«ДИВЕРСИЯ» НА ТРУБОПРОВОДЕ

27 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 27 октября-3 ноября

Диверсанты орудовали средь белого дня уверенно, открыто и бесцеремонно. Им не составило труда пер...

Диверсанты орудовали средь белого дня уверенно, открыто и бесцеремонно. Им не составило труда пересечь обветшалое ограждение из колючей проволоки, по старинке именуемом системой инженерной защиты, и, не опасаясь грозного окрика охранника, неспешно установить мину на магистральном трубопроводе, перегоняющем аммиак из Тольятти в Одессу. Однако хладнокровность, с которой действовали злоумышленники, не шла ни в какое сравнение с выдержкой, продемонстрированной администрацией госпредприятия «Трансаммиак». О предстоящем взрыве диверсанты, как и положено настоящим террористам, сообщили по телефону в Донецк, где находится предприятие, и были сражены наповал... веселым смехом, после чего последовало заверение о том, что подобное исключено, поскольку трубопровод надежно охраняется.

Взрыва действительно не произошло. Но вовсе не из-за того, на что так надеются в «Трансаммиаке». Все намного проще — сама по себе ржавая консервная банка (именно она, к счастью, была представлена миной) взорваться не может. И тревога действительно была ложной, поскольку в роли диверсантов выступили местные журналисты, проведавшие о бесхозном состоянии действующего трубопровода, точнее, его 26-километрового участка, проходящего по территории Запорожской области. Подобным образом они решили обратить внимание на проблему.

Так уж у нас повелось: когда что-либо становится «до фени» абсолютно всем, остается только уповать на то, что хотя бы общественность не останется безучастной. Ведь у должностных лиц на этот счет выдержка железная. По крайней мере именно такое создалось впечатление, когда параллельно с действиями «террористов» начальник областного управления по вопросам чрезвычайных ситуаций делился с телеэкрана обстоятельными комментариями на тему «Что будет, если…» А будет, оказывается, очень плохо, поскольку (не приведи, конечно, Господь) в случае аварии враз выльется порядка 120 тонн аммиака, и ядовитое 10-километровое облако покроет территорию двух районов, поразив около 40 тысяч жителей.

Аммиакопровод, на который обратили внимание журналисты, далеко не единственный из потенциально опасных объектов в области (таковых около 350). И время от времени на них, увы, случаются происшествия, наносящие не только вред окружающей среде, но и представляющие реальную угрозу здоровью и жизни населения. Но горький опыт, увы, мало кого понуждает к соответствующим выводам. К примеру, по состоянию на начало года в области числилось 320 складов ядохимикатов, а спустя два месяца их оказалось 270. Неужели опасные вещества утилизированы? Да ничего подобного! Склады исчезли только на бумаге, а куда в действительности девались яды — никому не известно. Однако рано или поздно они ведь все равно дадут о себе знать. Как это, например, недавно случилось в селе Малая Белозерка Васильевского района. На складе, принадлежащем ОАО «Васильевский «Агрос», где хранилось около 200 тонн непригодных, запрещенных к употреблению или неопределенных ядохимикатов, возник пожар. Не исключено, что произошло это вследствие неудовлетворительного состояния складских помещений, где химические вещества попросту были свалены в кучу, без должной инвентаризации и паспортизации.

Впрочем, по большому счету, даже эти факты — не более чем цветочки на общем фоне экологических проблем, которые испытывает регион в течение многих десятилетий. В первую очередь это касается областного центра, традиционно несущего подавляющую часть техногенной нагрузки. Исторически сложилось так, что промышленная площадка, где сосредоточены основные предприятия- загрязнители, расположена в аккурат посредине города. Это дало повод для ироничного замечания местных острословов о том, что настроение запорожцев меняется в зависимости от направления ветра — в какую сторону он подует, тому очередь печалиться. Но, к сожалению, в целом экологическая обстановка такова, что грустить вынуждены практически все.

Ежегодно выбросы загрязняющих веществ составляют в области свыше 250 тыс. тонн. И большая часть из них припадает на областной центр. Поэтому для Запорожья уже стало обыденным явлением, что уровень загрязнения атмосферного воздуха по пыли и двуокиси азота превышает нормативы в 2,5 раза, по фенолу — в 1,3 раза. Другого ожидать не приходится, если в погоне за валом предприятия — в первую очередь металлургические — попросту игнорируют проблемы защиты окружающей среды. Это особенно ощутимо в выходные и праздничные дни, когда, пользуясь ослаблением контроля, сознательно нарушаются требования технологического регламента, и в атмосферу выбрасываются дополнительные дозы вредных веществ.

Для города это стало настолько привычным, что в умах промышленников родилась даже своеобразная философия, обосновывающая данный подход к экологическим проблемам как нечто совершенно нормальное. Достаточно красноречиво ее выразил в одном из интервью председатель правления ОАО «Днепро-спецсталь» Вадим Лейбензон. Отвечая на вопрос о том, не пора ли запорожцам потребовать компенсацию с промышленных гигантов за ужасные экологические условия, которые они создали, председатель ответил: «Только на «Днепроспецстали» работает почти 10 тысяч человек, на «Запорожстали» — в два раза больше, плюс остальные заводы… Прибавьте членов семей, пенсионеров и т. д. — получится, что больше половины города прямо или косвенно связаны с крупными заводами. И по средней зарплате, кстати, Запорожье на втором месте после Киева. Вот вам и компенсация за соседство с промгигантами».

Подобное мнение отнюдь не единично. И основой для него служит в первую очередь экономика, состояние которой определяется работой предприятий так называемых базовых отраслей. Увы, тех самых, что приносят наибольший вред окружающей среде, обеспечивая региону лидерство в стране по темпам прироста объемов промышленного производства. Например, за истекшие девять месяцев они увеличились по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 21,1 процента. Но тут невольно вспоминается замечание сатирика по поводу того, что по количеству врачей мы уже обогнали всех, отстать бы теперь по количеству больных. А это как раз и не получается. Проведенные в течение последних пяти лет исследования медиков показывают, что уровень заболеваемости в экологически неблагополучных районах области в 2—5 раз выше, чем в относительно благополучных. В регионе постоянно фиксируется увеличение заболеваемости и смертности от туберкулеза. Беспристрастная медицинская статистика отмечает в этом году 25-процентный рост детской смертности и двукратный — материнской.

Разумеется, к нарушителям природоохранного законодательства применяются санкции. Но по сравнению с причиненным ущербом их размеры настолько смехотворны, что даже упоминать неловко. Скажем, в первом полугодии на 61 должностное лицо наложено штрафов на 4 тыс. гривен — примерно по 65 гривен на брата. Стоит ли удивляться, что при столь «жестких» санкциях экологический контроль практически никто не воспринимает всерьез. Нередко инспекторов управления экоресурсов даже не пускают на территорию предприятия, несмотря на установленное для них законом право беспрепятственного доступа. А при возникновении конфликта администрации предприятий искренне возмущаются, что их загодя не предупредили о предстоящей проверке. И не случайно особо острые экологические проблемы в регионе остаются традиционно нерешаемыми в течение десятилетий. Тогда как процесс загрязнения окружающей среды подошел к критической границе, а в некоторых случаях и преодолел ее.

По оценкам ученых-экологов, в Каховском водохранилище, например, объем придонных отложений, включающий в себя полный набор химических элементов таблицы Менделеева, характерен уже для состояния экологического бедствия. И его масштаб продолжает расширяться, поскольку только в нынешнем году выбросы загрязненных стоков металлургических предприятий превысили 45 млн. кубометров.

Обычно в подобных случаях принято сетовать на нехватку средств. Может быть и негоже считать деньги в чужих карманах, но ведь у тех же предприятий находятся средства на содержание и спортивных команд высшей лиги, и вполне приличных баз отдыха, дворцов культуры… Да и на счете областного экофонда, как выяснилось, накопилась приличная сумма, но эти деньги не осваиваются, как это предусмотрено специальным постановлением Кабмина о внедрении в области эколого- экономического эксперимента. Неужели безразличие к будущему настолько прочно внедрилось в сознание чиновников, что их не пронять никакими катаклизмами?

Пожалуй, иного объяснения не найти. Иначе как расценить то, что на состоявшемся в середине июня очередном заседании областной комиссии по вопросам техногенно-экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций о беспризорном аммиакопроводе никто и словом не обмолвился? Хотя, судя по тексту протокола заседания, члены комиссии не только «внимательно рассмотрели план первоочередных упредительных мер на потенциально опасных объектах Запорожской области с наибольшим риском возникновения возможных чрезвычайных ситуаций», но и утвердили его. Но почему-то остался без внимания тот факт, что за транспортировку аммиака предприятие ежемесячно получает несколько десятков миллионов гривен, а надлежащая охрана трубопровода обошлась бы менее чем 200 тысяч в год.

Впрочем, говорят, после того случая с «диверсией» на трубопроводе проблеме наконец-то уделили внимание. Якобы даже заключен договор на охрану. Так что теперь туда журналисты не сунутся...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно