ЗАКОН О «ПОЛИГОНЕ» ПОКА В ЗАГОНЕ. ПОКА?

21 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

Как ни странно это покажется, но современные последователи «очищенного» Ленина в украинском парл...

Как ни странно это покажется, но современные последователи «очищенного» Ленина в украинском парламенте по отношению к президентскому Закону о власти и местном самоуправлении поступили почти в соответствии с троцкистской формулой «ни войны, ни мира, а армию распустить».

Проект закона, как известно, был отправлен на повторное второе чтение в первой декаде мая с четким указанием — доработать спорные статьи в соответствии с действующей Конституцией Украины. А «спорными статьями» оказались практически все, где содержится упоминание о Президенте и о предоставлении ему каких-либо дополнительных полномочий. Другими словами, «дорабатывать» будут саму суть законопроекта, а именно — усиление вертикали исполнительной власти под началом Президента. Причем дошло почти до абсурда: левые фракции в Верховном Совете Украины, выступая и против президентской власти вообще, и против Леонида Кучмы, провозгласившего курс на «капитализаторские» рыночные реформы, лично, не проголосовали даже за название третьего раздела закона «Президент Украины», а затем приступили к обсуждению (и провалили почти все)... чего бы вы думали? Правильно — самой сути власти Президента и основных его функций. Все эти статьи стараниями левых не набрали нужного количества голосов, и роль Президента сводилась фактически к исполнению функций премьер-министра, главы правительства, который под чутким руководством парламента, направляемый и поправляемый им, должен руководить социально-экономическим развитием страны.

Левые старались и еще будут стараться выхолостить, проигнорировать по меньшей мере два обстоятельства, определяющие суть Закона о власти.

Во-первых, заложенный в нем принцип четкого распределения функций трех ветвей власти: законодатели принимают законы, исполнители их исполняют, а судьи — судят за неправильное исполнение и следят за соблюдением законодательства. Об этом в зале парламента было сказано откровенно, но не было услышано. Как не было услышано еще одно: Президент в это кризисное время не только требует дополнительной власти, но и берет на себя дополнительную ответственность. Законопроект четко оставил исполнителям и законодателям механизмы воздействия друг на друга в случае несогласия с проводимыми курсами. Парламент мог бы проводить импичмент Президенту, если тот совершал тяжкие преступления, к примеру нарушал Конституцию, и это устанавливалось Конституционным судом. А Президент, в свою очередь, мог бы распускать парламент и назначать новые выборы, если депутаты не смогли бы дважды подряд принять решение — «за» или «против» по правительственной программе жизни и развития государства или согласиться с проектом бюджета, подготовленным исполнительной властью. При большом желании обе стороны могли играть в эти игры бесконечно, достаточно было договориться и избрать Конституционный суд, не зависимый от обеих. Впрочем, вопреки декларациям избирать именно такой Конституционный суд пока не желают обе стороны. Если бы желали, то уже избрали бы.

На самом деле с новой силой на этой и на прошлой неделе разгорелся старый украинский спор — какой быть Украине в дальнейшем: парламентской, президентской, парламентско-президентской или президентско-парламентской республикой. Левые в Верховном Совете, естественно, выступили за парламентско-президентскую форму правления, что особо четко проявилось в их стремлении сохранить вертикальную «матрешку» всевластия Советов снизу доверху со строгим подчинением сверху донизу. «Незамеченным» остался мировой опыт функционирования государственной исполнительной власти, которая осуществляла бы общегосударственные программы, обязательные для всех, и в то же время не пересекалась с исполнением функций и правами местного самоуправления, например, на уровне городов. Закон о власти это предусматривал, однако дробил упомянутую советскую «матрешку», а следовательно, был отброшен.

Второе определяющее обстоятельство заключалось в том, что Закон о власти в случае принятия заменял то состояние политико-правовой неопределенности, в котором Украина пребывает с момента провозглашения своей независимости и которое характеризуется почти абсолютной импотенцией государственной власти в осуществлении своих функций. Нет, конечно, придерживаться на каком-то уровне жизнедеятельности, постоянно скатываться в третьеразрядные эта власть может, но предложить и — главное! — что-либо сделать для оздоровления и дальнейшего перспективного развития вряд ли. Последний опыт, повторяю, это подтверждает.

Принятие же Закона о власти, естественно, ничего сразу бы не решало, но давало бы хоть какую-то надежду, так как Украина превращалась бы в своеобразный полигон для функционирования в новом режиме. Функции и права властей размежевывались бы (по крайней мере на бумаге с вполне определенными подписями ответственных), наверху каждый отвечал бы за свое, а регионы, зная общегосударственные ориентиры и получив большую самостоятельность, могли бы, не боясь окрика «верховных», изыскивать внутренние ресурсы для решения местных проблем. Это, конечно, можно делать и сейчас, однако запутанность законов плюс чисто исполнительский менталитет даже высших руководителей, а не то что местных «князьков» дают именно то, что сегодня и имеем.

Кроме того, и это очень немаловажно, принятие Закона о власти и функционирование страны по-новому, как и в случае с подталкиванием необходимого избрания Конституционного суда служили бы своеобразным стимулятором для дальнейших поисков путей усовершенствования всеми заинтересованными сторонами. Противники закона тоже, видимо, умышленно не захотели акцентировать внимание на том, что многократно и упорно повторял докладчик от многопартийной исполнительско-законодательной согласительной комиссии Василий Дурдинец. Он говорил о том, что Закон о власти временный и принимается на переходный период, до принятия новой Конституции Украины.

Другими словами, если бы кому-то из участников нового процесса что-либо не нравилось в жизни государства и властей, если бы кто-либо, пользуясь законом, попытался бы перетягивать властное одеяло на себя (а это у нас, кажется, неизбежно), то всегда можно было бы ускорить работу над новой Конституцией и в ней выровнять все неровности, откорректировать те механизмы, которые давали возможности для злоупотреблений. Это нормальный для всех стран мира процесс конституционного строительства и усовершенствования. Главное — пресечь стагнацию и двигаться, извините, хоть куда-то, а не сидеть сиднем.

Конечно, подлинные планы сторонников и противников Закона о власти неведомы никому, возможно, даже им самим. Чужая душа, как известно, — потемки. Однако очевидно другое: неопределенность в развитии государства, разбазаривание на этом фоне общенационального достояния, дальнейшее обнищание народа ведут к хаосу, к росту требований навести порядок «сильной рукой», а в конечном счете, возможно, к старым авторитарным, а то и тоталитарным основам существования. Если именно на это надеются левые и хотят предложить себя в качестве новых спасителей нации по старым рецептам, то это уже действительно слишком!..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно