ФЕНОМЕН ИНТЕРНЕТА И МИРОВОЗЗРЕНИЕ

10 сентября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 10 сентября-17 сентября

Интернет - тема модная, но и опасная. Опасная потому, что в Интернете существует два важных аспекта - повседневный и футурологический...

Интернет - тема модная, но и опасная. Опасная потому, что в Интернете существует два важных аспекта - повседневный и футурологический. Если уже первый аспект при ближайшем рассмотрении выводит на заоблачные вершины абстрагирования и автор рискует прослыть «фантазером», то второй и подавно может заклеймить его как «интеллектуального болтуна».

Интернет

в «повседневности»

Следует заметить, что Интернет вообще и новые информационные технологии в частности наиболее быстро и безболезненно влияют на молодое поколение, поскольку возможные применения новинок ограничиваются не только нашими знаниями, но и… воображением. Людям с устоявшимися взглядами довольно трудно раскрепоститься.

Интернет разделил все человечество на три субкультуры, которые я бы назвал так: «граждане Сети», «мигранты» и остальное человечество.

Человеческий фактор в «повседневности». Этот термин под флагом «учет психологии индивидуума в общественных процессах» перешел в социологию из техники, где он означает влияние оператора на технологический процесс. Несмотря на продолжающиеся дискуссии в области психологии и социологии, думаю, выделить компоненты «человеческого фактора» в общем-то не так сложно. В индивидуально-психологическом аспекте - это влияние органов чувств на модель «я», создаваемую человеком в процессе его индивидуального развития, а в социально-психологическом - влияние места, занимаемого человеком в обществе, на модель «я и они», которая создается в процессе социального развития.

Эти модели взаимосвязаны и взаимодействуют. Насколько быстро человек может измениться и как много времени потребуется для формирования новых мировоззрения и образа жизни - это и означает взаимодействие между моделями «я» и «я и они».

В процессе ежедневного общения индивидуальные модели «я и они» унифицируются до очень небольшого количества и буквально навязываются людям в форме идеологий и религиозных воззрений. Психология и социология начинаются с изучения вопросов «какими бывают эти модели», «как создаются эти модели», «факторы воздействия на модели» и т.п.

Несложно заметить, что если в моделях в большей степени присутствует «я», то это, скорее, - психология, а если «я и они» - социология. Такое деление «наук о человеке» может показаться схематическим, и я с этим упреком соглашусь. Оправдывает меня то, что даже подобное упрощение позволит нам исследовать феномен Интернета достаточно глубоко.

Современная психология обычно описывает пассивных субъектов, формируемых активной средой, или же активных субъектов, действующих в среде, лишенной сопротивления, но практически никогда - активных субъектов в активной среде. А феномен Интернета как раз и дает пример именно такой системы отношений.

Как известно, органы чувств образуют первую сигнальную систему, предопределяющую условия информационного взаимодействия между людьми на несловесном уровне (мимика, жесты). Вторая сигнальная система (речь) развилась для взаимодействия на словесном уровне. Органы чувств и речь играют в повседневных коммуникациях роль «интерфейса», а внесение каких-либо ограничений в интерфейс сильно влияет на условия информационного взаимодействия и мировоззрение (слепоглухонемые дети). Но существует еще одно, достаточно загадочное чувство «индивидуальной свободы», связанное с возможностями реализации индивидуальных (генетических) способностей человека. Раскрытие и реализация способностей является прерогативой педагогики и систем обучения, призванных формировать у индивидуума и общества «правильное мышление», т.е. унифицировать различные модели «я и они».

Результаты раскрытия способностей всегда материальны, ведь даже духовные ценности имеют формы существования. Так и формируется индивидуальная модель «я» или модель «осознания» самого себя. Парадоксально, но существуют люди, которые всю жизнь оттачивают модель «я» и которым практически не нужна модель «и они». Однако приобретение знаний редко происходит в благожелательной среде, когда стремящийся к ним обучается у доброжелательно настроенного «гуру». Кроме того, любая демократия и традиционные доктрины «прав человека» всегда только декларируют свои намерения поддержать «потенциальные» индивидуальные способности, но очень редко реализуют. Это объясняется просто: человек - существо социальное, а значит с момента первых педагогических опытов начинает работать социально-психологический аспект человеческого фактора.

В человеке эволюционно заложен «стадный инстинкт», каким бы грубым не показалось мое заявление. Разумеется, форма «стадо» исторически преобразовалось в форму «общество». Но суть осталась прежней - иерархия. Индивидуум на протяжении жизни постоянно перемещается с одной ступени иерархии на другую.

Свойства иерархии общества и каждой его позиции многогранны. Например, некий индивидуум может чувствовать себя вполне комфортно среди выдающихся музыкантов, не будучи таковым сам, по той причине, что у него за душой есть «нечто», чего нет у других. Человек может всю жизнь просидеть за компьютером и совершенно не страдать оттого, что он так никогда и не побывал в роли директора.

«Стадный инстинкт» и реальные «социальные отношения» постоянно воздействуют на наши представления о том, какую ступень мы должны занимать в иерархии. Так и формируется наша индивидуальная модель «я и они». Недавняя история нашего общества дает примеры людей, всю жизнь проживших по модели «я и они» и практически не интересовавшихся моделью «я».

Разумеется, человек не контактирует одновременно со всей иерархией человечества. Он живет на определенном уровне (или нескольких уровнях), объединенных общностью индивидуальных моделей «я» и «я и они» и их продуктами, например, пристрастиями. Эти уровни иерархии носят название «референтных групп», то есть социальных образований, тяготеющих к внутригрупповому информационному и деятельностному взаимодействию на основе общности индивидуальных моделей. Подчеркиваю, общности, а не тождественности. Со временем референтные группы выстраиваются в иерархию (академии, союзы, гильдии и т.п.), верхние ступени которой обычно называют элитой.

Люди объединяются в референтные группы с тем, чтобы увеличить возможность реализации «индивидуальной свободы» и за счет причастности к группе занять более высокое место в социальной иерархии. Референтная группа в целом оправдывает эти надежды, иначе она бы очень быстро распалась. Повышение степени индивидуальной свободы достигается, потому что референтная группа может то, чего не может индивидуум (например, отрицать значение других референтных групп или элит). Это коллективное свойство референтной группы.

Итак, человеческое взаимодействие ограничено, во-первых, «пространством и временем», а во-вторых, - иерархией общества. Общаться со всей иерархией невозможно: модели «я и они» слишком разные. В состав этих моделей входят такие атрибуты индивидуальности и социальности, как одежда, внешний вид и эталоны одежды и внешнего вида, понятие «красоты» и «полезности», социальное происхождение и национальность, причастность к той или иной референтной группе и степень развития «чувства свободы».

Человеческий фактор в Интернете

Проще всего было бы сказать, что человеческий фактор в Интернете характеризуется приставками «не» к каждому из свойств человеческого фактора в повседневности. Проще, но не точнее, поскольку человеческий фактор в Интернете - это феномен.

Интернет пока только начинает приобретать свойства естественных интерфейсных систем. Происходит это за счет использования технологий мультимедиа - сочетание на экране звука, цвета, динамики и др., которые по своим характеристикам не могут претендовать на подмену естественных раздражителей (не говоря уже об интерфейсных системах виртуальной реальности, которые должны в будущем создавать у пользователя единый комплекс ощущений). Таким образом из интерфейсной системы Интернета пока полностью вырезаны несловесные формы взаимодействия.

Пользователи могут читать и писать, что предполагает определенное интеллектуальное развитие и отсутствие всякого рода компьютерных фобий. Активность ведения диалога порождает новое знание. Не новое знание вообще, а новое знание именно для конкретного индивидуума.

Словесная система общения апеллирует, скорее, к модели «я и они», нежели к модели «я», а, значит, предполагает естественное тяготение индивидуума к референтным группам. Однако в среде Интернета ценность моделей «я» и «я и они» выравнивается. Поведение индивидуума начинает походить на …поведение целого коллектива.

При анализе поведения постоянных пользователей Интернета бросается в глаза отсутствие у них явного проявления «стадного инстинкта». Похоже, что социальный аспект «бытия в Интернете» связан с отсутствием необходимости бороться за место в иерархии. Интернет дает ощущение почти мгновенного удовлетворения «индивидуальной свободы», вплоть до отрицания одним индивидуумом значения других референтных групп или даже элит в Интернете. При формировании референтных групп в Интернете исчезают такие атрибуты «стадности», как одежда, происхождение, положение в обществе и семейное положение, внешность и тому подобное. На экране их просто не видно, а при желании индивидуум может представлять себя любым электронным визуальным образом. Правда, остаются такие атрибуты интеллектуальности, как язык и знания, но даже в этом случае референтные группы строятся на массовом высвобождении «свободного выбора». Иными словами, если индивидууму не нравится в одной референтной группе, то он имеет практически неограниченные возможности мгновенного перехода в другую референтную группу, сообразно своему языку и знаниям.

Иерархия практически отсутствует и в референтных группах Интернета - ей трудно сложиться, так как не «срабатывают» традиционные сигналы и механизмы несловесного общения. Значит, у индивидуума в Интернете не обостряется чувство ущемления «индивидуальной свободы», равно как и не обостряется стремление к «борьбе за место под солнцем».

Хорошо это или плохо? С точки зрения формирования сбалансированной модели «я и они» - хорошо. Но с точки зрения того, сколько времени индивидуум проводит в Интернете и сколько в повседневной жизни, - это может оказаться плохо.

Субкультура «граждан Сети» - индивидуумы, которые практически не покидают Интернет. Как правило, это молодые люди 12-30 лет, с психикой «фанов», для которых Интернет и есть реальная повседневная жизнь. Референтные группы у «граждан Сети» формируются на моральной основе, приближающейся к идеалу полного равноправия и благожелательности. Подчеркну, их общение только приближается к идеалу, поскольку индивидуумы, инициирующие возникновение референтных групп в Интернете, практически всегда знакомы между собой. Это - свойство современного Интернета, не ставшего полностью «внеязыковым» и «бесконтактным».

Другая субкультура - «мигранты» - пользователи Интернета, проводящие практически равные промежутки времени в Интернете и в реальной жизни. В отличие от «граждан Сети» они не могут игнорировать борьбу за место в иерархии даже на уровне деклараций. И ослабление этой борьбы может привести к отрицательным для «мигрантов» психологическим и карьерным последствиям.

Следует различать информационное и производственное общение и взаимодействие в Интернете. Для граждан Сети более свойственно информационное взаимодействие. Свободная информационно-потребительская позиция «граждан Сети» усиливается современными контекстными надстройками (электронная коммерция, цифровые библиотеки, виртуальные институты и лаборатории, дистантное обучение).

Но «производство» (например, электроэнергии, без которой Интернет невозможен) никто и никогда не отменит. Для «мигрантов» более свойственно не информационное, а «производственное» взаимодействие. Все новые контекстные надстройки, товары и услуги в Интернете создаются «мигрантами». Для этой субкультуры характерно «активное начало», стремление к росту знаний и развитию языка, поэтому, скорее всего, именно она будет в основном количественно и качественно подпитывать профессиональную элиту.

Следует особо подчеркнуть, что «граждане Сети» и «мигранты» отнюдь не разделены «железным занавесом». Психика людей изменчива, и вполне возможно, что индивидуум одной из субкультур осознанно захочет реализовать свои возможности в другой субкультуре.

Поскольку возможности смены референтных групп в Интернете безграничны, то процессы реализации «чувства свободы» в Интернете будут доминировать. Число «граждан Сети» будет довольно долго расти, особенно в странах, где облегчено удовлетворение других насущных потребностей. Однако, скорее всего, именно «мигранты» - индивидуумы, способные сочетать в себе «дух Сети» с «духом реальной жизни», - и будут развивать Интернет с учетом потребностей «граждан Сети», с которыми они тесно связаны «генетически».

Мировоззрение

и Интернет

Мировоззренческое многообразие Интернета формируется «гражданами Сети», которые абсолютизируют и распространяют свойства Интернета на повседневность. Неофит, стремящийся стать «гражданином Сети», либо пытается проповедовать свои мировоззренческие позиции, либо ассимилируется в установках референтных групп в Интернете. Все зависит от интеллектуального потенциала последних.

Многообразие референтных групп Интернета тяготеет сегодня к объединению в единое «киберпространство», а глобальность, в отличие от «местечковости» и изоляционизма, всегда нуждается в философии. Такая философия в Интернете еще только зарождается, но уже сегодня видно, что все ее предпосылки вращаются вокруг понятия «коллективного разума», который следует воспринимать метафорически, а не как тотальное объединение людей с полной потерей ими своей индивидуальности. Способствует этому и то, что процесс «выговаривания» и «самореализации» в Интернете сродни процессу медитации.

У индивидуума, несколько часов подряд находящегося «с глазу на глаз» только с компьютером, возникает ощущение удовлетворения чувства «индивидуальной свободы», психологического подъема и всплеска творческой активности. Эта активность не обязательно завершится созданием шедевра, она может просто возбуждать мозговые структуры индивидуума. Психологический подъем ассоциируется индивидуумом с чувством «наслаждения», что и роднит это состояние с медитацией и модным ныне, квази-буддистским «просветлением». Так у «граждан Сети» возникает чувство «единения» и «всеобщего братства», что только усиливает стремление к слиянию референтных групп в Интернете в киберпространство без необходимости выстраивания иерархии.

Поскольку общение в Интернете происходит свободно, то относительно свободно происходит и возникновение элит. Это означает, что наиболее активные члены референтных групп в Интернете все же частенько встречаются между собой и принадлежат одновременно и к субкультуре «граждан Сети», и к субкультуре «мигрантов». Этот фактор предопределяет «обратные связи» Интернета с повседневностью, которая уже сегодня испытывает пока слабое, но все более ощутимое воздействие со стороны «граждан Сети». Начинается это с языковых норм, расширяющихся за счет сленга «граждан Сети» и переопределения «мигрантами» социальных символов «культура», «мораль», «нравственность», «идеология», «вероисповедание» и т.п. в аспекте «коллективного разума».

Понятие «киберпространство», как унифицированная модель «я и они», еще не сложилось и не оформилось. И говорить о формах воздействия киберпространства на индивидуальные модели «я» еще рано, а значит рано говорить и о какой-либо единой идеологии или вере. Наблюдаемое сегодня киберпространство скорее демонстрирует перенос существующей повседневности (в том числе общественного устройства) на среду Интернета, чем являет нам перечень правил социального информационного взаимодействия, включая не только законы и табу, но и педагогические системы. Это подтверждают и анализ тематики дискуссий «граждан Сети». Поэтому сегодня можно сделать вывод, что мировоззренческий аспект Интернета только начинает формироваться.

Этот процесс противоречив. Наиболее ярко его проявления наблюдаются в информационном содержании Интернета как в форме благожелательности и терпимости, так и в форме экстремизма и нарушения элементарных моральных норм. А контроль над содержанием информации всегда был прерогативой государства и ареной сражений за права человека.

Интернет

и государство

Похоже, сегодня мы переживаем период изменения старых методов и приемов организации и поддержки структур власти. Интернет явился катализатором формирования «открытого общества».

Структура и форма власти в повседневности тиражируется через микроструктуры (референтные группы), которые могут располагаться вне государственного аппарата или существовать параллельно ему. Сегодня все формальные микроструктуры (бюрократические и академические) стали исключительно ритуалом и способом самовыражения. Принуждение резко снижает творческую активность масс, оставляя ее только в недоступных для принуждения местах, например, у индивидуумов с преобладанием модели «я» над моделью «я и они». Поэтому реальный прогресс достижим только за счет качественного изменения самих микроструктур и референтных групп под влиянием субкультур Интернета.

Существующая структура власти ранее практически полностью владела приоритетом в определении и трактовке социальных символов и ценностей, таких как «знания», «уровень образования», «свобода» и даже «вкус», являющихся важной стороной устройства общества. Преобладание власти осуществлялось посредством навязывания различным микроструктурам и референтным группам интеллектуальных критериев, которые оправдывали господство и незыблемость существующего режима, как «естественного» и «законного». Только активность, связанная с индивидуальной независимостью, способствует широкому и быстрому распространению новых знаний и позволяет избежать ловушки социального детерминизма.

Феномен Интернета привнес в функции и в структуру власти серьезные и необратимые изменения. «Граждане Сети» приобретают через Интернет новые практические знания и навыки нетрадиционного социального информационного общения, которые затем воплощаются «мигрантами» в новых жизненных стратегиях и действиях повседневности. Под влиянием Интернета стали качественно меняться и носители власти.

На самом деле субкультура «мигрантов» более заинтересована в реализации профессиональной власти, чем в развитии традиционных отношений «государство-гражданин» или стандартных политических движений. «Мигранты» начинают исподволь подменять их новыми отношениями и движениями, основанными на профессионализме и интеллекте.

Особый интерес привлекает появление в США нетрадиционных политических движений «кибер-либертарии» и «техно-коммунарии», дистанциированных от старых форм политических партий. Это логическое и историческое продолжение таких известных философских концепций, как «бунт масс» и «философия техники».

Элитарность переоценивается «гражданами Сети» и «мигрантами» по критериям активного развития принципов «индивидуальной свободы», «компетентности», «знаний», «умений», «терпимости» и даже «остроумия», не присутствовавших в стандартном наборе ценностей традиционных структур власти.

Разумеется, в тоталитарных государствах или в государствах с пережитками централизованного управления вопрос «государство и Интернет» всегда может быть решен в пользу государства.

В западных государствах этот вопрос решается на основе существующих форм демократии и традиционных взглядов на права человека. Более того, поскольку контекстные надстройки Интернета («электронная коммерция», «дистантное обучение», «виртуальные научные институты и лаборатории») приобретают черты самодостаточности и способствуют экономическому и интеллектуальному развитию общества, то Интернет рассматривается этими государствами как безусловная основа будущего глобального информационного сообщества, его прогресса и процветания.

Легко реализуя связи «народа с политиками», Интернет влияет на публичные и частные высказывания последних в средствах массовой информации, создавая новую форму «афинской демократии», когда каждый гражданин сможет оказывать достаточно ощутимое влияние на формирование политики всего государства.

Попытки посткоммунистических государств подчинить себе Интернет основаны на непонимании того, что он собой представляет. Во-первых, это - не средство и не каналы связи. Во-вторых, - не средства массовой информации и, в-третьих, Интернет - это не средство производства.

Что же такое Интернет? Сегодня он, безусловно, несет в себе оттенки всех трех вышеназванных функций - связи (как источник коммуникаций), СМИ (как источник информации) и производства (как основы для бизнеса). В то же время Интернет обладает уникальным мировоззренческим свойством: это глобальная общедоступная среда интеллектуального и культурного взаимодействия человечества. Вот почему степень развития Интернета в государстве является на сегодняшний день критерием развития демократии.

Возможен и еще один взгляд на Интернет, как на публичное место, в котором допустимы только правила поведения, принятые для традиционного публичного места. Этим подчеркивается генетическая связь повседневности и киберпространства - связь с найденными коллективным разумом человечества формами социального информационного общения.

Глобальность Интернета представляет для государства особую опасность, поскольку компьютерные коммуникации Интернета проходят через все территориальные границы, создавая новую «территорию» человеческой деятельности и подрывая возможность применения законов, основанных на географических границах. В силу нелогичности применения локальных правил к глобальным явлениям киберпространство ставит под сомнение роль местных правительств в управлении режимами информационного обмена в Интернете.

Конечно, Интернет - не панацея от социальных болезней. И не стоит сбрасывать со счетов традиционные опыты общества. Формирование мировоззрения киберпространства - длительный, болезненный процесс и дальняя перспектива. На этот процесс еще не раз будут воздействовать повседневные политические, националистические и религиозные доктрины и институты. Кроме того, следует учесть, что «граждан Сети» и «мигрантов» пока еще очень мало.

Однако темпы развития, проникновения в массы, самодостаточность и общедоступность основанных на Интернете механизмов экономического и социального развития делают Интернет самым действенным фактором развития стран мира и человечества в XXI столетии.

Какой путь изберет человечество в будущем - к коллективному разуму или к региональному изоляционизму, - пока предсказать невозможно. В развитии Интернета серьезную роль будет играть теория и приложения виртуальной реальности и искусственного интеллекта. Если технологические интерфейсные среды систем виртуальной реальности смогут конкурировать с органами чувств, а системы искусственного интеллекта - с уровнем естественного информационного обмена, то человечество получит еще один феномен - иллюзию непосредственного проживания в среде Интернета. Ну, а если сетевые системы будут непосредственно выходить на робототехнические производства, то «граждане Сети» смогут столь же непосредственно принимать участие в производстве - изготовлении товаров и услуг. В этом случае число «граждан Сети» будет расти еще более стремительно. Что же касается «мигрантов», то их число, скорее всего, является константой по отношению к общему числу населения евро-атлантических стран.

Описанная структура отношений в Интернете будущего здорово смахивает на «кнопочное общество потребления» фантастов начала кибернетической эпохи, поэтому в оценке адекватности этой модели развития человечества следует учитывать, кроме чисто генетико-социальных ограничений и истории, также макроэнергетический и макроэкономический факторы. И, конечно, случайность.

Николай Амосов, академик НАНУ:

Статья Сергея Азарова - фактически первая в украинской периодике, затрагивающая философские и социальные вопросы этого интересного явления. То, что в Интернете сегодня «проживают» целые слои населения, - факт несомненный. Как и то, что в следующем веке он будет существенно влиять на развитие всего человечества.

Есть у современного Интернета и явные изъяны - много источников весьма сомнительной познавательной ценности, а нужного и серьезного быстро не найдешь. Правда, я пока не могу похвастаться особыми навыками. Но телефон вряд ли стал бы популярным, если бы его использование вызывало у массового потребителя серьезные затруднения. То же и Интернет. Надеюсь, поисковые возможности Интернета улучшатся.

Вторая проблема - язык. Новая англоязычная терминология возникает в Интернете чуть ли не каждый день, быстро меняется и по сути напоминает сленг. Боюсь, что для следующих поколений переход на английский язык будет неизбежным. Эти феномены я называю «глобализация» и «однополюсность».

Первый означает глобализацию экономики и интеграцию человеческих ресурсов для решения глобальных проблем. И в этой связи Сергей Азаров правильно пишет о «коллективном разуме» человечества, к которому все и идет.

А вот «однополюсность» мира - это явление сегодняшнего дня. И оно, по-моему, уже состоялось. Один полюс - это сверхдержава, которая по промышленной мощи и развитию науки превосходит всех своих партнеров или конкурентов. Она одна и определяет отныне развитие человечества. Интернет здесь будет играть основную роль, поскольку именно он создает не только атмосферу свободного обмена знаниями и идеями, но и оказывает непосредственное влияние на другие народы. Государству есть о чем задуматься, но серьезно повлиять на ход событий оно вряд ли сможет, поскольку массовые процессы, в том числе и Интернет, подчиняются только законам самоорганизации.

Но к некоторым деталям статьи следует отнестись как к началу дискуссии. Например, предложенные автором две модели индивидуума - «я» и «я и они» - мне представляются единой моделью. Так же проблематично и утверждение о том, что современные психологические построения не рассматривают «активного субъекта в активной среде».

Дмитрий Кохманюк - один из создателей украинского Интернета - с 1994 года член группы администрирования домена Украины в Интернете (.UA):

Хотя и живу в США, я постоянно общаюсь со своими коллегами в Украине и хорошо знаю, что у них происходит и что их волнует. Разумеется, это возможно только благодаря Интернету.

Автор обсуждает отличие поведения людей в Интернете от их поведения в реальной жизни, пытается классифицировать «жителей Сети», и сделать прогнозы на будущее. Многие из перечисленных (а скорее, просто обозначенных) тем достойны значительно большего объема, поэтому читателю может показаться, что перед нами попытка «объять необъятное». Этому способствует и фраза «человеческий фактор», которая напоминает мне

80-е годы, когда Интернет был примерно тем же, чем кибернетика в 70-х - непонятным, враждебным, чуждым и ненужным.

У автора есть несколько не явно высказанных интересных тезисов, с которыми хочется поспорить. Прежде всего, то, что поведение в Интернете предполагает активное общение.

Мне кажется, что это признаки, скорее, ранних этапов развития Сети. Сейчас, на мой взгляд, в США гораздо популярнее потребительское назначение информационных ресурсов Интернета - сайтов, списков рассылки, конференций. Интеллектуальная элита, на которой держался образ старой Сети, сегодня уже размыта вновь подключившимися рядовыми потребителями. Она ограничивается своими узкопрофессиональными областями, а то и просто ушла из Сети.

Еще совсем недавно основными услугами Интернета были электронная почта и конференции, а home page (домашняя страница) - символом статуса человека в обществе.

Сегодня основные услуги - это web-сайт и каталог-портал - рекламный или справочный и обычно полностью обезличенный, а необычный подъем средств разговорного типа (irc, icq, chat) лишь подчеркивает уход от повествовательно-письменного жанра в сторону телеграфного стиля и телефонно-сиюминутной болтовни. Можно сказать, что на смену «патриархальной деревне Интернет» с уважаемыми старейшинами пришел большой виртуальный город с магазинами и жителями, предпочитающими общение по Интернету, как ранее горожане предпочли живой речи общение по телефону.

Я полностью согласен с автором, что Интернет - это не средство связи, не средство производства и не средство массовой информации. Но верно также и то, что Интернет активно вторгается на территорию этих секторов рынка и общественной жизни. Интернет предлагает некоторые «вещи» нетрадиционным и в то же время эффективным способом. Например, для разговоров - видеоконференции через Сеть; для СМИ - электронные газеты и журналы, причем не только с возможностью поиска любой статьи в архиве, но и бесплатной подпиской и доставкой; для коммерции - прибыль обеспечит доход сайта предприятия за счет рекламы или посреднических связей покупателей с предоставителями конкретного содержания (контента), пользующегося спросом на рынке Интернета.

Я позволю себе сомневаться, что степень развития Интернета соответствует степени демократии; в странах с устоявшейся бизнес-практикой перепродажи информации о личной жизни граждан (например, в США) Интернет является способом идентификации и классификации потребителя, для того чтобы впоследствии обеспечить целевую рекламу и предложить ему товары и услуги, к которым этот потребитель «испытывает слабость» и не сможет от них отказаться.

Очень интересен авторский анализ типов поведения людей и моделей социальной активности, перенос их в Сеть и исследование последующего изменения этих типов и моделей.

Но конкретное деление пользователей Интернета на группы «мигрантов», «граждан Сети» и всех остальных - весьма спорно и требует длительного анализа социального поведения в Сети всех ее пользователей. Разумеется, что как гипотеза, это деление имеет полное право на жизнь.

Однако не следует забывать, что многие пользователи Интернета рассматривают Сеть как средство извлечения информации - альтернативу газете, телевидению или радио. И только. Напоследок упомяну сайт первого в своем роде социального образования - государство Cyber Yuga, созданный двумя бывшими югославами. Это первое в мире государство, расположенное в киберпространстве и со свободным гражданством (подробности - www.juga.com.)

Игорь Дядюра, кандидат технических наук. Имеет богатый практический опыт организации Интернета на основе спутниковой связи. Главный инженер компании «УкрСат». Ведет исследовательские работы в области беспроводных технологий Интернета:

Для меня Интернет долгое время был просто «е-мэйлом», электронной почтой. Потом - «вэб» (как средство для получения информации, включая автоматизированный поиск нужных данных). Позже я открыл для себя электронный виртуальный магазин «Амазон», откуда теперь регулярно получаю новейшие технические книги.

На каждом из этапов новые свойства Интернета становились для меня своеобразным открытием, и символ если и не ломался, то кардинально менялся и дополнялся. Уверен, что открытий еще много.

Нет никакого сомнения, что у Интернета великое будущее, в том числе и у нашего, украинского фрагмента этой без преувеличения всемирной сети.

(Полный вариант статьи доступен в Интернете по адресу www.kiss.kiev.ua)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно