объективны (не наступают друг другу «на пятки»). Как тут быть? Как оценивать новейшие научные идеи? Хитрая штука - наука.

15. С этой проблемой связана и другая. Научный сотрудник, став директором института, теряет в том, что уже не имеет достаточного времени (непосредственно) заниматься исследованиями. Заедают административно-хозяйственные дела. Создать бы в институте двоевластие в виде тандема - директора института (научного лидера) и исполнительного директора (менеджера науки). Наподобие театра, где есть главный режиссер и есть директор театра. Только все равно научному лидеру придется заниматься тематикой и подбором научных кадров. В остальном же будет легче.

16. При рассмотрении вопроса о собственности научно-техническая политика на первое место непременно поставит интеллектуальную собственность. Прав на нее у ученых и изобретателей должно быть гораздо больше. Что же касается приватизации имущества, то создание акционерных обществ на базе опытных заводов - вполне реально. И даже целесообразно. Если, конечно, будут приняты превентивные экономические меры против возможного ухода этих заводов из сферы науки - прежде всего в виде выгодных государственных заказов.

* * *

Не много ли особенностей? Что ж, можно сократить их перечень. Можно вообще зарыть голову в песок, чтобы ничего не видеть и не слышать. Вот только как быть с кибернетикой, которая упорно твердит, что управлять сложными системами нельзя упрощенными методами.

Если что-то появляется особенное, то снаружи оно кажется небесхитростным. Пусть так, но отнесем это на сложность научных проблем. Не более. Сами по себе ученые - люди бесхитростные. Иначе они все бы давно сбежали из науки с ее зарплатой. Бесхитростные и отрешенные. То ли правда, то ли небыль, но говорят, что Ньютон опустил в кипящую воду часы и стал смотреть на яйцо в руке, думая, наверняка, о всемирном тяготении. Попадаются, конечно, такие, как Эдисон, - изобретатели и предприниматели в одном лице. Ученые же в своем большинстве (особенно наши, отечественные) - это люди, погруженные в решение научных проблем, действительно хитрых, забирающих у них не только дневное, но нередко и ночное время. Отрешенные и... беспомощные. Не защищенные от неумолимого рынка.

Давайте же поможем им. Защитим «хитрую» науку, без которой нам не справиться с действительно хитрой экономикой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно