АКАДЕМИЯ ПРОЯВИЛА ХАРАКТЕР?

23 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 23 мая-30 мая

Закончился академический марафон. Избраны новые действительные члены НАНУ и ее члены-корреспонденты...

 

Закончился академический марафон. Избраны новые действительные члены НАНУ и ее члены-корреспонденты. Редакция «ЗН» искренне поздравляет новых «бессмертных». Особенно приятно отметить то, что избраны и некоторые из авторов еженедельника, сотрудничество с которыми мы особенно ценим.

Эти выборы в кулуарах не раз называли «историческими», подчеркивая, что власть, не почтившая своим вниманием сессию Общего собрания Национальной академии, тем самым позволила провести выборы в условиях полной свободы... Только почему так нервничал академик Патон по поводу того, что подсчет голосов шел невыносимо долго?..

Результаты голосования удивили многих. Лица баллотировавшихся, но не избранных становились пунцовыми, дергались от негодования щеки обычно надменных, спокойных людей. Как говорится, такого не ждали...

Выборы действительно проходили в необычной обстановке — не так давно резко повысили плату за академическое звание. Это придало мощный импульс для борьбы широким академическим массам, которые уже начали было терять интерес к когда-то громкому званию.

Кстати, и слово «исторический» по схожему поводу впервые использовал несколько месяцев назад Андрей Гурджий, сообщая ученым о решении украинского правительства в несколько раз повысить оплату за академические звания. С тех пор членкор у нас стал получать около 250 у.е., а действительный член — 400 у.е. Это немного меньше, чем в России, но для украинских ученых, недавно ломавших голову над тем, как сэкономить деньги на проезде в общественном транспорте, такой щедрый подарок равноценен манне небесной...

Хотя если сравнить вызывающую столько экивоков плату за звание в НАНУ с рядовой пенсией обычного техника или рядового инженера по другую сторону украинской границы, например в Польше, то окажется, что она выглядит весьма бледно. И уж совсем не стоит сравнивать польскую пенсию или зарплату с деньгами нашего инженера или младшего научного сотрудника. Она едва ли не в десять раз меньше... Тут уж совсем становится не по себе — ведь и промышленность украинская была когда-то помощнее, и наука уж никак не уступала польской. Чего же мы не досмотрели за эти десять лет, что они смогли так уйти вперед?..

На выборах в НАНУ результаты однозначно показали отношение украинских ученых к власти. Так, не был избран в членкоры вице-премьер Дмитрий Табачник. Ему сказали «нет» еще при голосовании в отделении.

Не прошел в члены-корреспонденты Богдан Губский. Оставим в стороне научные достоинства кандидата, хотя, по признанию авторитетных экономистов, разрабатываемая его группой концепция является одной из самых перспективных в украинской экономической науке. Кроме того, Б. Губский основал фонд, играющий видную роль в поддержке науки и ученых. Однако все это не перевесило принадлежность кандидата к власть имущим.

Неожиданностью стало и то, что не избрали в академики Станислава Довгого. Казалось бы, Станислав Алексеевич, как никто другой, много сделал для академии. Достаточно подключения научных учреждений НАНУ и вузов к Всеевропейской научной Интернет-сети. Уже одно это решает острейшую проблему включения украинской науки в обмен новейшими знаниями с европейским научным сообществом. Увы...

После всего вышеперечисленного воспринимается естественным недобор половины необходимых голосов начальником Главного управления внешнеэкономических связей и инвестиций Киевской горгосадминистрации Михаила Поживанова...

Даже Элла Либанова — человек явно из научной среды, сделавший конкретные и важные исследования по демографии, потеряла не один десяток голосов по сравнению со своими коллегами, не замеченными в контактах с властью. По-видимому, ее работа советником Президента автоматически настроила против нее немалую часть академического зала и поставила под удар ее безусловные научные заслуги.

Тем не менее прошел в академики Владимир Литвин, а в членкоры — директор «Познякижилстроя» Нвер Мхитарян. Правда, зачисление спикера в «бессмертные» было обеспечено преимуществом всего в один голос. «Все-таки счетная комиссия может, — отметили в кулуарах, — если очень захочет».

И тем не менее даже после вышеперечисленного трудно понять, какими критериями руководствовалось академическое сообщество, выбирая себе новых членов. Если густое сито сессии НАНУ отбирало в академики по принципу «не пропустить администраторов, депутатов и вообще людей власти», то в прошедших двумя днями раньше выборах по отделениям явными фаворитами были не исследователи, а академические руководители, зачастую весьма далекие от непосредственного добывания знаний. Наверное, это главная загадка НАНУ — ухитриться сочетать лютую нелюбовь к государственным властным структурам с обожанием собственного мелкого и весьма, как показывает опыт последних лет, алчного и бездарного академического начальства.

Впрочем, не будем отождествлять Национальную академию с академиками, потому что, к сожалению, в действительные члены часто-густо попадали не те, кто действительно прославил ее. А в последние годы наиболее талантливые молодые ученые как-то все больше старались уйти в тень и даже покинуть страну. Вперед в массе своей выдвинулись те, кто получил звания за работу в президиуме, за былые партийные и комсомольские заслуги, даже за участие в самодеятельности. О настоящих ученых весьма часто как-то умудрялись забыть. И пока существует «эта прогнившая система» (цитирую рассерженных академиков), будут существовать и ее коренные недостатки.

Последние выборы еще раз показали: четкая структурная организация академии, то есть то, что было ее главной силой в советские времена и позволяло выстоять в эпоху разброда, теперь становится существенным тормозом. Академия все больше напоминает хоспис со всеми вытекающими отсюда последствиями и особенностями поведения. Некоторых ученых больше всего поражало лицемерие участников голосования — к проигравшим коллегам подходили академики и доверительно сообщали, что они-то проголосовали «за». Так, к одному из проигравших подошли шесть человек и любезно доложили, что они и есть те, кто голосовал «за». И это при том что реальных голосов было всего два... О каких поисках истины, о какой науке, совести нации при этом можно говорить?

Впрочем, прошедшие выборы можно считать лишь легкой разминочной репетицией перед главным событием, которое ожидается в ноябре — выборами президента Национальной академии. Предстоит болезненная смена нетривиального лидера, проведшего академию через разные эпохи — хрущевскую, брежневскую, неровное время независимой Украины. За столь долгий период фамилия Патона стала своеобразным брэндом украинской науки, и многим трудно даже представить, что НАНУ когда-то сможет работать без такого знамени. К сожалению, в слепящих лучах еще не переизбранного президента НАНУ пока трудно рассмотреть другие истинные академические вершины. Увидеть их позволит только время.

Тем не менее возле трона явно просматриваются фигуры, претендующие возглавить процесс. В тумане уже прорезались абрисы молодящегося красавца не семи пядей во лбу. Чуть поодаль весьма уверенно орудует серый кардинал... И пусть они ничего явственного не сделали в науке, не предложили никакой концепции дальнейшего развития, но они уже готовы принять старт...

В НАНУ все яснее осознается: существующая академическая система безобразно прогнила. Но понятно и другое — пока есть желающие, игра в таких действительных членов будет продолжаться, хотя состав игроков становится все жиже...

P. S. Наш рассказ об «исторических» выборах был бы неполным, если бы не было упомянуто о том, что среди ученых распространено мнение: между президиумом НАНУ и некоторыми представителями верхних эшелонов власти существовал устный договор — в обмен на повышение выплат за звания академики выберут представителей власти в «бессмертные». Не сладилось, не срослось...

В связи с этим, расходясь после выборов по домам, ученые в задумчивости рассказывали друг другу старую притчу о лягушке, согласившейся на уговоры скорпиона перевезти его через реку. Однако на середине реки скорпион взял и укусил лягушку в шею. «Ты, что? — закричала лягушка. — Ты же обещал, что не будешь. Мы же утонем сейчас вместе!» — «Обещал, обещал, — прохрипел захлебывающийся скорпион, — но ты же знаешь мой характер»...

Да, теперь уже можно с уверенностью сказать, что НАНУ на этих «исторических» выборах действительно проявила характер. Вот только непонятно, а что же будет дальше?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно