ЗАБАСТОВКА ШАХТЕРОВ: СТАРТ ДАН. КОГДА БУДЕТ ФИНИШ — НИКТО НЕ ЗНАЕТ

9 февраля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 9 февраля-16 февраля

Всеукраинская забастовка шахтеров, взяв старт 1 февраля, плавно пошла на второй круг с осознанием того, что финишная черта находится там, где никто не знает...

Всеукраинская забастовка шахтеров, взяв старт 1 февраля, плавно пошла на второй круг с осознанием того, что финишная черта находится там, где никто не знает. Состоявшийся 8 февраля в Донецке митинг только лишний раз подчеркнул, что стороны, которые противостоят друг другу, так же далеки от точек соприкосновения, как и неделю, и месяц назад. Если премьер-министра нельзя «заморозить», то шахтеров нельзя «накормить» обещаниями, что вот-вот дела их станут лучше и все спорные вопросы будут решены. Они не верят никому. Попытавшийся донести позицию «верхов» до «низов» донецкий губернатор Владимир Щербань столкнулся с резким неприятием собравшихся. Свист, который время от времени прерывал его выступление, это - пожалуй, самое мягкое, что можно сказать о реакции собравшихся. Самое интересное то, что, увидев редакционное удостоверение, народ сразу дал комментарий: «Свисти - не свисти. Говори - не говори, все равно о том, что мы думаем о губернаторе, нигде написано не будет». Довольно странная позиция в отношении руководителя Либеральной партии Украины, который только из-за одного названия должен делать все, чтобы у электората существовало как можно больше возможностей высказать свою точку зрения. Так что вопрос о переименовании Либеральной партии Украины в Либерально-трудовую пока под большим вопросом. Вот если либеральный украинский собственник накормит трудовой народ, тогда... Если же возвращаться к самой забастовке, то вся информация о ней находится в головном штабе, где итоги ее первых дней комментирует заместитель председателя ЦК профсоюза работников угольной промышленности Виктор ТУРМАНОВ:

- Сегодня на митинге мы дали всем понять, что забастовка состоялась. Она - свершившийся факт. Самая же страшная беда для головного штаба, для руководителей профсоюзов отрасли та, что за все это время нет практических шагов и подвижек ни со стороны правительства, ни со стороны Президента по переговорному процессу. Было сделано заявление, что в отрасль уже направлено 6 трлн. крб. и будет направлено еще 10 трлн. крб. У меня перед митингом состоялся разговор с регионами, и я с полной ответственностью заявляю, что денег этих там не видели. За первую неделю забастовки пришли 2,6 трлн. крб и их сразу разделили. Но самое интересное, что разделили при этом еще и шахтеров. Тем, кто не присоединился к забастовке, - зарплату выплачивают, а те, кто бастует, - на это только смотрят. Мы на заседании штаба приняли решение - наши представители выезжают в Киев, встречаются с министром угольной промышленности и ставят жесткое условие. Если такая политика будет продолжаться и дальше, будет поставлен вопрос об его отставке с министерского поста.

По всем восьми дням забастовки в СМИ идут искаженные данные. Наше министерство преподносит все руководителям государства так, что у них может создаться впечатление, что забастовки как таковой и нет. Мы отчетливо осознаем, что самое главное - не разрушить производство. Нельзя больше, чем на 5 дней, останавливать забой. Поэтому ведется его обновление. Но это не говорит о том, что шахта работает. А ее считают в числе работающих. Официальные данные на сегодня таковы: 82 шахты бастуют, 85 - не отгружают уголь, не работают 3 завода, 19 обогатительных фабрик. Приходили к нам в головной штаб забастовки коксохимики, обращались представители электростанций: «Дайте угля!» Мы их понимаем, но это не наша вина. Это беда нашего правительства. Пускай обращаются к нему. Сегодня на митинге мы приняли обращение к председателю Верховного Совета Александру Морозу с тем, чтобы Верховный Совет Украины, как представитель народа, стал арбитром в конфликте между шахтерами, правительством и Президентом. Шахтеры не требуют повышения зарплаты. Отдайте нам то, что мы заработали с учетом индексации. И все!

Кто стоит за забастовкой? Да никто. Мы прошли все цивилизованные формы переговоров с руководством государства, и данная акция - последнее, крайнее средство заставить правительство повернуться лицом к своему народу.

Верховный Совет принял решение о дотационности угольной промышленности в 1996 году. Все хорошо, только какая сумма будет выделена угольной отрасли? Если только 125 триллионов, то это только дотация. Наши расчеты показывают, что надо 305 трлн. крб. для того, чтобы угольная отрасль начала выкарабкиваться из кризиса.

Что касается реструктуризации, то шахтеры понимают, что ее надо проводить, но не такими методами, как предлагает правительство и министерство. Нас очень волнует вопрос о социальной защищенности людей в связи с закрытием шахт. Рабочих основных профессий можно перебросить на соседние шахты, но что делать с пенсионерами, регрессниками, инвалидами? Никаких конкретных наработок этих вопросов нет ни в Донецкой облгосадминистрации, ни в правительстве.

Длительная забастовка никому не нужна. Уже начали поступать средства в забастовочный фонд. Не большие, но мы знаем, что с нами солидарны. А премьер, в свою очередь, должен серьезно задуматься над конфликтом, который возник между шахтерами и правительством и который способен погубить всю Украину.

Я сторонник того, чтобы эта забастовка прекратилась как можно скорее. Надо в любое время, хоть ночью, но сесть за стол переговоров всем заинтересованным сторонам. Если забастовка будет продолжаться и дальше, то она неминуемо перерастет в забастовку политическую.

О том, что думают шахтеры по поводу дел в угольной промышленности, ясно. А как выглядит ситуация из кабинетов Донецкой облгосадминистрации? На вопросы любезно согласился ответить первый заместитель начальника Главного управления промышленности, энергетики, транспорта и связи облгосадминистрации Юрий ЯЩЕНКО.

- То, что можно решить на уровне Донецкой облгосадминистрации, - мы решаем. Сейчас главное - деньги. Все, что можно было найти в области - мы отдали. В частности, рассчитались за бытовое топливо. Работаем с потребителями, чтобы они своевременно расплачивались с угольщиками. Чтобы облегчить цену угля, мы готовы взять социальную сферу. Но для этого надо, чтобы в бюджете области были оставлены соответствующие деньги, а не забраны в государственный бюджет. Людей, которые сегодня бастуют, можно понять. Но легче от этого экономике не будет. Тяжелейшее положение складывается в энергетике. На Углегорской ГРЭС угля уже практически нет. На грани остановки Зуевская ГРЭС-2. Кураховская и Старобешевская протянут максимум 10 - 12 дней.

- Сегодня на митинге в выступлении губернатора Владимира Щербаня прозвучала одна фраза, которая очень не понравилась собравшимся шахтерам. О том, что Украина вынуждена закупать уголь не в Донбассе, а за границей в связи с тем, что свой уголь не подходит для технологического производства металлургических комбинатов. Это так?

- В самые лучшие времена в Донбасс завозилось порядка 30 миллионов тонн угля извне. Это - коксующие марки и некоксующий энергетический уголь. Именно для улучшения качества кокса, чтобы сделать качественный металл. В Донбассе уголь высокосернистый, и его надо разбавлять. Газовых углей у нас не хватает даже на две наши электростанции, которые на нем работают. Так что уголь завозили раньше, завозят сейчас и будут завозить в будущем.

- Одно из обвинений шахтеров, в том числе к облгосадминистрации, то, что информация о забастовке подается в Киев в искаженном виде. Что вы можете сказать по этому поводу?

- У меня есть данные по всем дням забастовки, и я могу смело говорить, что мы ничего не приукрашиваем. Сколько шахт бастует на данный конкретный день, о таком количестве мы и сообщаем. На 7 февраля из 114 шахт полностью бастовали 23, работали но не отгружали уголь - 47, работают и отгружают уголь - 44. Добыча угля 91,3 тыс. тонн. До забастовки эта цифра составляла 115 тыс. тонн.

- Все чаще и чаще стала появляться информация со ссылкой на различные источники, что при проверке хозяйственной деятельности шахт обнаруживаются факты, что деньги, которые выделялись на зарплату рабочим, использовались не по назначению. В частности, разговор идет о шахте имени Засядько. Если можно, ваш комментарий...

- По шахте Засядько у меня нет конкретных данных. Но то, что нарушения возможны - отрицать нельзя. Всеми этими вопросами занимаются соответствующие органы. Так, есть вопросы по шахте им.«Гагарина»... Еще летом КРУ занималось шахтой им. Стаханова. Там были найдены нарушения. Это пока и все.

Итак, пошла вторая неделя всеукраинской забастовки. 10 февраля митинг, аналогичный донецкому, состоится в Луганске. Забастовочное движение набирает силу, и пока что никто не может точно назвать дату, когда это все закончится.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно