А РАСПЛАЧИВАТЬСЯ ОСТАВИМ ПОТОМКАМ?

11 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

В номере еженедельника «Зеркало недели» от 4 декабря 1999 года была напечатана рецензия Н.Власенко ...

В номере еженедельника «Зеркало недели» от 4 декабря 1999 года была напечатана рецензия Н.Власенко и М.Коротенко «Кто, как и почему решает, будет ли будущее наших детей радиоактивным...» на статью Г.Фалько, опубликованную в этой же газете 24 июля того же года под названием «Кто решает вместо нас, будет ли будущее наших детей радиоактивным?» Прежде всего хотелось бы поблагодарить редакцию «ЗН» за то, что она продолжает поднимать на своих страницах проблемы атомной энергетики вместе со всем комплексом последствий планетарной катастрофы, случившейся весной 1986 года в сотне километров от Киева и которой суждено неопределенно долго оказывать громадное негативное воздействие на здоровье народа Украины.

А теперь по существу рецензии. Прежде всего, доктора физико-математических наук, профессора, эксперта ООН по ядерной безопасности Георгия Фалько очень трудно заподозрить в некомпетентности, хотя бы потому, что он стал доктором наук в то время, когда кандидатскими и тем более докторскими степенями и академическими званиями не разбрасывались так, как сегодня (за последнее десятилетие наша держава вышла на первое место в мире по количеству академий и академиков, а по весомости научного вклада в мировую науку опустилась на 80-е место.) Сами же рецензенты никому не известны, если же они и являются специалистами в обсуждаемой области, то их анонимность, умолчание научных титулов, можно объяснить разве что стыдом за то, что они сочли возможным написать в своей рецензии.

То, о чем писал профессор Г.Фалько в июле 1999 года, заслуживает внимательного прочтения и наводит на серьезные размышления. Можно лишь сожалеть, что автор не затронул некоторых вопросов, связанных с радиационной безопасностью населения, но тому были объективные причины. Вызывает уважение то, что он попытался рассмотреть все варианты реконструкции чернобыльского «саркофага», тридцатикилометровой зоны отчуждения и судьбу самой АЭС. Автор лишь чуть-чуть приоткрыл нам завесу умолчания над тем, как группа людей, объединенных узковедомственными корпоративными интересами, ответственных за происходящее, решает стратегические вопросы развития атомной энергетики в Украине. И главное, что при этом не учитываются интересы народа Украины, который, являясь налогоплательщиком, финансирует саму атомную отрасль. Автор сделал достоянием гласности ведомственную свару из-за попыток любыми средствами урвать кусок покрупнее от финансового пирога, показал, как вырабатываются, принимаются решения, куда идут и как расходуются средства. Статья заставляет задуматься над тем, почему отдают приоритет проектам не самым оптимальным с научной, технической и экономической точки зрения, почему принимаются решения вопреки логике, здравому смыслу, принося в жертву ради этого национальные интересы. В этом и кроется главная причина такой негативной реакции на публикацию господ Н.Власенко и М.Коротенко, взявших слово от имени атомного ведомства.

Точка зрения Г.Фалько понятна и заслуживает уважения. Уместно в связи с этим напомнить рецензентам историю академика Д.Сахарова, которого клеймили позором все кому не лень, вплоть до доярки Маши, которая по «Маяку» однажды говорила буквально следующее: «Я глубоко возмущена академиком Сахаровым, его публикациями и интервью в западных средствах массовой информации. И хотя их сама не читала, я, как и все советские люди, до глубины души возмущена его взглядами...» Думаю, этого достаточно. А вот теперь то, что покойный академик Д.Сахаров (светлая ему память) говорил тогда в одном из интервью в то время, когда только-только начиналось строительство Чернобыльской АЭС: «Подобные ядерные реакторы должны размещаться в отдаленных безлюдных районах, за 500 и более километров, или находиться под землей на глубине 150—200 метров, так как в случае разрушения такого блока радиационное загрязнение будет такое же, как при взрыве мегатонной водородной бомбы...» Эти слова можно было услышать только по «вражьим голосам», а по своим в то время передавали интервью другого академика — А.Александрова, который заверял, что строящиеся реакторы настолько надежны, что хоть под кроватью размещай.

А теперь об отзыве самих вышеупомянутых рецензентов Н.Власенко и М.Коротенко. Прежде всего он поражает тоном изложения, наполнен раздражением и неуважением к автору, стремлением его опорочить во что бы то ни стало только потому, что его точка зрения не согласуется с интересами корпоративной группы, от имени которой взялись за перо эти господа. При весьма значительных размерах отзыва там ничего не сказано о самом главном, о том, что вынесли оппоненты в название своего опуса — о БЕЗОПАСНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ УКРАИНЫ! Ничего не сказали оппоненты о том, как остра проблема захоронения радиоактивных отходов, что не решен вопрос с твердыми и тем более с жидкими и газообразными отходами, которые являются головной болью не только АЭС Украины, но и всего мира. Отсутствие гласности в «чернобыльском ведомстве» прежде всего вредит самой атомной энергетике, продолжая поддерживать у общественности страх и недоверие к этой отрасли народного хозяйства. В то же время на страницах российского научно-популярного журнала «Наука и жизнь» в серии статей под названием «Ураган на Кольской атомной», напечатанных в 9—12- м номерах за 1998 год, публикуются высказывания, комментарии по всем вопросам, затронутым в статье Г.Фалько, таких лиц, как директора Кольской АЭС, генерального директора российского концерна ТВЭЛ, производящего топливо для АЭС, бывшего министра Минсредмаша. Если в России на Кольскую АЭС могут приехать и свои граждане, и зарубежные, чтобы лично убедиться, что их не обманывают (это на станции, где все, в сущности, относительно благополучно), то все, что касается Чернобыля, покрыто завесой умолчания во имя обеспечения «минимизации последствий Чернобыля и «спокойствия» народа, пострадавшего от ядерной энергетики более чем кто-либо. Никто не знает правды о происходящем на станции. Складывается впечатление, что всякий там радиационный контроль Украине вовсе не нужен, словно живем мы не под Чернобылем, а где-то в дебрях нетронутой Амазонии.

Так что? В Украине все благополучно с радионуклидным настоящим и тем более будущим? Что, авторы хотя бы на йоту что-то прояснили? Они просто попытались напустить ведомственного тумана. Если ответ они писали лично для Г.Фалько, то зачем было газете публиковать их рецензию, больше смахивающую на профессиональную галиматью? Нельзя не заметить и того, что отзыв появился спустя полгода после публикации статьи. Это наводит на мысль, что ответ сочинялся где-то в недрах заинтересованного ведомства.

Ссылаясь на заключения многочисленных ведомственных экспертов и комиссий по радиационной безопасности, авторы хотели убедить читателя, что все хорошо, тревожиться не о чем. Тогда им остается объяснить нам только одно, почему последние два десятилетия катастрофически ухудшается здоровье нации, идет неуклонный рост онкозаболеваний, увеличивается число врожденных уродств!..

Вместо серьезного обсуждения вопросов радиоактивного загрязнения территории Украины авторы предпочли доказывать сомнительные преимущества одного из проектов хранилища ядерных отходов. Причем делать это взялись они так рьяно, что закрадывается подозрение в их личной заинтересованности. Ощущая шаткость приводимых доводов, они ничего лучшего придумать не смогли, как попытаться навязать разглагольствования о нормативных актах.

Рецензенты почему-то не затронули вопрос о радионуклидном загрязнении окружающей среды, мониторинга воды, воздуха, почвы, продуктов питания. Имеется ли надежный, постоянный, объективный контроль и, главное, доступ населения к информации. Не потому ли у нас за последние пять лет вообще не было случая, чтобы где-то возник вопрос о радиационном загрязнении, разве что из Парижа вдруг промелькнет информация без комментариев о партии маринованных грибов «с радиацией», доставленных из Украины, или «светящейся» одежде украинских «челноков» в Польше. Оказывается, за 2000 километров от Чернобыля контроль необходим и он осуществляется, а на самой загрязненной территории в мире, выходит, ни к чему! Что население ест, пьет, чем дышит, в каких домах живет? Имеется ли возможность у каждого из нас проверять продукты питания на радиоактивное загрязнение? Почему-то скандинавы, французы, немцы, японцы, живущие в непосредственной близости от АЭС, могут это делать, как и перепроверять показатели ведомственных служб радиационной безопасности, а наш народ, живущий на самых загрязненных землях, потребляющий сельхозпродукты с этих территорий, лишен такой возможности. Нам положено продолжать верить ведомственным службам. А доверять-то нельзя, ибо все нормы изначально завышены в 10—100 раз!

Вот этим и объясняется, что украинские грибы, проверенные по нашим стандартам, на которые чересчур часто ссылаются господа оппоненты, вдруг оказываются загрязненными радионуклидами вне всякой меры во Франции, а в Украине — нет. Наверное, считают спецы от НАЭК, народ наш за 40 лет успел «привыкнуть» к радионуклидам. Но смею утверждать, что радиационное воздействие на организм человека во многом сходно с тем, что происходит с материалами, находящимися в зоне облучения, — наблюдается их стремительное старение. Так и население Украины в результате чернобыльской катастрофы страдает синдромом преждевременного старения, наподобие синдрома Хатчинсона — Гилфорда, когда дети доживают до 12 лет глубокими стариками. В мировой литературе было описано 100 таких случаев, а здесь — целый народ...

Вот некоторые вопросы, на которые читатели ожидали получить ответ в рецензии под интригующим названием. Но увы!..

Касаясь вопроса рентабельности АЭС, оппоненты (заявляя, что Г.Фалько умышленно завышает стоимость вырабатываемой электроэнергии на АЭС по сравнению с электростанциями на традиционных видах топлива в два раза), не упоминают хотя бы о том, во сколько обойдется демонтаж атомных энергоблоков. Или они этого не знали, взявшись за перо? Тогда следует напомнить им, что демонтаж ядерных энергоблоков обойдется, по предварительным оценкам многих экспертов, в 80% от первоначальной стоимости! И средства эти не могут не включаться в стоимость электроэнергии (ее и не включают в стоимость вырабатываемой электроэнергии по принятой сегодня в мире методике оценки). Касаясь утверждения, что Г.Фалько ссылается на устаревшее мнение экспертов 10—15-летней давности, замечу, что по заключению нынешних независимых зарубежных экспертов затраты на производство электроэнергии на АЭС еще выше, чем предполагалось в прошлом, что, идя по пути продления сроков эксплуатации блоков, мы просто оттягиваем решение проблемы. В то же время увеличивается ненадежность оборудования станций, ибо конструкционные материалы в условиях высокой радиации, давлений и температур не могут работать вечно. Если исходить из того, что гарантия — это не обязательство устранить бесплатно поломку в течение определенного срока эксплуатации, как принято у нас, а гарантия того, что изделие в течение оговоренного срока не выйдет из строя, как принято во всем остальном мире. И блоки все равно придется закрывать, это очевидно, что бы ни говорили оппоненты от НАЭК.

Для полноты картины остается добавить, что население потребляет менее 10% от всей производимой электроэнергии в Украине (в США на нужды населения идет 50—60% вырабатываемой энергии). Промышленность лежит, куда деваются остальные 90% электроэнергии? Кстати, по энерговооруженности на душу населения мы находимся на уровне Франции — 6 кВт против их 6,8 кВт. Но у них в Париже светло как днем, а у нас отключают по графику жилые кварталы. Для чего? Не для того же, чтобы экономить энергию, потому что экономия составляет менее 1%. Делается это, очевидно, с целью внушить населению, что электроэнергии нет, потому надо экономить, продолжать эксплуатировать Чернобыльскую и строить новые АЭС...

Вероятно, гражданам Украины было бы важно узнать о том, что АЭС работают, а электроэнергия течет по ЛЭП в сопредельные страны, мимо погруженных во тьму сел и деревень чернобыльской зоны, обесточенных ферм, где не могут даже приготовить корма и подоить коров; как население, живя под боком АЭС, с наступлением сумерек зажигает свечи и керосиновые лампы, отапливается хворостом, как в средневековье. Можно представить себе, чтобы электроэнергию с американских, немецких, французских станций перекачивали бы в какой-нибудь Гондурас, а фермеры, живущие вокруг АЭС, сидели бы при керосиновых лампах?..

Но парадокс еще и в том, что средства, вложенные в модернизацию энергоблоков, просто не окупаются выработанной электроэнергией. В мире имеется более 500 ядерных реакторов, их продолжают строить, но ни один из них еще не демонтировали по одной простой причине: нет технологий и техники для демонтажа отработавших реакторов. Хотя их выводят из эксплуатации давно, но как? Напомню, американцы, к примеру, загерметизировав реактор первой своей атомной субмарины «Наутилус», затопили лодку в Тихом океане, где поглубже, «наивно» полагая, что в океанских глубинах нет вертикального и горизонтального перемещения слоев воды. Атомное «сердце» первого в мире ледокола им. В.Ленина затопили в мелководном Баренцевом море. А так как герметичный контейнер с реактором никак не хотел идти ко дну, то его, «негодяя», пришлось предварительно расстрелять из пулемета... Утилизация, захоронение радиоактивных отходов — проблема проблем.

Позволительно узнать: господа-оппоненты хоть как-то оценивают жизнь полумиллиона умерших и ныне живущих — болеющих, теряющих здоровье людей? Так вот скажите, сколько же тысячелетий работы АЭС надо было бы, сколько электроэнергии, чтобы компенсировать ущерб здоровью населения, природе?! Или вы считаете, что это не должно входить в стоимость электроэнергии АЭС?! Так же, как не посчитали стоимость затрат по демонтажу отработавших свое блоков и АЭС? Или вы, господа, считаете, что, заказав обед и погуляв на празднике жизни, ваши счета должно оплачивать еще не родившееся поколение?!

* * *

АЭС должны работать. Никто не собирается запрещать атомную энергетику. Это равносильно тому, как если бы наши пещерные пращуры пытались запретить огонь ввиду его чрезвычайной опасности. Вопрос заключается в другом: атомные технологии должны находиться в руках не неандертальцев, а людей с высоким нравственно-этическим уровнем развития.

И наконец. Когда ссылаются на атомную энергетику Франции, то не учитывают, во-первых, то, что у нее просто-напросто нет на своей территории других альтернативных источников энергоснабжения. Во-вторых, единичная мощность французских, немецких и японских АЭС меньше, чем один чернобыльский мегаватник РБМК. В-третьих, трудно себе представить, чтобы из трубы французской и уж тем более немецкой АЭС в тихую безлунную ночь, не то что среди бела дня, продолжали регулярно сбрасывать в атмосферу еще и ненормированные радоновые отходы с работающих реакторов. (Сколько выбрасывают радона в окружающую среду наши станции, может быть темой отдельной статьи, из которой читатель бы узнал, какова истинная роль АЭС в загрязнении окружающей территории в радиусе до 500 километров.) Что радионуклидное загрязнение территории Украины произошло еще до Чернобыля и, как это ни печально, продолжается и поныне. Но Н.Власенко и М.Коротенко посчитали, что этой проблемы нет и посему даже не стали о ней упоминать.

У англичан бытует поговорка: «Если человек обманул меня однажды, значит, он плохой человек. Если человек обманул меня второй раз — значит, я глупый человек». Не хотелось бы, чтобы мой народ в очередной раз оказался обманутым.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно